Понятие патрологии и основные этапы ее истории

share the uri
  • Понятие патрологии и основные этапы ее истории

    В данной статье «патрологией», т.е. «наукой об отцах (от греч. πατήρ, лат. pater, «отец [церкви]») именуется дисциплина, изучающая биографии, сочинения и учения христианских авторов первой половины II в. н.э. – середины. VΙΙΙ в. (т.е. ее предметом является патристика). Термины «патрология» и «патристика» иногда используются как синонимы; существует также традиция называть «патрологиями» собрания текстов христианских авторов указанного периода. Сам термин «патрология» появился в XVII в. Вплоть до конца Средних веков патрология существовала лишь как просопография, в виде комментированных перечней персоналий. Только начиная с Возрождения в нее стали привноситься критические методы и стремление к систематическому осмыслению исследуемого материала, благодаря чему она постепенно превращалась в дисциплину, все менее зависимую от господствующей церковной традиции.

    Просопографический период (IV–XV вв.). Принципы христианской просопографии намечены Евсевием Кесарийским (ок. 263–340) во введении к «Церковной истории»; он впервые ввел термин «церковный писатель» (ἐκκλεσιαστικòς συγγραφεύς), не ориентированный на иерархический критерий и позволявший свободно оперировать критерием ортодоксальности. Однако фактическим родоначальником христианской просопографии и, следовательно, жанра патрологии стал Иероним Стридонский. В 392 в Вифлееме он опубликовал сочинение «О знаменитых людях» (De viris illustribus), где в 135 главах изложены биографии самых известных христиан от ап. Петра до самого Иеронима; первые 78 глав основаны на материалах Евсевия и воспроизводят все содержавшиеся там неточности; к ним добавляются собственные ошибки Иеронима. Тем не менее это сочинение во многих случаях остается незаменимым источником (таковы сведения о Минуции Феликсе, Тертуллиане, Киприане, Новатиане, Лактанции). Главное отличие нового жанра составлял его «каталогизаторский» характер: от церковной истории и житийной литературы он отличался более «светским» характером, иными принципами отбора и изложения материала. Концептуальную его сторону определяет термин «церковные писатели», заимствованный у Евсевия, но принятый в гораздо более свободном значении – им объединяются все авторы, выбранные Иеронимом. Он, как и Евсевий, не учитывает ортодоксальность авторов и тем предвосхищает методику позднейших протестантских «историй христианской литературы». Ок. 480 Геннадий Марсельский выпустил дополнение к его сочинению под тем же названием. Продолжает этот ряд одноименное сочинение (46 глав) Исидора Севильского, законченное ок. 615 и тоже задуманное как дополнение к труду Иеронима.

    Затем просопографией занимались почти исключительно западные авторы (если не считать нескольких разделов «Библиотеки» Фотия), которые уделяли внимание тому, что лучше знали сами. В конце XI в. бенедиктинский хронист Сигберт из Жемблу (ум. 1112) выпустил обширное (171 глава) сочинение с традиционным названием «О знаменитых людях»; в нем помещены биографии ряда средневековых авторов, из восточных упомянут только Дионисий Ареопагит. В 1122 Гонорий Августодунский выпустил сочинение под названием «О светочах церкви». Ок. 1135 появился труд «О церковных писателях», т.н. Анонима из Мелька. Завершает этот ряд вышедшее уже в эпоху книгопечатания обширное сочинение аббата Иоанна Тритемия (ум. 1516) «О церковных писателях» (Базель, 1494), содержащее сведения почти о тысяче авторов, частью даже и не представителей патристики.

    Начало и оформление систематики (XVIIXVIII вв.). Превращению патрологии из поверхностной просопографии в систематическую научную дисциплину способствовали Возрождение и Реформация. Мощным импульсом послужило становление классической филологии как самостоятельной дисциплины, чему сопутствовало собирание, изучение и издание текстов отцов церкви. Первый и во многом предварительный этап систематики еще не знал тех резких противоречий между католическими и протестантскими исследователями, которые проявились лишь два века спустя.

    Среди сочинений католических авторов выделяются: «О церковных писателях» кардинала Беллармино (R. Bellarminus ум. 1621), «Новая библиотека церковных писателей» Дю Пена (L. Du Pin ум. 1719), «Аппарат к Большой библиотеке древних отцов» Ле Нурри (N. Le Nourry ум. 1724), «Всеобщая история святых и церковных писателей» Селье (R. Ceillier ум. 1761). Особо следует отметить 16-томные «Материалы для изучения церковной истории первых шести веков» Де Тиллемона (L.S. Le Nain de Tillemont ум. 1698). Труд Беллармино еще во многом напоминает старую просопографию. Дю Пен предлагает более солидное изложение и уделяет большее внимание деталям. Уже в этих двух работах проявляется намерение расширить рамки патристики за счет Средних веков и более позднего времени – вплоть до конца XV в. и даже до начала XVII в. Обширное сочинение Селье начинается Моисеем и заканчивается Вильгельмом Овернским. Лишь работа Ле Нурри по греческим отцам не выходит за пределы III в., по латинским – IV в., а труд Тиллемона завершается началом VI в.

    Среди работ протестантских авторов наиболее заметны: «Литературная история церковных писателей» Кейва (G. Cave ум. 1713), доведенная до XIV в., «Рассуждение о церковных писателях» Удена (C. Oudin ум. 1717), доходящее до XV в., и целый ряд работ, которые впервые получили название «Патрология» – Герхарда (J. Gerhard ум. 1637), Хюльземана (J. Hülsemann ум. 1661) и Олеария (J. Olearuis ум. 1684). В течение XVIII в. название «Патрология» постепенно вошло в научный обиход. Параллельно в протестантских учебниках догматики появляется и входит в употребление термин «патристика» – пока как прилагательное в словосочетании theologia patristica («патристическое богословие», в отличие от theologia biblica и theologia symbolica). По версии протестантского теолога Будде (J. Buddeus ум. 1729), theologia patristica – «совокупность священных догматов согласно суждению и определению отцов». В начале XVIII в. «патристика» как субстантив в названиях книг еще не фигурирует.

    Наряду с патрологией в собственном жанровом смысле этого термина начали выделяться более специализированные направления. Историко-литературное представлено «Греческой библиотекой» Фабриция (J. Fabrizius ум. 1736) и «Историко-литературной библиотекой латинских отцов» Шенемана (C. Schoenemann ум. 1802). Примерами догматически ориентированных патрологий, напоминающих образцы будущего жанра Dogmengeschichte («история догматов»), могут служить, помимо прочих, работы Шрама (D. Schram) и Лумпера (G. Lumper). Окончательное преодоление просопографичности и обретение патрологией полноценного самосознания совершается в методологических дискуссиях второй половины XIX – начала XX в.

    Оформление жанра патрологии в дискуссиях XIX – начала XX вв. и основные современные тенденции. XIX век отмечен решающими достижениями в области текстологии. В 1840-х гг. начинает выходить наиболее полное на то время собрание текстов греческих и латинских христианских авторов – знаменитая «Патрология» Миня (см. III.1). В середине столетия начинают выделяться как самостоятельные области сирийская и армянская патрологии. Конец века ознаменован многочисленными находками, относящимися к древнейшему периоду христианской литературы («Дидахе» и др.). В течение всего века ведется критический пересмотр изданий предшествующих трех веков. Число исследований вырастает в такой мере, что один XIX век дает по количеству больше, чем все предшествующие времена, при неизмеримо лучшем качестве. К середине века количество работ, посвященных отдельным авторам или проблемам, превысило количество трудов общего характера. В научный процесс постепенно включаются новые регионы, – в частности заявляют о себе американская и русская патрологические школы. Наконец, повышается внимание к патристике среди филологов, историков, философов, и в патрологических работах филологическая скрупулезность все теснее сочетается с исторической корректностью и глубиной проблемного анализа.

    Во второй половине XIX в. происходит окончательное оформление двух противоположных направлений – католического и протестантского, при этом центр научной активности перемещается из Франции в Германию.

    Католическое направление представлено работами И. Мелера (J. Moehler ум. 1838), М. Перманедера (M. Permaneder ум. 1862), И. Фесслера (J. Fessler ум. 1872), И. Альцога (J. Alzog ум. 1878), И. Ниршля (J. Nirschl ум. 1904), а также авторов новой генерации – Г. Кина (H. Kihn ум. 1912) и особенно О. Барденхевера (O. Bardenhewer ум. 1935). В работах католического направления термины «патрология» и «патристика» точного значения не имели. Субстантив «патристика», которым протестанты в XVIII в. иногда обозначали догматическое содержание учений христианских авторов, на рубеже XVIII–XIX вв. начинает выходить из употребления в этом значении, поскольку соответствующая дисциплина преобразуется в историю догматов (Dogmengeschichte). Некоторые католические авторы (например, Мелер, Райтмайр и Барденхевер) считали, что «патристика» как особый термин не нужна, и на протяжении XIX в. в названиях католических работ он встречается все реже и реже. В работе Ниршля «Учебник патрология и патристики» под «патрологией» понимается просопографическая сторона предмета, а «патристика» определяется как «систематическое изложение вероучения и нравственного учения отцов церкви и церковных писателей». Наконец, термины «патристика» и «патрология» используются и как синонимы (Crouzel).

    Протестанты, среди которых выделялись Ф. Овербек (F. Overbeck ум. 1905), Дж. Дональдсон (J. Donaldson ум. 1915), Г. Йордан (H. Jordan ум. 1922), (G. Krüger ум. 1922), Т. Цан (Th. Zahn ум. 1933) и в особенности А. Харнак (A. Harnack ум. 1930), суммировали свою позицию в термине древнехристианская или раннехристианская литература – антиподе католической «патристики». Католических авторов они объявили ненаучными в силу догматической предвзятости: любая догматика исторически обусловлена. Попытка отыскать «отцов церкви» даже в первоначальную эпоху христианства – незаконная экстраполяция идеологических норм позднейшей эпохи на предшествующую, утверждение изменчивых и в принципе не определимых критериев ортодоксальности в качестве вневременных констант. В методологическом отношении протестантские авторы различали «раннехристианскую» (urchristliche) (до середины II в.) и «древнецерковную» (altkirchliche) литературу. Существует принципиальное различие между текстами новозаветного круга (Urliteratur) и патристикой. Если Новый Завет и родственные ему тексты («первоначальное христианство») – сочинения не литературные, то апологетика (первый жанр «древнецерковной литературы») – это «литература», рассчитанная на светскую аудиторию, усвоившую греко-римские художественные формы. При такой презумпции изначальные и появившиеся впоследствии тексты можно объединить только в рамках формально-литературного подхода, для которого конфессиональная позиция автора несущественна. «Широкий» протестантский взгляд позволял включать в сферу изложения любых околохристианских авторов (в том числе гностиков и манихеев). Важной особенностью протестантских работ является ограничение предмета первыми тремя веками н.э. (Харнак в образцовой работе «История древнехристианской литературы до Евсевия», Дональдсон, Крюгер); лишь работа Йордана с ее историко-литературным характером доведена до VII в.

    Позиция католиков наиболее полно представлена Барденхевером. С его точки зрения, абсолютизация формально-литературного подхода приводит протестантов к убеждению, что патристика фактически тождественна светской литературе, уступая ей, однако, в чисто художественном отношении. Но христианские авторы – не «писатели» и не «литераторы», они прежде всего члены церкви, и содержание их произведений для них неизмеримо важнее литературной формы. Поэтому в содержательном отношении патристика ближе к теологии, чем к «чистой» литературе, и протестантская методология «истории христианской литературы» совершенно игнорирует внутренние установки тех авторов, которых она изучает. Правда, протестантская критика побудила Барденхевера, как и многих католических авторов до него, усвоить историко-критические методы оппонентов в той мере, в какой они не противоречили их собственным принципиальным установкам, изменить свой подход в сторону большей открытости, гибкости и лояльности по отношению к неортодоксальным авторам (в том числе гностикам и им подобным), рассматривавшимся при этом как маргинальное явление по отношению к принятой церковью норме (GakL I, 21). Единственное, чего необходимо избегать, – это включения в рамки патрологии текстов Нового Завета, поскольку происхождение и характер этих текстов требуют иных методов оценки и изучения (GakL I, 31–33); последнее обстоятельство признал и Харнак, исключивший корпус Нового Завета, кроме апокрифических текстов, из своей «Истории». Результатом синтеза традиционализма и большей объективности должна стать новая, «непредвзятая» патрология, которую сам Барденхевер называет «историей древнецерковной литературы», т.е. историей теологической литературы древности, стоящей на почве церковного учения (там же I, 19). Эта по преимуществу историческая (I, 20) дисциплина должна излагаться не с формально-литературной, а с догматико-теологической точки зрения, с точки зрения истории идей.

    Таким образом, позиция Барденхевера зафиксировала те продуктивные тенденции, в русле которых шло развитие патрологии на протяжении XX в. и реализацией которых можно считать «Патрологии» Квестена и Альтанера (ум. 1964). Благодаря протестантской критике была осознана необходимость сделать патрологию дисциплиной более объективной, более свободной от догматических пристрастий и романтического просопографизма. К началу ХХ в. «патрологи» осознали исторический характер своей дисциплины, они поняли, что даже если допустить существование некой вечной и надвременной истины, то способы ее постижения, осмысления и выражения остаются во всяком случае изменчивыми. Со своей стороны, протестанты признали, что «христианская литература» (если принимать во внимание субъективные намерения ее создателей в первые века н.э.) с самого начала была догматична, традиционалистична и церковна, а исключения лишь подтверждают это общее правило. Итак, имеет место известное сближение позиций и, по-видимому, подобная тенденция будет доминировать в обозримом будущем. Конечно, полного совпадения взглядов быть не может, и сами названия «Патрология» и «История христианской литературы» до сих пор позволяют почти безошибочно определить методологическую и конфессиональную позицию автора. Но само стремление понять друг друга создает благоприятные возможности для появления «буферных» позиций, а значит, и для поиска взаимоприемлемых моделей истории христианской культуры.

    Таким образом, к началу ХХ в. патрология, наконец, достигла этапа полноценного самосознания. Позиции патрологов утратили первоначальную догматическую стерильность, но, несомненно, выиграли в отношении исторической корректности и конфессиональной терпимости. Именно это обстоятельство и позволяет считать католическую, протестантскую и православную позиции полноправными представителями единой дисциплины, которую можно по-прежнему именовать «патрологией».

  • Источники:

  • Gennadius. De viris inlustribus / Ed. E.C. Richardson. Leipzig, 1896.
  • S. Eusebii Hieronymi De viris illustribus / Ed. D. Vallarsi // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.P. Migne. T. 23. Parisiis, 1883. Col. 601–719 (рус. пер. Творения. Ч. 5. Киев, 1910. С. 258–314). Современное издание: Gerolamo. Gli Uomini illustri. Italian and Latin / A cura di A. Ceresa-Gastaldo. Firenze, 1988.
  • «De viris illustribus» de Ildefonso de Toledo / Estudio y edición crítica C. Codoñer Merino. Salamanca, 1972.
  • «De viris illustribus» de Isidoro de Sevilla / Estudio y edición crítica C. Codoñer Merino. Salamanca, 1964.
  • Литература:

  • Altaner B. Der Stand der patrologischen Wissenschaft und das Problem einer neuen altchristlichen Literaturgeschichte // Studi e testi. 1946. No. 121. P. 483–520.
  • Alzog J. Grundriss der Patrologie oder der älteren christlichen Literargeschichte. Freiburg i.B., 1866.
  • Bardenhewer O. Geschichte der altkirchlichen Literatur. Bd. 1–5. 2 Aufl., Freiburg, 1913–1932 (Neudr. Darmstadt, 1962).
  • Bardenhewer O. Patrologie. Freiburg, 1894 (3 Aufl., 1910).
  • Bellarminus R. De scriptoribus ecclésiasticis liber unus. Romae, 1613.
  • Benoit A. L’actualite der pères de l’Église. Neuchâtel, 1961.
  • Bernoulli C.A. Der Schriftstellerkatalog des Hieronymus. Freiburg i.B.; Leipzig, 1895.
  • Bertini F. Isidoro e Ildefonso continuatori di Gerolamo biografo // Gerolamo e la biografia letteraria / A cura di A. Ceresa-Gastaldo. Genova, 1989. P. 105–122.
  • Buddeus J. Isagoge historico-theologica ad theologiam universalem. Lipsiae, 1727.
  • Cave G. Scriptorum ecclesiasticorum historia litteraria a Chr. n. usque ad saec. XIV. Londinii, 1688.
  • Ceillier R. Histoire générale des auteurs sacrés et ecclésiastiques. T. 1–23. Paris, 1723–1763.
  • Crouzel H. Die Patrologie und die Erneuerung der patristischen Studien // Bilanz der Theologie im 20. Jahrhundert / Hrsg. von H. Vorgrimmler und R. Van der Gucht. Bd. 3. Freiburg, 1970. S. 504–529.
  • Czapla B. Gennadius als Literarhistoriker. Münster, 1898.
  • Donaldson J. A critical history of Christian Literature and Doctrine from the death of the Apostles to the Nicene Council. Vol. 1–3. London, 1864–1866.
  • Du Pin L.E. Nouvelle bibliothéque des auteurs ecclésiastiques. T 1–58. Paris, 1686–1711.
  • Dzialowski G. Isidor und Ildefons als Literarhistoriker. Münster, 1898.
  • Endres J.A. Honorius Augustodunensis. Kempten, 1906.
  • Ettlinger E. Der sogenannte Anonymus Mellicensis De scriptoribus ecclesiasticis. Text- und quellenkritische Ausgabe mit einer Einleitung. Karlsruhe, 1896.
  • Fabricius J. Bibliotheca Graeca s. notitia scriptorum veterum graecorum. Vol. 1–14. Hamburgi, 1705–1728.
  • Fessler J. Institutiones patrologiae. T. 1–2. Oeniponte, 1850–1851 (denuo recensuit, auxit edidit B. Jungmann. Innsbruck, 1890–1896).
  • Gerhard J.Ε. Patrologia sive de primitivae ecclesiae christianae doctorum vita ac lucubrationibus opusculum posthumum. Jenae, 1653.
  • Harnack A. Geschichte der altchristlichen Literatur bis Eusebius. Teil 1: Die Überlieferung und der Bestand. Leipzig, 1893; Teil 2: Die Chronologie. Bd. 1–2. Leipzig, 1897–1904 (2 Aufl., Leipzig, 1958).
  • Hauschild W. Grundprobleme der altkirchlichen Dogmengeschichte // Verkündigung und Forschung. 1984. Bd. 29. S. 4–31.
  • Hirsch S. De vita et scriptis Sigiberti monachi Gemblacensis. Berolini, 1841.
  • Hülsemann J. Patrologia. Lipsiae, 1670.
  • Jordan H. Geschichte der altchristlichen Literatur. Leipzig, 1911.
  • Jungmann E. Quaestiones Gennadianae. Lipsiae, 1881.
  • Kihn H. Patrologie. Bd. 1–2. Paderborn, 1904–1908.
  • Koch H. Vincenz von Lerin und Gennadius: Ein Beitrag zur Literaturgeschichte des Semi-pelagianismus. Leipzig, 1907.
  • Krüger G. Geschichte der altchristlichen Literatur in den ersten drei Jahrhunderten. Freiburg i.B., 1895.
  • Krüger G. Patristik, Patrologie, Geschichte der altkirchlichen Literatur, Geschichte der altchristlichen Literatur // Die Realenzyklopädie für protestantische Theologie und Kirche. 3 Aufl. / Hrsg. von A. Hauck. Bd. 15. Leipzig, 1904. S. 1–13.
  • Le Nain de Tillemont L.S. Mémoires pour servir à l’histoire ecclésiastique des six premiers siècles. T. 1–16. Paris, 1693–1712.
  • Le Nourry N. Apparatus ad Bibliothecam maximam veterum patrum et antiquorum scriptorum ecclesisasticorum Lugduni editam. T. 1–2. Parisiis, 1703–1715.
  • Lumper G. Historia theologico-critica de vita, scriptis atque doctrina SS. Patrum aliorumque scriptorum ecclesiasticorum trium primorum saeculorum ex virorum doctissimorum literariis monumentis collecta. T. 1–13. Aug. Vindobonae, 1783–1799.
  • Moehler J. Patrologie oder christliche Literаrgeschichte. Bd. 1: Die ersten drei Jahrhunderten / Hrsg. von F.X. Reithmayr. Ratisbon, 1840.
  • Nirschl J. Lehrbuch der Patrologie und Patristik. Bd. 1–3. Mainz, 1881–1885.
  • Olearius J. Abacus patrologiae. Jenae, 1673.
  • Oudin C. Commentarius de scriptoribus ecclesiasticis. T. 1–3. Francoforti ad Moenum, 1722.
  • Overbeck F. Studien zur Geschichte der alten Kirche. Chemnitz, 1875.
  • Overbeck F. Über Entstehung und Recht einer rein historischen Betrachtung der neutestamentlichen Schriften in der Theologie. 2 Aufl. Basel, 1875.
  • Overbeck F. Über die Anfänge der patristischen Literatur // Historische Zeitschrift. 1882. Bd. 12. S. 417–472 (Neurd. Basel, 1954).
  • Paulsen H. Zur Wissenschaft vom Urchristentum und der Alten Kirche // Zeitschrift für die neutestamentliche Wissenschaft. 1977. Bd. 68. S. 200–230.
  • Permaneder M. Bibliotheca patristica. Vol. 1–2. Landishuti, 1841–1844.
  • Schleichert B. Institutiones patrologiae usibus Academicis accomodatae. Pragae, 1777.
  • Schoenemann C.T.G. Bibliotheca historico-literaria Patrum Latinorum a Tertulliano principe usque ad Gregorium M. et Isidorum Hispalensem. T. 1–2. Lipsiae, 1792–1794.
  • Schram D. Analysis operum SS. Patrum et scriptorum ecclesiasticorum. T. 1–18. Aug. Vindobonae, 1780–1796.
  • Siniscalco P. Patristica, Patrologia e letteratura cristiana ieri e oggi // Augustinianum. 1980. Vol. 20. P. 383–400.
  • Sychowski St. Hieronymus als Literarhistoriker. Münster, 1894.
  • Vielhauer Ph. Geschichte der urchristlichen Literatur. Einleitung in das Neue Testament, die Apokryphen und die Apostolischen Vater. Berlin; New York, 1975 (4 Aufl. 1985).
  • Wiest S. Institutiones patrologiae in usum Academicum. Ingolstadii, 1795.
  • Wilhelm W. Patrologia ad usum Academicum. Friburgo Brisgojae, 1775.