Дифференцированный подход к истории философии религии

share the uri
  • Дифференцированный подход к истории философии религии

    Опыты рассмотрения генезиса и эволюции философии религии в контексте философии-о-религии вне всяких оговорок в связи с «философией религии в широком смысле» также достаточно основательно представлены в литературе по предмету.

    Из англоязычных историков философии можно выделить прежде всего Джеймса Коллинза, чья монография «Возникновение философии религии» (1967) пользуется и в настоящее время немалым авторитетом. Основная подготовительная работа для становления философии религии как дисциплины была осуществлена, по его выкладкам, в XVII веке: скептики использовали теологическую полемику и религиозные войны для проблематизации «человеческой ценности» религии, Спиноза рассматривал библейскую религию лишь как исторический памятник, Герберт из Чербери (1583–1648) выделил исходные основания всеобщей «естественной религии», а Лейбниц пытался найти в «философских началах» координирующий центр по обеспечению религиозной организации мира [Collins, 1967, p. IX]. Однако основные события пришлись на период 1730–1830 гг., когда Юм, Кант и Гегель заложили основы философских теорий религии Нового времени: «с ними философия религии приходит в возраст и занимает свое место среди базовых частей философии» [Ibid., p. VIII]. Среди проблем, с которыми работала начальная философия религии, Коллинз выделял сам характер отношения философии к религии, соотношение философской рефлексии и религиозной веры, осмысление этики в религиозно-философском контексте [Ibid., p. 351–422]. Майкл Уэстфал, следуя Коллинзу, выделяет те же самые ключевые фигуры, уточняя, что смещение философского интереса от Бога к религии было определяющим для становления той дисциплины, которая в виде философии религии развивалась в Европе от Юма до Ницше [Westfall, 2004, p. 111]. Значительное место в ее непосредственной предыстории принадлежало «деистическому проекту», который направлялся просвещенческой мотивацией в виде «когнитивной заботы» об автономии всеобщего человеческого разума и «политической заботы» о веротерпимости. Именно деисты, различая «хорошую» религию и «плохие», сделали больше, чем кто бы то ни было, для выяснения природы религии как таковой [Ibid., p. 112]. Резкий «отрыв» новоевропейской философии религии от предыдущих стадий осмысления религии подчеркивал и Пол Гриффитс в статье «Сравнительная философия религии». Как бы ни трактовалось cамо словосочетание philosophy of religion (как genetivus objectivus – религия как предмет философии, или как genetivus subiectivus – философские проблемы, исходящие из самой религии), оно предполагает понимание религии как некоего родового единства, имеющего видовые деления (христианская религия, буддийская религия и т.д.), но сама идея религии как родового понятия была совершенно чужда и античности, и средневековью [Griffiths, 1995, p. 615]. Хотя данная идея обнаруживается уже у Николая Кузанского и Герберта из Чербери, «центральной темой и стандартным допущением» она становится у Спинозы, Локка и Лейбница, а «организующим принципом» – у тех же Юма, Канта и Гегеля [Ibid., p. 616].

    «Континентальных» историков философии религии этого направления (это популярное прилагательное на деле можно употреблять как собирательное только условно, поскольку на европейском континенте работают много философских программ, а не одна) можно подразделить на тех, кто придерживаются так называемого «широко-узкого» и «узко-узкого» подходов. Первые ставят акцент на подготовке оформления данной области философии в Новое время, вторые – на его завершении в эпоху Просвещения.

    Среди «широких из узких» можно выделить Ганса Киппенберга. Он видит корни философии религии уже в этимологизации самого термина religio у Цицерона (от re + leg = «сознательно рассматривать» богопочитание) и в альтернативной концепции христианского богослова Лактанция (от re + lig = «связывать» человека с Богом), поскольку в обоих случаях имело место осмысление «правильной» религии (в первом случае она противопоставлялась магии, во втором – «ложной связи» человека с ложными богами). Понятие истинной религия (vera religio) сохраняет значимость не только для Средневековья, но и для Нового время, когда философы начинают работать – в противопложность и теологам и атеистам – с религией «нейтральной», которая может быть «рационально обеспеченной». Другой важнейший фактор становления философии религии – различение религии как общественной институции и как внутреннего дела индивида. Первым религию серьезно проблематизировал Томас Гоббс с его различением «государственной религии» (confessio) и «частной религии» (fides), которые располагаются в сферах, соответственно, права и истины, политики и нравственности (при этом Гоббс отдавал предпочтение первой) [Kippenberg, 1999, S. 1174–1175]. Следующую «эпоху» в истории философии религии составил Юм, решительно разведя в своей «Естественной истории религии» два начала религии – ее «основание» в человеческом разуме и «происхождение» в человеческой природе. Именно юмовская философия религии задала новое направление будущему осмыслению религии, заложив основание ее антропологического объяснения [Ibid., S. 1175]. Третьей решающей фигурой в истории философии религии становится Руссо, у которого «истинная религия» является религией сердца, тогда как две другие – естественная религия философов и богооткровенная теологов – относятся к ложным. Руссо был очевидным оппонентом Гоббса – и в реабилитации религии как инстанции совести, и в концепции гражданской религии (подразумевается заключительная глава трактата «Об общественном договоре»), которая может разрешить дилемму религии общественной и индивидуальной и зиждется на очень простых обязанностях по отнoшению к Богу и ближнему [Ibid., S. 1175–1176]. Дальнейшие основные фигуры ранней истории философии религии – Кант, Гердер и Шлейермахер.

    К «узким из узких» историкам философии религии можно отнести Марианну Симон, издавшую книгу «Философия религии в работе Шлейермахера», из которой имплицитно следует, что философия религии возникла не ранее XVIII века (первые фигуры – Юм, Руссо и Кант). Это предположение подкрепляется уже эксплицитным разграничением понятий philosophie de religion и philosophie religieuse, которое «экземплифицируется», в частности, сопоставлением воззрений на Провидение у Лейбница со взглядами Августина и Аквината, а также рассуждениями о христианских догматах у Мальбранша и Беркли [Simon, 1974, p. 332–333]. То, что и некоторые другие французские философы религии считают, что их предмет восходит к XVIII веку, следует из сборника статей «Мыслить религию: исследования по философии религии», чей составитель ссылается в этой связи на Коллинза и Файерайса [Greisch, 1991, p. 6], а с ним солидаризируется и Натали Депра [Depraz, 2003, p. 27]. Среди немецкоязычных авторов этого направления можно выделить уже С. Хольма, который отказывал философии религии в самостоятельном существовании до «Религии в границах одного разума» Канта (1793) [Holm, 1960, S. 11] и В. Шпанна, настаивавшего на том, что своим происхождением философия религии обязана тому «смещению» в теологии XVIII века, вследствие которого она, утратив в целом авторитет своей «космологической» составляющей, пыталась компенсировать эту утрату «культурно-антропологической теорией религии» [Spann, 1996, S. 261].

    Есть (очень редкие) прецеденты «широкого узкого» подхода и в российской историографии. Так, С.С. Аванесов смог написать последовательный учебник по философии религии как философии-о-религии, уделив (как и Г. Киппенберг) этимологическим гипотезам Цицерона и Лактанция заслуженное место и предваряя это обзором понятия религия в различных древних культурах [см.: Аванесов 2013, с. 41–53]. Согласно другому учебнику, религия была предметом философии всегда, а предметом специальной дисциплины – не ранее XVIII века, конкретно начиная с Юма (почему именно с него, не разъясняется) [Яблоков, 2000, с. 11–12].

  • Литература:

  • Collins J. The Emergency of Philosophy of Religion. New Haven; London, 1967.
  • Depraz N. Le corps de gloire. Phénomenologie et religion: une method non-dualiste // Klarheit in Religionsdingen. Aktuelle Beiträge zur Religionsphilosophie / Hrsg. von W. Deppert, M. Rehnfeld. Leipzig, 2003. P. 23–42.
  • Griffiths P. Comparative Philosophy of Religion // A Companion to Philosophy of Religion / Ed. by L. P. Quinn and C. Taliaferro. Maiden (MA), 1995. P. 615–620.
  • Holm S. Religionsphilosophie. Stuttgart, 1960.
  • Kippenberg H. Philosophie XV: Religionsphilosophie / Religion // Enzyklopädie Philosophie / Hrsg. von H.J. Sandkühler. Bd. 2. Hamburg, 1999. S. 1174–1183.
  • Penser la religion, Recherches en philosophie de la religion / Comp. par J. Greisch. Paris, 1999.
  • Simon M. La philosophie de la religion dans l’œuvre de Schleiermache. Paris, 1974.
  • Spann W. Das Christentum als Gegenstand der Theologie und der Philosophie // Neue Zeitschrift für Systematische Theologie und Religionsphilosophie. 1996. Bd. 38. Hf. 3. S. 247–268.
  • Westpfal M. The Emergence of Modern Philosophy of Religion // A Companion to Philosophy of Religion / Ed. by L.P. Quinn and C. Taliaferro. Maiden (MA), 2004. P. 111–117.
  • Аванесов С.С. Философия религии. Томск, 2013.
  • Яблоков И.Н. Религиоведение: учебное пособие. М., 2000.