Теория справедливой войны: определение

share the uri
  • Теория справедливой войны: определение

    Теория справедливой войны – совокупность дополняющих друг друга нормативных критериев (принципов), позволяющих разграничивать между собой случаи морально оправданного и неоправданного полномасштабного применения вооруженной силы. Принципы справедливой войны являются а) основой для внешней оценки и критики военно-политических решений и военных приказов, б) критериями принятия решений, которые обращены к деятелям, инициирующим войну или участвующим в ней. В своем классическом выражении теория справедливой войны включает в себя шесть принципов, регулирующих вступление в войну (принципы jus ad bellum), и два принципа, регулирующих процесс ведения военных действий (принципы jus in bello). Принципы ad bellum: 1) право начинать войну имеет лишь законная власть; 2) вступление в войну является морально оправданным только при наличии правого дела; 3) война имеет справедливый характер, если вступающая в нее сторона руководствуется только соображениями защиты правого дела (имеет добрые намерения); 4) справедливой может быть признана только та война за правое дело, у которой есть разумные шансы на успех; 5) применение военной силы для защиты правого дела является справедливым только после исчерпания всех невоенных способов решения конфликта (война должна быть крайним средством); 6) даже при соблюдении всех предыдущих условий война не будет справедливой, если связанные с ней потери несоразмерны отстаиваемому правому делу. Принципы in bello: 1) в ходе осуществления военных операций нонкомбатанты и объекты мирной инфраструктуры не должны становиться целью атак (смягчает жесткость этого принципа допустимость возникновения сопутствующих потерь нонкомбатантов и разрушений мирной инфраструктуры при атаке на комбатантов и военные объекты); 2) в ходе осуществления военных операций должна соблюдаться соразмерность между получаемыми в результате операции стратегическими и тактическими преимуществами и потерями комбатантов и нонкомбатантов обеих сторон. Некоторые теоретики вводят третий принцип in bello – принцип необходимости: в тех случаях, когда действия военнослужащих по достижению стратегических и тактических целей создают угрозу причинения вреда нонкомбатантам, они должны избирать такие средства достижения своих целей, которые причиняют наименьший вред.

    Противостоящими теории справедливой войны позициями в вопросе о моральной оценке такого явления как война являются пацифизм, реализм и милитаризм. Теория справедливой войны разделяет с пацифизмом общую негативную оценку войны, но не поддерживает абсолютизацию этой оценки, придавая некоторым войнам статус вынужденных и морально оправданных для одной из воюющих сторон. Теория справедливой войны разделяет с реализмом признание неизбежности использования военной силы в качестве средства решения политических проблем в международных отношениях, но вводит при этом не только прагматические, но и сугубо моральные ограничения на использование этого средства. Вместе с тем теория справедливой войны однозначно противостоит свойственному милитаризму признанию позитивной духовной и социально-политической роли войны и военной мобилизации общества.

    История теории справедливой войны восходит к представлениям о нормативных ограничениях применения вооруженной силы, провозглашенных в античной этико-политической мысли. В средневековой христианской традиции, прежде всего у Августина и Фомы Аквинского, были более или менее отчетливо сформулированы принципы законной власти, правого дела, добрых намерений. Начиная с «Декрета» Грациана, средневековые теологи и юристы выражали озабоченность бедствиями мирного населения. Развернутое представление обо всех шести принципах ad bellum и рудиментарное представление о принципах in bello присутствует у европейских мыслителей эпохи раннего Нового времени (религиозный вариант права войны поздних схоластов и секулярный – Гуго Гроция). В трудах по международному праву XVIII в., например у Э. Ваттеля, принципы справедливой войны уходят на второй план по отношению к менее требовательным правилам «регулярной войны», что приводит в следующем столетии к вытеснению jus ad bellum из политической этики и политического дискурса. Возрождение традиции справедливой войны и оформление ее основных положений в виде цельной и последовательной теории произошло в последней трети XX в. Центральной фигурой в этом процессе был американский политический философ М. Уолцер.

    Нормативно-этическая методология, использующаяся в теории справедливой войны, включает в себя сложное сочетание деонтологических и утилитаристских критериев. Обоснование принципов справедливой войны и прояснение их содержания ведется в перспективе концепций социальной этики, которые утверждают существование коллективных моральных субъектов и отрицают его. Другое важное методологическое разграничение касается возможности или невозможности редуцировать принципы теории справедливой войны к критериям применения силы, касающимся отдельных личностей (правилам самообороны и назначения наказания). Наконец, необходимо отметить, что определенная часть теоретиков считает, что осуществляемое в пределах моральных ограничений применение вооруженной силы, не должно именоваться «справедливой войной». Современная теория справедливой войны занимается прояснением нормативного содержания перечисленных выше принципов, установлением их взаимосвязи, а также их комплексным применением к реальным военным конфликтам. Наиболее сложными частными проблемами теории являются вопросы о допустимости гуманитарных интервенций, войны-наказания, превентивной войны, о специфике принципов, регулирующих войны с участием негосударственных субъектов, а также гибридные, кибернетические войны и войны, в которых используются высокотехнологичные, в том числе роботизированные и обладающие искусственным интеллектом вооружения.