Декалог в восточно-христианской традиции

share the uri
  • Декалог в восточно-христианской традиции

    Для эпохи Средневековья известны лишь немногочисленные толкования Декалога и единичные тематические трактаты о десяти заповедях (Григорий Палама, «Десятословие по христианскому законоположению»). Упоминания о Декалоге встречаются чаще всего в составе переписываемых сочинений более раннего происхождения: в контексте экзегезы второй книги Ветхого Завета (псевдо-Ефрем Сирин, «Толкование на книгу Исход», гл. 20 [Ефрем Сирин, 1995, c. 369‒370]; Феодорит Кирский, «Толкование на книгу Исход», вопр. 37‒44 [Феодорит Кирский, 1905, c. 111‒115], др.) или более развернуто – в контексте общих богословских рассуждений (Кирилл Александрийский, «О поклонении и служении в Духе и Истине»). Присутствующая в греческой патристике идея тождества Декалога и естественного закона в последующем богословском дискурсе восточно-христианской традиции заметного развития не получила [Harakas, 1977].

    В восточнославянской средневековой традиции Декалогу отводилось более скромное место. До конца XV в. не существовало Библии в качестве целостного свода; фрагменты книг Ветхого Завета переписывались в составе т.н. четьего типа Библии. Нет свидетельств, что текст Декалога присутствовал в каких-либо богослужебных сборниках. Перечисление «десяти словес Бога» без толкования приводится лишь в антииудейском памятнике XIV в. «Палея толковая» [Палея Толковая, 1892, стб. 595‒596]; впоследствии в 27-й главе Хронографа русской редакции 1512 г. [Хронограф, 2005]. Текст Декалога встречается в юридическом памятнике греческого происхождения «Избрание от закона Богом данного Израилю, тоже Моисеем», который воспроизводится в руководстве для судей «Мерило Праведное» XIV в. [Калачов, 1850, с. 33, 39] и с незначительными расхождениями входит в качестве 45-й главы в печатные «Кормчие книги» (М., 1650 и 1653) [Мазуринская Кормчая, 2002, c. 643‒644].

    Декалог как относящийся исключительно к иудеям закон упоминается в единичных полемических сочинениях конца XVXVI в. в связи с критикой ереси жидовствующих («иудейским десятословием прельщают людей» [Библиотека литературы Древней Руси, 1999, с. 449]; «учили жидовству по десятословию Моисея» [Иосиф Волоцкий, 2011, с. 33]) и в контексте антилютеранской полемики нестяжателя старца Артемия, который не считал Декалог частью христианского нравоучения [Mainka, 1964. S. 139‒146].

    Схема Декалога не использовалась в восточнославянской традиции для систематизации грехов при подготовке к исповеди. Единичные примеры относятся к рубежу XVI–XVII вв. и являются результатом латинского влияния на православную покаянную дисциплину [Алмазов, 1894, т. 1, с. 143‒144, 163‒164; т. 3, с. 201‒203; Корогодина, 2006, с. 20‒21]. Католическим влиянием объясняется и появление стихотворных Декалогов: Франциск Скорина помещает в предисловии к изданной им в 1519 книге «Исход» рифмованный Декалог, напоминающий стишки, которые использовались для нужд катехизации у католиков [Бiблiя, 1990, с. 195‒196]. В памятниках учительного жанра рубежа XVI–XVII вв. понятие «десять заповедей» не всегда ассоциируется с Исх. 20:1‒17. Так, в рукописных «Учительных Евангелиях» (земли современной западной Украины) две скрижали (по пяти заповедей на каждой) символизируют не обязанности христианина по отношению к Богу и ближнему, но Ветхий и Новый Заветы, а содержательно десять заповедей восходят, главным образом, к Рим. 13:1, 8‒10 [Корзо, 2012].

    Отождествление десяти заповедей с фрагментом Исх. 20:1‒17 встречается впервые в виленских учебных пособиях 1618 г. («Грамматика» и «Букварь» [Корзо, 2007, с. 519]). Заповеди приводятся в паре с евангельскими блаженствами, которые понимаются как смысловое продолжение Декалога. В первых православных катехизисах подробному толкованию Декалога предшествует рассуждение о том, действительно ли последователю Христа необходимо соблюдать установления Ветхого Завета (Петр Могила «Православное исповедание веры» [Петр Могила, 1596, с. 158‒159]), и утверждается первичность евангельских заповедей или заповедей блаженства из Нагорной проповеди, которые исправляют и исполняют заповеди Ветхого Завета (Лаврентий Зизаний, «Катехизис» [Лаврентий Зизаний, 1627, л. 197‒199об.]). В последующей катехетической традиции Декалог становится важной составляющей изложения веро- и нравоучения, именуется «закон Божий» («Первое учение отроком» [Феофан Прокопович, 1720]) или «законное десятословие» ([«Катехизмъ или Краткое началное христианское учение» 1757]), толкуется вне связи с заповедями блаженства, но под влиянием католической традиции дополняется церковными заповедями.

    Наряду с этим до XVIII в. не встречается пространных богословских рефлексий на тему Декалога. Сочинение «Книжица, в ней же повесть о распре Павла и Варнавы с иудействующими» Феофана Прокоповича (рукопись 1712) носила следы знакомства с «Кратким катехизисом» Лютера и протестантским учением о «трех функциях закона» и вызвала ряд резких полемических откликов (Стефан Яворский [Григорьев, 2012], Феофилакт (Лопатинский) «Иго Господне»).

    Православное богословие XIXXX вв. обращалось к ветхозаветным заповедям (крайне редко употребляя сам термин «Декалог») в контексте рассуждений о естественном законе (именуя его нравственным законом), который вписан в человеческую природу и познается посредством Откровения. Десять заповедей являются частью Откровения и учат о человеческом в человеке (Стеллецкий Н.С., Янышев И.Л., Шиманский Г.И., др.). Современное российское богословие в общих чертах разделяет этот подход.

     

  • Источники:

  • [Лаврентий Зизаний]. Книга глаголемая погречески катихисисъ, политовски оглашение. М., [1627].
  • [Могила Петр]. Православное исповедание веры. М., 1696.
  • Бiблiя. Факсiмiльнае ўзнаўлення Бiблii, выдадзенай Францыскам Скарынаю ў 1517‒1519 гадах у 3 тамах. Т. 1. Мiнск, 1990.
  • Григорий Палама. Десятословие по христианскому законоположению. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Grigorij_Palama/desyatoslovie/ (дата обращения: 09.09.2019).
  • Ефрем Сирин. Толкование на книгу Исход // Ефрем Сирин. Творения: в 8 т. Т. 6. М., 1995. С. 338‒385.
  • Иосиф Волоцкий. Просветитель. М., 2011.
  • Катехизмъ или Краткое началное христианское учение. Могилев, 1757.
  • Кирилл Александрийский. О поклонении и служении в Духе и Истине // Кирилл Александрийский. Творения. Кн. 1. М., 2000. С. 123‒732.
  • Мазуринская Кормчая. Памятник межславянских культурных связей XIV–XVI вв. Исследование. Тексты / Изд. подготовили Е.В. Белякова, К. Илиевская, О.А. Князевская, Е.И. Соколова, И.П. Старостина, Я.Н. Щапов. М., 2002.
  • Палея Толковая по списку, сделанному в г. Коломне в 1406 г. Труд учеников Н.С. Тихонравова. Вып. 1. М., 1892.
  • Послание Геннадия Иоасафу // Библиотека литературы Древней Руси / Ред. Д.С. Лихачев, Л.А. Дмитриев, А.А. Алексеев, Н.В. Понырко. Т. 7: Вторая половина XV века. СПб., 1999. С. 446‒459.
  • Стеллецкий Н.С. Опыт нравственного православного богословия в апологетическом освещении. Т. I. Ч. I. Харьков, 1914.
  • Феодорит Кирский. Толкование на книгу Исход // Творения Блаженного Феодорита, епископа Кирского. Изд. 2-е. Ч. 1. Сергиев Посад, 1905. С. 89‒132.
  • Феофан Прокопович. Книжица, в ней же повесть о распре Павла и Варнавы с иудействующими. М., 1784.
  • Феофан Прокопович. Первое учение отроком. СПб., 1720.
  • Феофилакт (Лопатинский). Иго Господне благо и бремя его легко, си есть, законъ Божiй, с заповедьми своими от призрачных, новоизмышленных тяжестей и неудобств противнических свобожден // ОР БРАН. Шифр 31.4.28.
  • Хронограф редакции 1512 года // Полное Собрание Русский Летописей. Т. 22. М., 2005. Б.п.
  • Шиманский Г.И. Нравственное богословие. Киев, 2010.
  • Янышев И.Л. Православно-христианское учение о нравственности. СПб., 1906.
  • Литература:

  • Harakas S.S. Eastern Orthodox Perspectives on Natural Law // American Society of Christian Ethics, Selected Papers, Eighteenth Annual Meeting. 1977. P. 41‒56.
  • Mainka R.M. Des Starzen Artemij Polemik gegen Zehn Gebote. Aus der Auseinandersetzung der russischen Orthodoxen mit den Lutheranern Litauens im 16. Jahrhundert // Ostkirchliche Studien. 1964. Bd. 13. Heft 1. S. 123‒152.
  • Алмазов А.И. Тайная исповедь в православной восточной церкви. Опыт внешней истории: Исследование преимущественно по рукописям. Т. 1‒3. Одесса, 1894.
  • Григорьев А.Б. Сочинение митрополита Рязанского и Муромского Стефана Яворского «Иго Господне благо и бремя Его легко» // Вестник ПСТГУ. Сер. I: Богословие. Философия. 2012. № 1(39). С. 87‒113
  • Калачов Н.В. Мерило Праведное // Архив историко-юридических сведений, относящихся до России. Кн. 1. Отд. III. М., 1850. С. 28‒40.
  • Корзо М.А. «В Десятословии ничтоже являет нам вечного обетования». К вопросу о месте Декалога в православной мысли XVII – начала XVIII вв. // Вестник РХГА. 2014. Т. 15. Вып. 1. С. 49‒56.
  • Корзо М.А. Толкование Декалога в рукописных «Учительных Евангелиях» конца XVI – начала XVII века // Theatrum humanae vitae. Студiï на пошану Наталi Яковенко. Киïв, 2012. C. 288‒295.
  • Корогодина М.В. Исповедь в России в XIV–XIX веках. Исследование и тексты. СПб., 2006.