Теории национализма

share the uri
  • Теории национализма

    Несмотря на тот факт, что национализм выступает одним из наиболее важных феноменов современности, у ученых нет единого мнения относительно его природы, причин его появления и стадий его развития. Существует несколько десятков различных теорий национализма, которые условно можно разделить на две группы – примордиальные и конструктивистские (модернистские) теории.

    В примордиальных теориях национализм рассматривается как естественное условие существования нации, история которой может быть прослежена вглубь веков. Обнаружение протонационалистических чувств, свойственных народам с глубокой древности (ср. Аристотель: «Прилично властвовать над варварами грекам» и «варвар и раб по природе своей понятия тождественные» [Аристотель, Политика I, 5]), позволило представителям примордиализма сделать вывод о достаточно длительной истории национализма как явления, которая может насчитывать по крайней мере сотни тысяч лет. Имея столь длительную историю, национализм предстает не чем-то случайным и даже не продуктом длительной социальной эволюции, а вполне естественным проявлением человеческой природы, развиваясь в качестве «продолжения родственного отбора» [Смит, 2004, с. 273].

    Среди российских исследователей указанной точки зрения придерживался Л.Н. Гумилев, попытавшийся подвести под указанную теорию биологическую основу в виде концепции пассионарности, которая делает одни человеческие коллективы более активными, творческими, агрессивными по сравнению с другими коллективами и, как следствие, доминирующими над ними. Такое доминирование находит выражение в том числе в чувстве превосходства над менее пассионарными народами.

    Внутри примордиализма обнаруживается несколько течений: «сильная программа» (П.Л. ван ден Берге), «слабая программа» (американские социологи К. Гирц и Э. Шилз) и этносимволизм (Э. Смит). Представители «сильной программы» опирались на идеи социобиологии о родстве нации и этноса, нация понималась как расширенная родственная группа (увеличенный в размерах этнос), а национализм как остро переживаемое чувство принадлежности к данной группе. В логике данной концепции основу национализма составляет миф об общем происхождении (общем прародителе) сообщества (нации).

    Критики «сильной программы» примордиализма, отмечая отсутствие в ней различия между нацией и этносом как формами сообществ, указывали также на исторически наблюдаемые случаи распада этнических и национальных общностей, их культурную и демографическую изменчивость. Кроме того, если миф об общем происхождении имеет для сообщества некую биологическую истинность, то он должен акцентировать внимание на ценностях эндогамии. Между тем известны мифы об общем происхождении, в которых эндогамия отрицается. Таковы, например, миф об основании Рима, мифы о формировании англичан как продукте борьбы между бриттами, англосаксами и норманнами, а также миф о происхождении французов как продукте взаимодействия галлов и франков.

    Представители «слабой программы» примордиализма рассматривали нацию и национализм в качестве изначально данных феноменов. Если Э. Шилз считал, что национализм, сохраняя изначальное чувство родства, поддерживает тем самым единство современных сообществ, то для Гирца основу национализма формировали такие феномены, как раса, язык, территория, религия и обычай. Именно на них основывается то чувство эмоциональной привязанности к сообществу (нации), которое называется национализмом. Это чувство эксплуатируется современным государством в попытке приобрести лояльность различных этнических групп, проживающих на его территории.

    В «слабой программе» примордиализма не объяснялось историческое развитие национальных привязанностей. Попытку преодолеть ее ограниченность предпринял британский социолог Э. Смит. С его точки зрения, нация как форма организации сообщества и национализм появились задолго до начала Нового времени. Основу их составляет исторический миф об общем происхождении, социальный по своей природе. Этот миф поддерживается системой символов (жесты, элементы одежды), которая отличает данное сообщество от иных сообществ. Комплекс мифов и символов формируют мифомотор, который отражает своеобразие национальной (этнической) общности. На основе его в Новое время группы интеллектуалов (интеллигенция) формировали современные представления о нации и национализме. Это формирование могло идти либо по горизонтальному, либо по вертикальному пути. Вертикальный путь был характерен для стран Западной Европы, где мифомотор этнического ядра был защищен государственным статусом своего сообщества (нации), использовавшего инструменты легитимного насилия для навязывания своего мифомотора другим сообществам, проживавшим на территории данного государства. Горизонтальный путь был характерен для стран Латинской Америки, Азии и Африки, где сообщества не имели своего государства и национальные связи формировались через процесс его обретения.

    Основным критиком примордиализма стал конструктивизм. Зародившись в 1960–1970-х гг. и приобретя популярность в 1980-х гг., конструктивизм исходит из того, что нации и национализм – исторические феномены, которые возникли в силу случайного стечения обстоятельств в Западной Европе XVIIIXIX вв. и представляют собой теоретические конструкты, созданные группами интеллектуальных элит (интеллигенции). К этим элитам принадлежали либо представители непривилегированных классов (М. Хрох, Э. Геллнер), либо представители колониальных элит европейских империй (Б. Андерсон), которые в рамках политических и правовых отношений государств «старого порядка» (аncient regime), не могли рассчитывать на признание в силу происхождения. Судьба представителей данных слоев зависела либо от формирования своих государств (в случае колониальных элит), либо от демократизации политической жизни и уничтожения «старого порядка».

    В числе идей, легших в основу современного национализма:

    • Идея национального суверенитета, впервые получившая обоснование в работе «Шесть книг о республике» французского мыслителя XVI в. Ж. Бодена. С точки зрения Бодена, суверенитет – абсолютная и постоянная власть государства как внутри страны, так и в межгосударственных отношениях. Соответственно, важнейшая характеристика суверенитета – независимость государства, выражающаяся в праве самостоятельно издавать и отменять законы, назначать высших должностных лиц, осуществлять верховный суд, помилования, чеканить монету, устанавливать меры и веса, взимать подати. Теория народного (национального) суверенитета была разработана Ж.-Ж. Руссо в преддверии Великой французской революции. С точки зрения Руссо, суверенитет принадлежит народу как основному субъекту общественного договора и выступает основополагающим принципом республиканского строя. В основе суверенитета лежит принцип общей воли, определяющий, что есть благо для народа, а что благом не является. Суверенитет неотчуждаем и неделим, никто и ничто не может лишить народ суверенитета, соответственно, народ выступает не просто источником власти, но и ее субъектом.

    • Идея национального самоопределения. Зачатки этой идеи получили первое выражение в работах английских философов Т. Гоббса и Дж. Локка. Несмотря на различия их подходов, их размышления о форме и содержании общественного договора, который добровольно заключают граждане в целях учреждения политического сообщества и формирования представительных институтов (суверен – у Гоббса, власти – у Локка), строятся по одному принципу. Идеи Гоббса и Локка применительно к идее национального самоопределения развил Дж.С. Милль в работе «Размышления о представительном правлении». С точки зрения Милля, стремление к самоопределению сообщества, осознавшего себя как нацию, является естественным чувством. Однако в случае совместного проживания различных народов в рамках единого государства попытка одного из них установить самоуправление (свободные институты) может натолкнуться на сопротивление со стороны других народов, видящих в этих институтах попрание каких-либо своих прав. Таким образом, «свободные установления по большей части требуют, чтобы политические границы совпадали с национальными» [Милль, 2006, с. 319], то есть идея свободного развития народа предполагает свободу самоопределения.

    Эти идеи в той или иной степени можно обнаружить в любых националистических теориях современности, вне зависимости от идеологического, географического, исторического или иного критерия их выделения.

    Конструктивизм не представляет собой единого течения. В зависимости от того, с какой сферой связывают причины появления национализма, в истолковании его происхождения различают направления: экономическое (Э. Геллнер, Т. Нэйрн, Дж. Хатчинсон), политическое (Дж. Бройи, М. Манн), культурологическое (Б. Андерсон, Л. Гринфельд, Э. Хобсбаум).

    С точки зрения представителей экономического направления, триггером для появления национализма послужило развитие индустриального капитализма, требующего унификации обществ письменной «высокой культуры» и стандартизированного литературного языка. Распространение этой культуры обеспечивается деятельностью государства и осуществляется посредством введения общего образования и призывной армии. Экономический успех государства зависит от его способности реализовать эту программу унификации культуры.

    Представители политического направления связывают появление сообществ современного типа (наций) и национализма с формированием централизованных европейских государств. В основе его было стремление доминировавших в культуре групп навязать определенный политический порядок проживавшим на территории данного государства зависимым социальным и этническим группам. В той мере, в какой это не удавалось сделать, появлялись конкурирующие национализмы зависимых народов, (Дж. Бройи). В итоге этой борьбы либо имели место случаи сепаратизма и сецессии (Дж. Бройи), либо права доминирующей группы распространялись на подчиненные группы (М. Манн).

    В культурологических теориях акцентируются различные изменения в сфере культуры, оказавшие влияние на возникновение национализма: распространение книгопечатания (Б. Андерсон), сделавшее возможным представление об анонимном сообществе граждан (воображаемое сообщество); распространение идеи нации и национализма среди не входящих в социальную элиту образованных слоев населения (Л. Гринфельд) как психологической компенсации, освобождающей от ресентимента; изобретение элитой «исторической традиции» в качестве основы нации (Э. Хобсбаум).

    Представители «постмодернистских» концепций национализма (К. Калхун, К. Вердери, Н. Глик-Шиллер и Д. Фурон) сосредоточиваются на языковой составляющей национализма, полагая его лишь специфической формой дискурса (риторики), который может использоваться различными социальными силами для обоснования своего статуса. В данной трактовке национализм превращается в языковую игру, имеющую цель перформативное переустройство социального мира.

  • Литература:

  • Billing M. Banal Nationalism. L., 2008.
  • Breuilly J. Nationalism and State. Chicago, 1994.
  • Brubaker R. Nationalism Reframed: Nationhood and the National Question in the New Europe. Cambridge, 1996.
  • Deutsch K. Nationalism and Social Communication: An Inquiry into the Foundations of Nationality. Cambridge (Mass.), 1953.
  • Geertz C. The Integrative Revolution: Primordial Sentiments and Civil Politics in the New States // Old Societies and New States / Ed. by C. Geertz. New York, 1963. P. 105–157.
  • Notions of Nationalism / Ed. by S. Periwal. Budapest, 1995.
  • Smith A. The Ethnic Origin of Nations. Oxford, 1986.
  • The Invention of Tradition / Ed. by E. Hobsbawm and T. Ranger. Cambridge, 2006.
  • Геллнер Э. Нации и национализм. М., 1991.
  • Смит Э. Национализм и модернизм: Критический обзор современных теорий наций и национализма. М., 2004.
  • Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года. СПб., 1998.