Новое время: секуляризация этики войны

share the uri
  • Новое время: секуляризация этики войны

    Нидерландский юрист Гуго Гроций опубликовал в 1625 обширный труд «О праве войны и мира. Три книги, в которых объясняются естественное право и право народов, а также принципы публичного права» («De jure belli ac pacis libri tres») [Гроций, 1994]. Опираясь на учение о войне авторов саламанкской школы, Гроций помещает его в контекст теории естественного права (ius naturale) и, что еще важнее для него, – теории права народов (ius gentium). Таким образом, вопрос о нормативном статусе войны переносится Гроцием в сферу права, установленного между суверенными государствами. Появление этого права связывается Гроцием со стремлением государств жить в безопасности и вести благую жизнь. Ключевая обязанность, способствующая этому, – соблюдение государствами договоров, заключенных между собой. Нарушителя договоров, угрожающего всеобщей безопасности, можно карать при помощи военной силы, поскольку не существует суда для решения споров в межгосударственных отношениях: «война ведется против тех, кого невозможно принудить к чему-нибудь в судебном порядке» [Гроций, 1994, с. 50].

    Правонарушение знаменует собой справедливую причину начала войны. Целями справедливой, т.е. получившей правовую легитимацию, войны могут быть защита себя или союзника (defensio), возвращение имущества (recuperatio rerum) и наказание преступника (punitio). Обоснование права государств на вынужденное применение насилия (ветхозаветное по своей природе, по характеристике Р.Г. Апресяна) совмещается Гроцием с христианской моралью, ибо «благочестивее и правильнее не воспользоваться» своим правом на применение насилия [Гроций, 1994, с. 547]; война для него – это крайнее средство.

    Гроций вводит еще одно положение, ограничивающее право государей начинать войну. До начала боевых действий необходимо оценить собственные силы и шансы победить в войне. На современном языке теории справедливой войны это называется принципом вероятности успеха.

    Примечательно, что Гроций порицает участие в несправедливой войне даже по принуждению. Ранние авторы, как правило, не осуждали подчинение власти, вынуждающей человека участвовать в войне. Гроций повышает уровень личной ответственности, заявляя, что «Богу следует повиноваться более, чем людям» [Гроций, 1994, с. 566]. Требование объявлять войну публично и объяснять причины ее начала должно дать будущим участникам войны шанс оценить характер конфликта и принять решение о допустимости своего участия в нем.

    В том, что касается способа ведения войны, Гроций ограничивает насилие нуждами «необходимой обороны» [Гроций, 1994, с. 572]: жертвы и ущерб должны быть соразмерны причиненному вреду. Однако Гроций оправдывает косвенные последствия причиняемого вреда, ответственность за непреднамеренный или непредсказуемый ущерб снимается с того, кто ведет справедливую войну.

    Различные положения учения Гроция стали предметом дискуссии и уточнения в трудах С. фон Пуфендорфа, Хр. Вольфа, Фр. Хатчесона, Э. де Ваттеля. с ним или уточняя

  • Литература:

  • Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1994.