Шестов Лев

Electronic philosophical encyclopedia article
share the uri

Биография Льва Шестова

Шестов Лев (настоящее имя Иегуда Лейб Шварцман, 31.01. (12.02.) 1866, Киев – 20.11.1938, Париж), религиозный мыслитель и эссеист, предвосхитивший основные идеи экзистенциализма ХХ в.

Родился в семье киевского коммерсанта Исаака Моисеевича Шварцмана. В юности увлекался политикой и был близок к народовольцам, изучал К. Маркса и был одним из первых критиков марксистского учения в Киеве [Лундберг, 1930, т. 2, с. 75]. В 1884–1889 учился сначала на математическом факультете Московского университета, затем на юридическом факультете Киевского университета. В 1889 работал над диссертацией «Фабричное законодательство в России», которая была запрещена к печати. В возрасте 23–28 лет Шестов пробовал себя в прозе – писал рассказы, героями которых были правдоискатели и революционеры. Первые публикации появились в ежедневной киевской газете народнического направления «Жизнь и искусство», где в 1895–1899 Шестов вел журнальное обозрение, публиковал статьи по юридическим и финансовым вопросам под псевдонимами «Читатель», «Черный», «Л.Ш.».

В 1895–1896 Шестов пережил тяжелый кризис, ставший источником его будущей «философии трагедии», которая родилась из личной драмы мыслителя – из мучительных отношений, сложившихся между философом и сестрами Варварой и Анастасией Малахиевыми. Он уехал за границу, чтобы лечиться и заниматься литературой и философией, жил в Вене, Карлсбаде, Берлине, Париже, Мюнхене и др. В 1896–1897 работал над сочинением «Шекспир и его критик Брандес», опубликованным в 1898 под псевдонимом «Лев Шестов». В конце 1898 завершил работу над книгой «Добро в учении гр. Толстого и Ф. Ницше (философия и проповедь)», которая была опубликована в 1901 благодаря рекомендации В.С. Соловьева. В 1902 в журнале С.П. Дягилева «Мир искусства» было напечатано его сочинение «Достоевский и Ницше (философия трагедии)» (№ 2–9/10), вышедшее в 1903 отдельным изданием. Эта работа выдержала наибольшее количество изданий и была переведена на множество языков. В 1899–1904 Шестов познакомился с петербургскими философами и литераторами Л.А. Севом, Н.М. Минским, П.Б. Струве, Д.С. Мережковским и В.В. Розановым, в Киеве с Г.И. Челпановым, С.Н. Булгаковым, Н.А. Бердяевым, М.Б. Ратнером, А.М. Ремизовым. В 1905 вышла книга «Апофеоз беспочвенности (опыт адогматического мышления)», в 1908 и 1910 изданы сборники статей «Начала и концы» и «Великие кануны» с работами об А.П. Чехове, Ф.М. Достоевском, Н.А. Бердяеве, Л.Н. Толстом, Ф. Сологубе.

В 1910 Шестов с женой А.Е. Березовской и дочерьми переехал в Швейцарию, до 1914 жил в Коппе, где начал углубленно изучать европейскую философию и богословие. Этот этап является водоразделом между литературно-критическим и собственно философским периодами его творчества. В Коппе было написано сочинение «Sola fide – только верою», изданное посмертно (вторая часть вышла по-французски в 1957, на русском языке опубликована в 1966). В октябре 1914 Шестовы переехали в Москву, где философ часто встречался со Г.Г. Шпетом, Г.И. Челпановым, С.Н. Булгаковым, Н.А. Бердяевым, В.И. Ивановым, М.О. Гершензоном, С.В. Лурье, сестрами А.К. и Е.К. Герцык и др. В 1918 он перебрался в Киев, откуда затем через Ялту в 1920 выехал за границу.

С весны 1921 Шестов обосновался в Париже, где наладил сотрудничество с эмигрантскими изданиями «Последние новости», «Грядущая Россия», «Современные записки». На протяжении 15-ти лет он читал лекции на Русском отделении Института славяноведения при Сорбонне, публиковался во французских журналах «Nouvelle Revue Française», «Mercure de France» и «Revue philosophique de la France et de l’étranger». В 1921–1930 часто встречался в Берлине с русскими и немецкими писателями и философами, вошел в президиум немецкого общества Ф. Ницше, стал членом Кантовского общества. К 1926 у него появился широкий круг знакомых среди русских, французских (Л. Леви-Брюль, Г. Марсель, А. Мальро, Ж. Маритен и др.) и немецких литераторов и философов. В 1928 он познакомился Э. Гуссерлем, обратившим его внимание на творчество С. Кьеркегора, с М. Бубером, М. Хайдеггером, чуть позже с Х. Ортега-и-Гассетом. Среди русских эмигрантов самым близким человеком для Шестова на протяжении долгих лет оставался Бердяев, с которым он вел ожесточенные идейные споры; дружил с И.А. Буниным, в разные годы общался с Д.С. Мережковским, З.Н. Гиппиус, П.Б. Струве, П.Н. Милюковым, А.М. Ремизовым, Андреем Белым, З.А. Венгеровой, Н.М. Минским, М.И. Цветаевой, С.Н. Булгаковым. Выступал с докладами во Франции, Германии, Швейцарии и Палестине. В 1929 вышли его книга «На весах Иова (Странствование по душам)» и ее немецкий перевод «Auf Hiobs Waage». В 1936 был создан Комитет друзей Льва Шестова, взявший на себя финансирование издания его работ, в том числе сочинения о Кьеркегоре (1936). В 1937–1938 Шестов читал лекции на французском радио, посвященные творчеству Достоевского и Кьеркегора. В 1938 опубликован его итоговый труд «Афины и Иерусалим». В Граце несколько лет существовало Шестовское общество, издавшее ряд книг о нем.

Fondane B. Rencontres avec Léon Chestov. Paris, 1982.

Lossky V. L`Homme devant Dieu chez Lev Šestov et Marina Cvetaeva // Cahiers du Monde Russe et Soviétique. 1988. Vol. 29. No. 29(3–4). P. 519–531.

Nivat G. Chestov et Berdiaev: la liberté, cet avant-Dieu // Magazine Littéraire. 1994. No. 320. P. 32–34.

Philonenko A. Pour un portrait de Chestov // Europe. 2009. No. 960. P. 15–24.

 

Баранова-Шестова Н. Жизнь Льва Шестова: в 2 т. Paris, 1983.

Бердяев Н., Шестов Л. Переписка и воспоминания // Континент. 1981. № 30. С. 293–313.

Булгаков – Шестову, Шестов – Булгакову // Новый журнал. 1995. Кн. 200. С. 311–314.

Визгин В.П. Бердяев и Шестов: спор об экзистенциальной философии // Полигнозис. 2000. № 3. C. 120–127.

Герцык Е.К. Воспоминания: Н. Бердяев, Л. Шестов, С. Булгаков, М. Волошин, А. Герцык. Paris, 1973.

Гершензон М.О. Письма к Льву Шестову (1920–1925) // Минувшее. 1992. № 6. С. 237–312.

Из переписки Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова и Л.И. Шестова [1924–1938] // Мосты. 1961. № 8. С. 255–261.

Исцеление для неисцелимых. Эпистолярный диалог Льва Шестова и Макса Эйтингона. М., 2014.

Ловцкий Г. Лев Шестов по моим воспоминаниям // Грани. 1960. № 45–46.

Лундберг Е.Г. Записки писателя (1920–1924): в 2 т. Л., 1930.

Малахиева-Мирович В.Г. Маятник жизни моей: Дневник русской женщины 1930–1954. М., 2016.

Малахиева-Мирович В.Г. О преходящем и вечном. Дневниковые записи (1930–1934) // Новый мир. 2011. № 6. С. 130–149.

Мачульская О.И. Является ли революция актом творчества? Послесловие к публикации статьи Л. Шестова «Что такое русский большевизм» // История философии. 2001. № 8. С. 122–123.

Мотрошилова Н.В. Парабола жизненной судьбы Льва Шестова // Вопросы философии. 1989. № 1. С. 129–143.

Неизданные письма Льва Шестова [Письма к жене, к дочерям и к А. Лазареву (1920–1938)] // Русская мысль. 1969. 27 февраля. № 2727.

Панченко Ф.К. Н.К. Михайловский и Л.И. Шестов: творческие параллели // Вестник РГГУ. 2009. № 12. С. 272–277.

Переписка Л.И. Шестова с А.М. Ремизовым // Русская литература. 1992. № 2. С. 133–169

Переписка Льва Шестова с Борисом Шлёцером. Париж, 2011.

Ремизов А.М. Кукха. Розановы письма. Берлин, 1923.

Шерер Ю.В. Религиозные поиски русской интеллигенции начала XX века // Общественные науки и современность. 1991. № 2. С. 167–174.

Шестов Л. Письма к Г.Г. Шпету // Творческое наследие Г.Г. Шпета и философия XX века: К 120-летию со дня рождения Густава Шпета. Томск, 1999. С. 212–229.

Штейнберг А. Друзья моих ранних лет (1911–1928). Paris, 1991.

Янцен В. Письма русских мыслителей в базельском архиве Фрица Либа: Н.А. Бердяев, Лев Шестов, С.Л. Франк, С.Н. Булгаков (1926–1948) // Исследования по истории русской мысли: Ежегодник 2001/2002. С. 226–563.

Сочинения Льва Шестова

«Шекспир и его критик Брандес» (1898). Работа посвящена смыслу трагедий Шекспира, который был первым учителем философии для Шестова: от него он воспринял «столь загадочное и непостижимое, а вместе с тем и столь грозное и тревожное: время вышло из своей колеи» [Шестов, 1964, с. 304]. Начав читать Шекспира, И. Канта и Библию в 1892–1894, он сразу же ощутил себя противником Канта, а от чтения Шекспира потерял сон. В 1895 в газете «Киевское слово» вышла его статья «Георг Брандес о Гамлете» в связи с публикацией в журнале «Русская мысль» работы о Шекспире датского критика Г. Брандеса. Продолжением этой работы стала книга 1898 года.

Согласно Шестову, происходящие с человеком трагедии не являются случайностью, они инициируют духовный рост души, который необходимо выстрадать: «скорбями заостряется» душа [Шестов, 1996, т. 1, с. 58]. В трагедиях Шекспира герои перерождаются, мыслитель-Гамлет начинает воспринимать людей не как отвлеченные понятия, а как живые чувствующие существа, и т.д.

Нравственность для Шестова не носит формального характера, добро – это не идол и не цель, целью являются люди. «Высший закон в душе» строится на сопереживании другим людям, на любви к ближнему, что означает «чувствовать в ближнем самого себя» [Там же, с. 210]. Нравственность начинается там, где заканчивается действие категорического императива, поскольку она не терпит принуждения.

Шестов критикует науку и литературную критику в духе И. Тэна и Г. Брандеса: возвеличивая закон причинности, объясняющий события внешнего мира, они утрачивают способность постигнуть внутренний мир человека и смысл его страданий и сводят содержание человеческой жизни к случайности. В отличие от науки философия открывает смысл того, что кажется бессмысленным и случайным, она направлена на то, чтобы «объяснить смысл жизни во всех ее проявлениях» [Шестов, 1996, т. 1, с. 69].

Шестов критически относится здесь к философии Ф. Ницше; начав изучать ее, он, по собственному признанию, еще не понял ее. Шестов пишет о Ницше как о вдохновителе Брандеса, выразителе аристократических идеалов и апологете рабства, что было неприемлемым для мыслителя, воспитанного на традициях «шестидесятников» с их гуманизмом.

«Добро в учении гр. Толстого и Ницше (философия и проповедь)» (1900). Здесь Шестов рассматривает жизненный и творческий путь Ницше, начавшийся с обожествления добродетели и закончившийся восстанием против морали и переосмыслением понятий добра и зла: обожествление нравственности «ведет обязательно к стремлению уничтожить, душить, давить других людей во имя какого-либо принципа, который выставляется обязательным» [Там же, с. 257], что видно в романе Толстого «Анна Каренина», героиню которого писатель приговаривает к смерти за нарушение заповеди. Поэтому, согласно Шестову, философия Ницше ближе к евангельским идеалам, чем романы Толстого.

Ницшевская формула величия человека – amor fati, любовь к судьбе – означает любовь к жизни, какой она является на самом деле, со всеми ее тяготами и роковыми изломами: «В жизни есть зло – стало быть нельзя его отрицать, проклинать; отрицания и проклятия бессильны» [Там же, c. 307].

«Достоевский и Ницше (философия трагедии)» (1902, 1903). Шестов первый (наряду с Д.С. Мережковским) провел параллель между идеями романов Ф.М. Достоевского и философией Ф. Ницше, полагая, что в основе творчества русского писателя и немецкого мыслителя лежит сходный трагический опыт, который приводит к «перерождению убеждений» одного и «переоценке всех ценностей» другого. Достоевский и Ницше являются великими психологами – они открывают эру психологии, которая приходит на смену эре разума и морали. В их идеях нет равновесия, они мыслят противоречиями и не годятся в учителя. Они не являются проповедниками, поскольку не выражают готовых истин, но находятся в постоянном поиске и привлекают читателей не в качестве учеников или паствы, а в качестве свидетелей этого поиска.

Если ранние статьи и рассказы Шестова были направлены на пробуждение общественного сознания, то теперь Шестов отказывается от пропаганды каких-либо политических идей. Идея всеобщего счастья – это красивая выдумка, строительством «Царства Божьего» на земле и благоденствием будущего зачастую оправдываются бедствия и преступления настоящего.

«Апофеоз беспочвенности (опыт адогматического мышления)» (1905). Работая в 1903–1904 над книгой, которую он хотел посвятить творчеству И.С. Тургенева и А.П. Чехова, Шестов решился издать в форме афоризмов «внешним образом ничем не связанные меж собой мысли» [Баранова-Шестова, 1983, т. 1, с. 63]. Книга произвела скандал и вызвала всеобщее недовольство, в том числе из-за афористичной формы изложения, не принятой в то время. Положительным был только отзыв А.М. Ремизова [Ремизов 1905, с. 204].

Форма афоризма позволяла Шестову сохранять недосказанность, подчеркивала адогматизм автора. Он выступает критиком устоявшихся убеждений, мировоззрений, систем и теорий, закрывающих человеку путь к истине и жизни. Продолжая переоценку всех ценностей, он отвергает какую-либо общеобязательность: истин столько же, сколько людей, каждый человек должен жить на свой страх и риск и делать выводы на основе собственного опыта. Принцип М. Лютера sola fide, спасение «только верою» Шестов рассматривает как вытекающий из опыта «переоценки всех ценностей» и отождествляет его с ницшеанским «по ту сторону добра и зла».

«Sola fide – только верою (Греческая и средневековая философия. Лютер и Церковь)» (1911–1914). Критика разума и этики становится здесь более резкой. Шестов обращается к библейскому сюжету о грехопадении, который становится ключевым для его антропологии, этики и гносеологии. Свою религиозную философию он выстраивает, опираясь на католическую и протестантскую теологию (сочинения Августина, М. Лютера, А. Гарнака, Г. Гризара, Г. Денифле, А. Ричля и др.). Вслед за Гарнаком он видит в христианстве и святоотеческой традиции неестественный симбиоз Откровения с эллинской мудростью.

«Власть ключей (Potestas clavium)» (1923). Написана и закончена в России в 1919. Шестов продолжает здесь критику католицизма М. Лютером и тему «легенды» о Великом инквизиторе Ф.М. Достоевского. Основной объект критики – понятие власти ключей, то есть права Церкви «вязать и решать». Католичество, исходящее из того, что ключи от Царства Небесного хранятся на земле, представляет собой воплощение идеи неограниченной власти человека над небом и землей и желания того, чтобы ключи находились под человеческим контролем. Боязнь вверить себя живому Богу делает христиан похожими на идолопоклонников.

«На весах Иова (Странствования по душам)» (1929). В книгу вошли статьи, написанные философом в эмиграции в 1920–1926. Она состоит из трех частей: «Откровения смерти» [содержит статью о Достоевском «Преодоление самоочевидностей» (1922), обратившую на себя внимание французских критиков, и работу «На Страшном суде» о сочинениях Толстого], сборник афоризмов «Дерзновения и покорности» и раздел «К философии истории», куда вошли сочинения о Б. Спинозе, Б. Паскале и Плотине.

Эпиграфом к книге служат слова ветхозаветного Иова: «Если бы взвешена была горесть моя, и вместе страдание мое на весы положили, то ныне было бы оно песка морей тяжелее» (Иов. 6:2–3). На одной чаше весов лежат тяжелые самоочевидности, диктуемые разумом и природой, на другой – «невесомые» обида, страх, ужас, восторг, торжество, отчаяние, свобода, которые оказываются «самым важным» и перевешивают для Шестова чашу весов.

Одной из центральных тем книги является загадка смерти как начала истины [См.: Баранова-Шестова, 1983, т. 2, с. 183]: «откровение смерти есть, в последнем счете, искание за видимыми ужасами разложения и конца невидимых начал новой красоты» [Цит. по: Баранова-Шестова, 1983, т. 1, с. 207] по ту сторону всех тревог бытия. В статье о Толстом Шестов пишет о том, что страшно «жить нашей бессмысленной, тупой жизнью. Наша жизнь есть смерть, наша смерть – есть жизнь или начало жизни» [Шестов, 1993, т. 2, с. 111]. «Записки из подполья» прочитываются им в контексте противостояния «всемству», которое губит любую экзистенциальную истину, ибо как только она становится всеобщей, она исчезает, утрачивая свое уникальное содержание. Когда индивид идет на поводу у общей тенденции и служит духу времени, он действует как социальный индивид и выражает не себя, но внешнее, чуждое, возможно, даже враждебное его «я».

Важнейшим понятием становится почерпнутое у Плотина дерзновение, которое Шестов называет «величайшей правдой человека». Он призывает отказаться от повиновения, которое «есть начало земных ужасов, начало смерти» [Там же, с. 312]), и устремиться к борьбе – с разумом, с законами, с ограничениями, накладываемыми на человека природой.

«Киргегард и экзистенциальная философия (Глас вопиющего в пустыне)» (сочинение вышло на французском языке в 1936, на русском в 1939). Шестов отождествляет здесь экзистенциальную философию Кьеркегора с философией трагедии (обе берут начало в отчаянии и «слиты» с верой). Экзистенциальная философия требует не изложения кого-либо учения, а его проведения в жизнь, осуществления. Вслед за Кьеркегором основной идеей становится мысль о том, что для Бога все возможно. Экзистенциальная философия – это «борьба веры с разумом о возможном, вернее о невозможном» [Шестов, 1992, c. 230]. Экзистенциальными мыслителями для Шестова являются Лютер, Паскаль, Кьеркегор и Достоевский. Вслед за Кьеркегором и Ницше он пишет о жестокости «кроткого» христианского учения, основанного на бесконечных императивах и требованиях «ты должен».

В статье «Гегель или Иов? (По поводу экзистенциальной философии Киркегарда)», опубликованной в 1934 в журнале «Путь» (№ 39) в связи с выходом на французском языке книги Кьеркегора «Повторение», Шестов сближает повторение с «вечным возвращением» Ницше как символом всемогущества Бога, который может отменить прошлое и сделать бывшее небывшим.

«Афины и Иерусалим». Итоговый труд, первоначально опубликован на французском и немецком языках в 1938, на русском появился в 1951. В первой части Шестов рассуждает об ограниченности и несвободе мышления, о давлении «вечных истин» и о «сотворенных» истинах; вторая часть – этика, или критика практического разума, в ней содержатся размышления о свободе воли и о знании, ограничивающем волю человека, учащем повиноваться, покорно и даже радостно относиться к тяготам и невзгодам; третья часть – рассуждение о невозможности примирить «библейскую, откровенную истину с истиной эллинской» [Шестов, 1993, т. 1, с. 332], то есть о противоположности Афин и Иерусалима; четвертая часть посвящена вере – «второму измерению мышления».

Шестов определяет свою философию как религиозную, «рождающуюся в безмерных напряжениях, через отврат от знания, через веру, преодоление ложного страха пред ничем не ограниченной волей Творца, страха, внушенного искусителем нашему праотцу и переданного нам всем» [Шестов, 1993, т. 1, с. 335]. Афины символизируют господство рациональных истин, отдаляющих человека от «древа жизни». Философы Афин вкушают плоды с «древа познания», содержащие в себе несвободу и смерть. Иерусалим – это образ ничем не ограниченной райской свободы, когда человек находился в непосредственных отношениях с Богом, когда не существовало ни страдания, ни рабства, ни смерти.

Шестов призывает к борьбе с Ананке (Необходимостью), то есть со всеобщими и принудительными истинами [Там же, с. 406]. Для человека, который дерзнул вырваться из-под их власти, нет ничего невозможного, бывшее может стать не бывшим. Теперь он критикует amor fati Ницше, видя в этом принципе отказ от борьбы и безропотную покорность судьбе. Наиболее важным становится понятие могущественного «вечного возвращения», способного одолеть Ананке.

Шестов Л. Sola fide – только верою (Греческая церковь и средневековая философия. Лютер и церковь). Paris, 1966.

Шестов Л. Апофеоз беспочвенности (опыт адогматического мышления). Париж, 1971.

Шестов Л. Достоевский и Нитше (философия трагедии). СПб., 1903.

Шестов Л. Киргегард и экзистенциальная философия (Глас вопиющего в пустыне). М., 1992.

Шестов Л. Соч.: в 2 т. М., 1993.

Шестов Л. Соч.: в 2 т. Томск, 1996.

Шестов Л. Умозрение и откровение. Религиозная философия Владимира Соловьева и другие статьи. Париж, 1964.

Bayley J. Idealism and Its Critic // The New York Review of Books. 1970. Vol. 14. No. 12. P. 28–44.

Désilets A. Léon Chestov. Des paradoxes de la philosophie. Québec, 1984.

Hill K.R. On the Threshold of Faith, An Intellectual Biography of Lev Shestov from 1901 to 1920 focusing on his Concept of Man. Michigan, 1980.

Janochka G. Kant und Schestow. Ein Beitrag zum Glaubensproblem. Graz, 1952.

Komblatt J.D. The Apotheosis of Exile: Jews nd the Russian Religious Renaissance (The Case of Lev Shestov) // Symposium. A Quarterly Journal in Modern Literature. 2003. Vol. 57. No. 3. P. 127–126.

McLachlan J.M. Shestov’s Reading and Misreading of Kierkegaard // Canadian Slavonic Papers / Revue Canadienne des Slavistes. 1986. Vol. 28. No. 2. P. 174–186.

Montmollin I. de. Chestov et son double // Europe. 2009. No. 960. P. 51–65.

Patterson D. Shestov, Kierkegaard, and the Origin of Nothingness: Reflections on the Fall // The American Benedictine Review. 1988. No. 39. P. 15–30.

Patterson D. Shestov’s Second Dimension: «In Jobs Balances» // Slavic and East European Journal. 1978. Vol. 22. No. 2. P. 141–152.

Patterson D. The Unity of Existential Philosophy and Literature as Revealed by Shestov’s Approach to Dostoevsky // Studies in Soviet Thought. 1979. No. 19. P. 219–231.

Piron G. Léon Chestov, philosophe du déracinement. Lausanne, 2010.

Raichment H. L`esprit du paradoxe // Europe. 2009. No. 960. P. 42–50.

Regéczi I. Chekhov and the Philosophy of the Turn of the Century: Chekhov and Shestov // Studia Slavica Hungaricae. 1997. No. 42. P. 387–400.

Rolet S. Résonances Nietzchéennes dans la prose narrative russe au tournant du XX siècle // Revue des Études Slaves. 1998. No. 70(1). P. 141–149.

Schloezer B. de. L’idée de Bien chez Tolstoï et Nitsche par Léon Chestov // Revue Philosophique de la France et de l’Étranger. 1927. T. 103. P. 150–152.

Valevičius A. Lev Shestov and His Times: Encounters with Brandes, Tolstoy, Dostoevsky, Chekhov, Ibsen, Nietzsche and Husserl. N. Y., 1993.

Wernham J.C.S. Two Russian thinkers: an essay on Berdyaev and Shestov. Toronto, 1968.

Аверин Б.В. Страх прямого высказывания: Лев Шестов, Серен Кьеркегор, Гумберт Гумберт // Семиотика страха. Париж; М., 2005. С. 172–184.

Адамович Г.В. Вячеслав Иванов и Лев Шестов // Адамович Г.В. Одиночество и свобода. СПб., 2002. С. 243–262.

Антонов К.М. Философия Ницше в интерпретации Л. Шестова // Историко-философский ежегодник`2000. С. 307–322.

Асмус В.Ф. Лев Шестов и Кьеркегор: Об отношении Льва Шестова к зачинателю европейского экзистенциализма // Философские науки. 1972. № 4. С. 71–80.

Ахутин А.В. Одинокий мыслитель // Шестов Л. Соч. в 2 т. Т. 1. М., 1993. С. 3–17.

Бабанов А.В. Вера Л. Шестова и Л.Н. Толстого // Философия и культура. 2015. № 9(93). С. 1383–1392.

Бабанов А.В. Проблема неотменимости прошлого в философии Шестова и Ницше // Вопросы философии. 2016. № 11. С. 144–148.

Баранова-Шестова Н. Жизнь Льва Шестова: в 2 т. Paris, 1983.

Бонецкая Н.К. Л. Шестов и Ф. Ницше // Вопросы философии. 2008. № 8. С. 113–133.

Гарина Т.С. Проблема католицизма в творчестве Ф.М. Достоевского и Л.И. Шестова // Вестник Московского университета. Сер. 7: Философия. 1996. № 5. С. 69–70.

Гофштеттер И.А. В плену философско-теологической путаницы (о Розанове, Гегеле, Шестове) // Путь. 1931. № 28. С. 87–100.

Данилевский А.А. А.М. Ремизов и Лев Шестов // Ученые записки Тартуского государственного университета. 1990. Вып. 883. С. 139–156.

Ермишин О.Т. Религиозно-философская эволюция Л. Шестова (дореволюционный и эмигрантский периоды) // Философские науки. 2006. № 8. С. 138–140.

Ерофеев В.В. Остается одно: произвол (философия одиночества и литературно-эстетическое кредо Льва Шестова) // Вопросы литературы. 1975. № 10. С. 153–188.

Корконосенко К.С. Между верой и неверием (Паскаль, Унамуно, Шестов: логика агонии) // Канун: Альманах. СПб., 1999. Вып. 5. С. 473–500.

Кувакин В.А. Опровержения и предположения Льва Шестова // Философские науки. 1990. № 2–3. С. 54–65.

Л.И. Шестов: pro et contra / Сост., вступ. Статья, комментарии Т.Г. Щедриной. СПб., 2016.

Ловцкий Г.Л. Лев Шестов по моим воспоминаниям // Грани. 1960. № 45–46.

Маколкин А. Опыт прочтения Керкегора в России и в Советском Союзе: от Льва Шестова до Пиамы Гайденко // Вопросы философии. 2004. № 1. С. 147–160.

Марченко О.В. О шестовской стратегии чтения // Философские науки. 2006. № 8. С. 143–146.

Мотрошилова Н.В. Невыносимое слово «жертва» // Иностранная литература. 1990. № 6. С. 192–196.

Половинкин С.М. Антиплатонизм Льва Шестова и анафема на Иоанна Итала // Философские науки. 2006. № 8. С. 137–138.

Поляков С.А. Трагико-героическое в этико-философских построениях Льва Шестова (экзистенциальные мотивы в определении начал философствования) // Гуманитарные исследования. 1999. Вып. 3. С. 92–100.

Ремизов А.М. По поводу книги Льва Шестова «Апофеоз беспочвенности» // Вопросы жизни. 1905. № 7. С. 204.

Синеокая Ю.В. Три образа Ницше в русской культуре. М., 2008.

Тищенко П.Д. Смерть: событие и смысл (наброски) // Событие и смысл (Синергетический опыт языка) / Под ред. Л.П. Киященко, П.Д. Тищенко. М., 1999. С. 203–256.

Учение Льва Шестова

Философия Шестова – это «странствование по душам» мыслителей, близких ему по духу (среди них – В. Шекспир, Ф. Ницше, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, М. Лютер, Б. Паскаль, С. Кьеркегор и др.). Он видел свою задачу в восстановлении траектории внутренней жизни исследуемых философов, осознании того, как преломился пережитый ими опыт в их произведениях. Шестов использовал неявный способ изложения мыслей, прикрываясь масками своих философских двойников, что давало ему возможность вовлечь читателя в полемику и размышление, а не преподносить готовые истины.

Многие критики и комментаторы (в том числе Н.А. Бердяев, Н.М. Минский, М.О. Гершензон) указывали на психологизм его метода, по словам Минского, «Шестова влечет не столько к философии, сколько к философам» [Минский, 2016, с. 295], не к идеям, но к лицам. Однако при этом, по замечанию Бердяева, он не интересуется «многообразием индивидуальных душ», а все его герои похожи друг на друга и переживают одну и ту же трагедию, которую, согласно Шестову, нужно принять и понять.

Философия трагедии. Начиная с первой книги, Шестов размышляет о смысле трагедии, благодаря которой «под видимым всем горем… происходит невидимый рост… души» [Шестов, 1996, т. 1, с. 175], и она становится способной понимать жизнь. Развивая философию трагедии, то есть «философию безнадежности, отчаяния, безумия – даже смерти» [Шестов, 1903, с. 1], Шестов утверждает, что человек, прошедший через трагедию, «начинает иначе думать, иначе чувствовать, иначе желать. Все, что дорого и близко всем людям, становится для него ненужным и чуждым» [Там же, с. 16], он уже не способен вернуться к обыденности. Переживание трагического является для Шестова путем познания: «Нет иного пути к истине, как через каторгу, подземелье, подполье» [Там же, с. 37]. Основной вопрос, который возникает при этом: «Имеют ли надежду те люди, которые отвергнуты наукой и моралью, т.е. возможна ли философия трагедии?» [Там же, с. 16].

Библия как источник философии. Шестов – философ библейского Откровения: Библия для него – это самая первая «критика разума», она полна противоречий, ей присущи «ни с чем не сообразная парадоксальность» и даже «чудовищная нелепость» и «имморализм» [Шестов, 1993, т. 1, с. 312]. В Библии содержится истина, которая идет вразрез со всеми навыками человеческого мышления, она не требует никаких доказательств и не принимает обоснований. Библия – это свидетельство переживания единства с Богом.

Шестов не делает различия между Заветами: «чистый иудаизм» выражается как в Ветхом, так и в Новом Завете [Шестов, 1966, с. 105]. В работе «Sola fide – только верою» он проводит границу между эллинизмом и язычеством, с одной стороны, и иудаизмом и христианством – с другой: их разделяет догмат о спасении верой [Там же, с. 132], означающий, что своими силами человек не может спастись – только силою Божией: «Кто надеется на себя – тот отрекается от Бога» [Там же, с. 208].

Шестов акцентирует внимание лишь на тех частях Библии, которые считает не зараженными духом античной философии. В Ветхом завете он не принимает Книги учительные – Псалтырь и «хокмическую» письменность (Книги Притчей Соломоновых, Экклезиаста и др.), кроме Книги Иова, а также за небольшими исключениями и пророческие книги. В Новом Завете наиболее неприемлемым для него является Евангелие от Иоанна, его зачин «В начале было Слово» (Ин. 1:1) означает для Шестова, что Откровение должно быть взвешено на весах Афин, т.е. разума.

Живой Бог Библии и бог философов. В своих размышлениях о бытии Бога Шестов определяет его как волю, неопределенность и произвол. Живой библейский Бог «не знает ни должного, ни необходимого» [Шестов, 1993, т. 1, с. 253], Он свободен от всех ограничений и не нуждается ни в почве, ни в опоре. Бог для него ­­– «великий Творец, из ничего творящий все» [Шестов, 1966, с. 253]; Он как «свободнейшее существо» не выбирает между добром и злом, не знает добра и зла, поскольку Он вообще ничего не «знает», но все творит.

Для живого Бога нет невозможного, как нет ничего вечного и неизменного. Бог не подвластен никаким законам, Он может помочь человеку переступить через истину, через добро и через последнее ограничение – законы материального мира, – и сделать бывшее небывшим: «Перед Его лицом (facies in faciem) и зло, и ложь сами собой перестают существовать, превращаются в ничто, которого не только в настоящем, но и в прошлом никогда не было, вопреки всем свидетельствам человеческой памяти» [Шестов, 1993, т. 1, с. 176].

В отличие от этого бог, которому поклоняется философы, потерял все личностные черты, превратившись в принцип; он стал сверхличностью. Бог философов – далекий бог, слепой и глухой, не видящий человеческих страданий, не слышащий молитв; он не противоречит добру, он идет по тем путям, которые ему указывает разум. Разум, приписывая Богу предикаты, подчиняя Его этическим принципам, стремится спасти человека от «несдержанного и беспорядочного произвола» Бога и Его всевластия [Шестов, 1993, т. 1, с. 259], то есть руководствуется человеческими целями и интересами, однако тем самым разум убивает живого Бога и порождает неумолимого бога философов.

Вера и разум. Философия, богословие, судьбы истории и всего человечества определяются для Шестова противоборством двух начал: эллинского и библейского, разума и веры, умозрения и Откровения, Афин и Иерусалима. Выбор античных философов и ученых заключается в подчинении воли разуму, мудрость пророков Иерусалима – в дерзновенной борьбе за чаемое и бесконечной вере в его осуществление. Компромисс веры и разума невозможен: Афины «никогда не договорятся» с Иерусалимом.

Вера и непосредственные отношения между Богом и человеком есть конец человеческой трагедии, конец борьбы и страданий. Вера оказывается «непостижимой творческой силой» [Шестов, 1993, т. 1, с. 292], преображающей бытие; она влечет в пространство невозможного, то есть соединяет человека с Богом. Вера «излучает из себя последние, решающие истины о существующем и несуществующем» [Там же, с. 27], то есть «сотворенные истины», которые «свободно даются, свободно принимаются, ни пред кем не отчитываются, никем не регистрируются, никого не пугают и сами никого не боятся» [Там же, с. 395]. Существование вечных истин («застывших, окаменевших, омертвевших и мертвящих» [Там же, с. 317]) иллюзорно, им человек подчиняется из-за чувства страха и тревоги, а также из-за нежелания бороться; есть только истина сотворенная, то есть истина веры и Откровения, над «которой Творец является господином и которая служит, должна служить ему, находится у него на посылках» [Там же, с. 307].

Оппозицию откровению Библии и вере пророков составляет умозрение философов. Сущность его заключается в том, что человек приучается видеть себя как часть единого целого и повиноваться вечным и неизменным законам разума и морали, которые нельзя умолить и к которым нельзя обратиться. Все, что может делать античный философ – это постичь истину и с мудрым спокойствием ей покориться.

Задача философии. Вся философия Шестова проникнута единой задачей: помочь человеку освободиться от разума, «от обычной, ставшей как бы второй человеческой природой мудрости» [Шестов, 1966, с. 285], «стряхнуть с себя власть бездушных и ко всему безразличных истин, в которые превратились плоды с запретного дерева» [Шестов, 1993, т. 1, с. 24]. Философия – это искусство «жить в неизвестности», она должна «не успокаивать, а смущать людей» [Шестов, 1971, с. 38]; философия стремится «прорваться сквозь логическую цепь умозаключений» и вынести человека «в безбрежное море фантазии, фантастического, где все одинакового возможно и невозможно» [Там же, с. 49]. Люди, считал Шестов, спят наяву и бодрствуют во сне. Свою задачу он видел в пробуждении от сна, в призыве к бодрствованию, поэтому его философия должна «тормошить, щипать, бить, щекотать» человека, чтобы привести его в чувство, в сознание, в реальность. Философия оказывается в конечном итоге «великой и последней борьбой за первозданную свободу» [Шестов, 1993, т. 1, с. 28], то есть борьбой за реальность верующего сознания, не опороченную знанием.

Антропология. Бог и человек. Принимая христианское понятие первородного греха, Шестов трактует его на свой лад: грех коренится не в человеческой природе, но в человеческом сознании. Бог не осуждал первых людей после нарушения запрета: он лишь предупреждал их о том, что плоды с древа познания таят в себе смерть. Человек погубил себя сам, поверив не Богу, а змию, духу лжи, говорящему, что знание сделает человека более могущественным; человек стал знающим, но ограниченным и смертным существом.

Значимость поступков человека, их ценность определяется «свободным, произвольным, ничем не связанным, решением Бога» [Шестов, 1966, с. 96]. Божественное правосудие не имеет никакого отношения к нашему человеческому представлению о справедливости – перед высшим судом грешники и праведники равны. «Величайшей реальностью» обладает лишь тот суд, который ждет человека по ту сторону истории: он не знает «ни норм, ни законов, для него нет правосудия, пред ним все виноваты, и особенно тяжко виноват тот, кто подчинялся законам и в добровольном подчинении законам видел свою добродетель» [Шестов, 1993, т. 2, с. 135]. На Страшном суде решается вопрос о свободе воли, бессмертии души, а также бытии Бога: «И Бог ждет, как каждая живая человеческая душа, последнего приговора» [Там же, с. 242].

Шестов утверждает, что Бог не всеблаг, не всезнающ – Он «любит, и хочет, и волнуется, и раскаивается, и спорит с человеком, и даже иной раз уступает человеку в споре» [Там же, с. 18], как это было в случае с Иовом. Последнее решение остается для Шестова за человеком, и именно выбор человека определит, что победит – жизнь или смерть, реальное или идеальное. «Человек должен быть мерой всех вещей» [Там же, с. 250], как человеческих, так и божественных, и в этом – «высшая цель» и новая заповедь. Шестов ощущал богооставленность человека, и поскольку «Бога нет, человек должен сам стать Богом, т.е. все творить из ничего, все: и материю, и формы, и вечные законы» [Там же, с. 237].

Для мировоззрения Шестова характерен радикальный оптимизм, утверждающий, что все человеческие мольбы будут услышаны, а чаяния исполнены. Его философия обращена к индивидуальному существованию человека. Правда для Шестова всегда оказывается на стороне человека: его желания и стремления перевешивают чашу весов. Он призывал к свободе и критичности мышления, к отказу от любых авторитетов, ведь человек – это неограниченная возможность, открытость миру и Богу, и Шестов отстаивал его права и свободы перед необходимостью – природной или социальной.

Шестов Л. Sola fide ¬– только верою (Греческая церковь и средневековая философия. Лютер и церковь). Paris, 1966.

Шестов Л. Апофеоз беспочвенности (опыт адогматического мышления). Париж, 1971.

Шестов Л. Достоевский и Нитше (философия трагедии). СПб., 1903.

Шестов Л. Соч.: В 2 т. М., 1993.

Шестов Л. Соч.: В 2 т. Томск, 1996.

Шестов Л. Умозрение и откровение. Религиозная философия Владимира Соловьева и другие статьи. Париж, 1964.

Bédard A. La nuit lieratrice: liberté, raison et la foi selon L. Chestov. Tournai, 1973.

Copleston F.C. Russian Religious Philosophy: Selected Aspects. Tunbridge Wells, 1988.

De Casseres B. Raiders of the absolute. N. Y., 1937.

Finkenthal M. Lev Shestov. Existential Philosopher and Religious Thinker. N. Y., 2010.

Globerman F. Fedor Dostoevsky, Vladimir Soloviev, Vasilii Rosanov and Leo Shestov on Jewish and Old Testament Themes. Michigan, 1974.

Horowitz B. L’opposition entre Athénes et Jérusalem dans la philosophie de Léon Chestov // Slavic and East European Journal. 1999. No. 43(1). P. 156–173.

Kline G.L. Religious and anti-religious thought in Russia. Chicago¬; L., 1968.

Léon Chestov. Un philosophe pas comme les autres? / Sous la dir. de N. Struve. Paris, 1996.

Maia Neto J.R. The Christianization of Pyrrhonism: Scepticism and Faith in Pascal, Kierkegaard, and Shestov. Boston, 1995.

Martin B. Great twentieth century Jewish philosophers: Shestov, Rosenzweig, Buber, with selections from their writings. N. ¬Y., 1969–1970.

Roberts S.E. Essays in Russian literature, the conservative view: Leontiev, Rozanov, Shestov. Athens, 1968.

Salazar-Ferrer O. La vérité qui nous sommes… // Europe. 2009. No. 960. P. 137–150.

Shein L.J. The philosophy of Lev Shestov (1866–1938): A Russian religious existentialist. N. Y., 1991.

Бонецкая Н.К. Лев Шестов как богослов: теология «великой и последней борьбы» // Вестник ПСТГУ. Сер. 1: Богословие. Философия. 2014. № 52(2). С. 78–97.

Гальцева Р.А., Роднянская И.Б. К портретам русских мыслителей. М., 2012.

Дерзновения и покорности Льва Шестова / Отв. ред. А.А. Ермичев. СПб.: РХГА, 2016.

Евлампиев И.И. Человек между царством абсурда и богом: Лев Шестов // Размышления о хаосе / Глав. ред. Л. Морева. СПб., 1997. С. 219–147.

Минский Н.М. Единственный светоч // Л.И. Шестов: pro et contra, антология / Сост., вступ. Статья, комментарии Т.Г. Щедриной. СПб., 2016. С. 293–301.

Мотрошилова Н.В. Мыслители России и философия Запада. М., 2006.

Поляков С.А. Философия Льва Шестова: Опыт структурно-исторического анализа. М., 1999.

Сербиненко В.В. Русская религиозная метафизика (XX век). М., 1996.

Хохлов А.М. Истолкование библейского сказания о грехопадении в философии Льва Шестова // Вестник РГГУ. 2012. № 17(97). С. 54–62.

Ширманов Я.И. К вопросу о религиозных представлениях Льва Шестова // Известия Уральского государственного университета. Сер. 3: Общественные науки. Вып. 6. 2008. № 61. С. 107–112.

Шитов С.И. Философия трагедии Льва Шестова // Вестник Московского университета. Сер. 7: Философия. 1993. № 2. С. 35–42.

Влияние Льва Шестова

Хотя сам Шестов не искал учеников и последователей, в России вокруг него сложился круг его почитателей, в который входили: философ, публицист и литературный критик С.В. Лурье, поэтесса В.Г. Малахиева-Мирович, писатель и литературный критик Е.Г. Лундберг, актриса МХАТа Н.С. Бутова, а также философ А.М. Лазарев и Б.Ф. Шлёцер, получивший известность во Франции как переводчик, музыкальный и литературный критик. Шестов оказал влияние на творчество А.М. Ремизова.

На Западе идеи экзистенциальной философии Шестова получили значительно больший отклик, нежели на родине. Воздействие его идей во Франции испытали А. Камю, Г. Марсель, И. Бонфуа, «парижские румыны» эссеист Э. Чоран и драматург Э. Ионеско; в Англии писатели Д.Г. Лоуренс и Дж.М. Мерри, поэт-сюрреалист Д. Гаскойн; польский поэт и эссеист Ч. Милош и др. В 1923–1925 Шестов был наставником Ж. Батая в изучении философии, в 1924 его учеником и последователем стал Б. Фондан, поэт румынского происхождения, воспринявший в своем творчестве в качестве основополагающих идей философию трагедии Шестова и его противопоставление Афин и Иерусалима.

Bespaloff R. Cheminements et carrefours. Julien Green, André Malraux, Gabriel Marcel. Kierkegaard. Chestov devant Nietzsche. Paris, 1938.

Fondane B. La Conscience malheureuse. Paris, 1979.

Fondane B. Léon Chestov // Europe. 2009. No. 960. P. 9–14.

Fondane B. Léon Chestov et la lutte contre les évidences // Revue Philosophique de la France et de l`Étranger. 1938. T. 1. No. 7/8. P. 13–50.

Fondane B. Léon Chestov à la recherché du judaïsme perdu // La Revue Juive de Genève. 1936. No. 4. P. 326–328.

Fondane B. Rencontres avec Leon Chestov. Paris, 1982.

Fondane B. Un nouveau visage de Dieu (Léon Chestov, un mystique russe) // Europe. 1998. No. 827. P. 110–120.

Fotiade R. Conception of the Absurd. From Surrealism to the Existential Thought of Fondane and Shestov. Oxford, 2001.

Gascoyne D. Selected Prose 1934–1996. L., 1998.

Lawrence D.H. Foreword // Shestov L. All things are possible – Apotheosis of Groundlessness. N. Y., 1920. P. 7–11.

Lazareff A. Vie et Connaissance. Paris, 1943.

Lazarew A. Leo Shestov. Graz, 1950.

Levinas E. Léon Chestov. Kierkegaard et la philosophie existentielle // Revue des Études Juives. 1937. No. 1/2. P. 139–141.

Lucescu-Boutcher A. Shestov and Fondane: Life beyond Morals // Cardozo Studies in Law and Literature. 1994. Vol. 6. No. 1. P. 79–86.

Piron G. Le rôle de Fondane dans la diffusion de la pensée de Chestov en France // Cahiers Benjamin Fondane. 2010. P. 101–115.

Saliy A. Lev Shestov’s philosophic solitude and his influence on the European philosophy of the 20th century // Russian Thought in Europe. Reception, polemics, development / Ed. by T. Obolevich, T. Homa, J. Bremer. Kraków, 2013. P. 365–374.

Schloezer B. de. Lecture de Chestov // Schloezer B. de. Pour un temps. Paris, 1981. P. 123–138.

Schloezer B. de. Léon Chestov // Revue Philosophique de la France et de l`Étranger. 1959. T. 149. P. 255–362.

Schloezer B. de. Un penseur russe: Léon Chestov // Mercure de France. 1922. T. 159. P. 82–115.

Surya M. Chestov et Nietzsche // Europe. 2009. No. 960. P. 25–41.

Surya M. L’Arbitraire, après tout (Léon Chestov, Georges Bataille) // Surya M. L’Imprécation littéraire (Matériologies, 1). Tours, 1999. P. 59–93.

The Tragic Discourse. Shestov’s and Fondane’s Existential Thought / Ed. by R. Fotiade. Bern, 2006.

Визгин В.П. Разум на весах откровения: Лев Шестов и современная мысль // Новое литературное обозрение. 1997. № 28. С. 379–390.

Гуссерль Э. Письма к Льву Шестову // Логос. 1996. № 7. С. 141–144.

Крутоус В.П. К истокам постмодернизма: философский бунт Льва Шестова // Искусствознание. 2009. № 1–2. С. 68–84.

Маритен Ж. Николай Бердяев и Лев Шестов // Маритен Ж. От Бергсона к Фоме Аквинскому: очерки метафизики и этики. М., 2006. С. 77–79.

Маркадэ Ж. Проникновение русской мысли во французскую среду: H. A. Бердяев и Л. И. Шестов // Русская религиозно-философская мысль XX века. Питтсбург, 1975. С. 150–166.

Сазеева И.Б. Поиски смысла бытия в философии Льва Шестова и Бенжамена Фондана // Учения о человеке в русской богословско-философской традиции: XIX Рождественские православно-философские чтения. Н. Новгород, 2010. С. 331–338.

Чубаров И.М. История Любви Льва Шестова к Эдмунду Гуссерлю, рассказанная им самим // Логос. 1996. № 7. С. 134–140.

Шестов Л. Sola fide ¬– только верою (Греческая церковь и средневековая философия. Лютер и церковь). Paris, 1966.

Шестов Л. Sola fide – только верою (Греческая церковь и средневековая философия. Лютер и церковь). Paris, 1966.

Шестов Л. Апофеоз беспочвенности (опыт адогматического мышления). Париж, 1971.

Шестов Л. Достоевский и Нитше (философия трагедии). СПб., 1903.

Шестов Л. Киргегард и экзистенциальная философия (Глас вопиющего в пустыне). М., 1992.

Шестов Л. Соч.: В 2 т. М., 1993.

Шестов Л. Соч.: В 2 т. Томск, 1996.

Шестов Л. Соч.: в 2 т. М., 1993.

Шестов Л. Соч.: в 2 т. Томск, 1996.

Шестов Л. Умозрение и откровение. Религиозная философия Владимира Соловьева и другие статьи. Париж, 1964.

Bayley J. Idealism and Its Critic // The New York Review of Books. 1970. Vol. 14. No. 12. P. 28–44.

Bespaloff R. Cheminements et carrefours. Julien Green, André Malraux, Gabriel Marcel. Kierkegaard. Chestov devant Nietzsche. Paris, 1938.

Bédard A. La nuit lieratrice: liberté, raison et la foi selon L. Chestov. Tournai, 1973.

Copleston F.C. Russian Religious Philosophy: Selected Aspects. Tunbridge Wells, 1988.

De Casseres B. Raiders of the absolute. N. Y., 1937.

Désilets A. Léon Chestov. Des paradoxes de la philosophie. Québec, 1984.

Finkenthal M. Lev Shestov. Existential Philosopher and Religious Thinker. N. Y., 2010.

Fondane B. La Conscience malheureuse. Paris, 1979.

Fondane B. Léon Chestov // Europe. 2009. No. 960. P. 9–14.

Fondane B. Léon Chestov et la lutte contre les évidences // Revue Philosophique de la France et de l`Étranger. 1938. T. 1. No. 7/8. P. 13–50.

Fondane B. Léon Chestov à la recherché du judaïsme perdu // La Revue Juive de Genève. 1936. No. 4. P. 326–328.

Fondane B. Rencontres avec Leon Chestov. Paris, 1982.

Fondane B. Rencontres avec Léon Chestov. Paris, 1982.

Fondane B. Un nouveau visage de Dieu (Léon Chestov, un mystique russe) // Europe. 1998. No. 827. P. 110–120.

Fotiade R. Conception of the Absurd. From Surrealism to the Existential Thought of Fondane and Shestov. Oxford, 2001.

Gascoyne D. Selected Prose 1934–1996. L., 1998.

Globerman F. Fedor Dostoevsky, Vladimir Soloviev, Vasilii Rosanov and Leo Shestov on Jewish and Old Testament Themes. Michigan, 1974.

Hill K.R. On the Threshold of Faith, An Intellectual Biography of Lev Shestov from 1901 to 1920 focusing on his Concept of Man. Michigan, 1980.

Horowitz B. L’opposition entre Athénes et Jérusalem dans la philosophie de Léon Chestov // Slavic and East European Journal. 1999. No. 43(1). P. 156–173.

Janochka G. Kant und Schestow. Ein Beitrag zum Glaubensproblem. Graz, 1952.

Kline G.L. Religious and anti-religious thought in Russia. Chicago¬; L., 1968.

Komblatt J.D. The Apotheosis of Exile: Jews nd the Russian Religious Renaissance (The Case of Lev Shestov) // Symposium. A Quarterly Journal in Modern Literature. 2003. Vol. 57. No. 3. P. 127–126.

Lawrence D.H. Foreword // Shestov L. All things are possible – Apotheosis of Groundlessness. N. Y., 1920. P. 7–11.

Lazareff A. Vie et Connaissance. Paris, 1943.

Lazarew A. Leo Shestov. Graz, 1950.

Levinas E. Léon Chestov. Kierkegaard et la philosophie existentielle // Revue des Études Juives. 1937. No. 1/2. P. 139–141.

Lossky V. L`Homme devant Dieu chez Lev Šestov et Marina Cvetaeva // Cahiers du Monde Russe et Soviétique. 1988. Vol. 29. No. 29(3–4). P. 519–531.

Lucescu-Boutcher A. Shestov and Fondane: Life beyond Morals // Cardozo Studies in Law and Literature. 1994. Vol. 6. No. 1. P. 79–86.

Léon Chestov. Un philosophe pas comme les autres? / Sous la dir. de N. Struve. Paris, 1996.

Maia Neto J.R. The Christianization of Pyrrhonism: Scepticism and Faith in Pascal, Kierkegaard, and Shestov. Boston, 1995.

Martin B. Great twentieth century Jewish philosophers: Shestov, Rosenzweig, Buber, with selections from their writings. N. ¬Y., 1969–1970.

McLachlan J.M. Shestov’s Reading and Misreading of Kierkegaard // Canadian Slavonic Papers / Revue Canadienne des Slavistes. 1986. Vol. 28. No. 2. P. 174–186.

Montmollin I. de. Chestov et son double // Europe. 2009. No. 960. P. 51–65.

Nivat G. Chestov et Berdiaev: la liberté, cet avant-Dieu // Magazine Littéraire. 1994. No. 320. P. 32–34.

Patterson D. Shestov, Kierkegaard, and the Origin of Nothingness: Reflections on the Fall // The American Benedictine Review. 1988. No. 39. P. 15–30.

Patterson D. Shestov’s Second Dimension: «In Jobs Balances» // Slavic and East European Journal. 1978. Vol. 22. No. 2. P. 141–152.

Patterson D. The Unity of Existential Philosophy and Literature as Revealed by Shestov’s Approach to Dostoevsky // Studies in Soviet Thought. 1979. No. 19. P. 219–231.

Philonenko A. Pour un portrait de Chestov // Europe. 2009. No. 960. P. 15–24.

Piron G. Le rôle de Fondane dans la diffusion de la pensée de Chestov en France // Cahiers Benjamin Fondane. 2010. P. 101–115.

Piron G. Léon Chestov, philosophe du déracinement. Lausanne, 2010.

Raichment H. L`esprit du paradoxe // Europe. 2009. No. 960. P. 42–50.

Regéczi I. Chekhov and the Philosophy of the Turn of the Century: Chekhov and Shestov // Studia Slavica Hungaricae. 1997. No. 42. P. 387–400.

Roberts S.E. Essays in Russian literature, the conservative view: Leontiev, Rozanov, Shestov. Athens, 1968.

Rolet S. Résonances Nietzchéennes dans la prose narrative russe au tournant du XX siècle // Revue des Études Slaves. 1998. No. 70(1). P. 141–149.

Salazar-Ferrer O. La vérité qui nous sommes… // Europe. 2009. No. 960. P. 137–150.

Saliy A. Lev Shestov’s philosophic solitude and his influence on the European philosophy of the 20th century // Russian Thought in Europe. Reception, polemics, development / Ed. by T. Obolevich, T. Homa, J. Bremer. Kraków, 2013. P. 365–374.

Schloezer B. de. Lecture de Chestov // Schloezer B. de. Pour un temps. Paris, 1981. P. 123–138.

Schloezer B. de. Léon Chestov // Revue Philosophique de la France et de l`Étranger. 1959. T. 149. P. 255–362.

Schloezer B. de. L’idée de Bien chez Tolstoï et Nitsche par Léon Chestov // Revue Philosophique de la France et de l’Étranger. 1927. T. 103. P. 150–152.

Schloezer B. de. Un penseur russe: Léon Chestov // Mercure de France. 1922. T. 159. P. 82–115.

Shein L.J. The philosophy of Lev Shestov (1866–1938): A Russian religious existentialist. N. Y., 1991.

Surya M. Chestov et Nietzsche // Europe. 2009. No. 960. P. 25–41.

Surya M. L’Arbitraire, après tout (Léon Chestov, Georges Bataille) // Surya M. L’Imprécation littéraire (Matériologies, 1). Tours, 1999. P. 59–93.

The Tragic Discourse. Shestov’s and Fondane’s Existential Thought / Ed. by R. Fotiade. Bern, 2006.

Valevičius A. Lev Shestov and His Times: Encounters with Brandes, Tolstoy, Dostoevsky, Chekhov, Ibsen, Nietzsche and Husserl. N. Y., 1993.

Wernham J.C.S. Two Russian thinkers: an essay on Berdyaev and Shestov. Toronto, 1968.

 

Аверин Б.В. Страх прямого высказывания: Лев Шестов, Серен Кьеркегор, Гумберт Гумберт // Семиотика страха. Париж; М., 2005. С. 172–184.

Адамович Г.В. Вячеслав Иванов и Лев Шестов // Адамович Г.В. Одиночество и свобода. СПб., 2002. С. 243–262.

Антонов К.М. Философия Ницше в интерпретации Л. Шестова // Историко-философский ежегодник`2000. С. 307–322.

Асмус В.Ф. Лев Шестов и Кьеркегор: Об отношении Льва Шестова к зачинателю европейского экзистенциализма // Философские науки. 1972. № 4. С. 71–80.

Ахутин А.В. Одинокий мыслитель // Шестов Л. Соч. в 2 т. Т. 1. М., 1993. С. 3–17.

Бабанов А.В. Вера Л. Шестова и Л.Н. Толстого // Философия и культура. 2015. № 9(93). С. 1383–1392.

Бабанов А.В. Проблема неотменимости прошлого в философии Шестова и Ницше // Вопросы философии. 2016. № 11. С. 144–148.

Баранова-Шестова Н. Жизнь Льва Шестова: в 2 т. Paris, 1983.

Бердяев Н., Шестов Л. Переписка и воспоминания // Континент. 1981. № 30. С. 293–313.

Бонецкая Н.К. Л. Шестов и Ф. Ницше // Вопросы философии. 2008. № 8. С. 113–133.

Бонецкая Н.К. Лев Шестов как богослов: теология «великой и последней борьбы» // Вестник ПСТГУ. Сер. 1: Богословие. Философия. 2014. № 52(2). С. 78–97.

Булгаков – Шестову, Шестов – Булгакову // Новый журнал. 1995. Кн. 200. С. 311–314.

Визгин В.П. Бердяев и Шестов: спор об экзистенциальной философии // Полигнозис. 2000. № 3. C. 120–127.

Визгин В.П. Разум на весах откровения: Лев Шестов и современная мысль // Новое литературное обозрение. 1997. № 28. С. 379–390.

Гальцева Р.А., Роднянская И.Б. К портретам русских мыслителей. М., 2012.

Гарина Т.С. Проблема католицизма в творчестве Ф.М. Достоевского и Л.И. Шестова // Вестник Московского университета. Сер. 7: Философия. 1996. № 5. С. 69–70.

Герцык Е.К. Воспоминания: Н. Бердяев, Л. Шестов, С. Булгаков, М. Волошин, А. Герцык. Paris, 1973.

Гершензон М.О. Письма к Льву Шестову (1920–1925) // Минувшее. 1992. № 6. С. 237–312.

Гофштеттер И.А. В плену философско-теологической путаницы (о Розанове, Гегеле, Шестове) // Путь. 1931. № 28. С. 87–100.

Гуссерль Э. Письма к Льву Шестову // Логос. 1996. № 7. С. 141–144.

Данилевский А.А. А.М. Ремизов и Лев Шестов // Ученые записки Тартуского государственного университета. 1990. Вып. 883. С. 139–156.

Дерзновения и покорности Льва Шестова / Отв. ред. А.А. Ермичев. СПб.: РХГА, 2016.

Евлампиев И.И. Человек между царством абсурда и богом: Лев Шестов // Размышления о хаосе / Глав. ред. Л. Морева. СПб., 1997. С. 219–147.

Ермишин О.Т. Религиозно-философская эволюция Л. Шестова (дореволюционный и эмигрантский периоды) // Философские науки. 2006. № 8. С. 138–140.

Ерофеев В.В. Остается одно: произвол (философия одиночества и литературно-эстетическое кредо Льва Шестова) // Вопросы литературы. 1975. № 10. С. 153–188.

Из переписки Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова и Л.И. Шестова [1924–1938] // Мосты. 1961. № 8. С. 255–261.

Исцеление для неисцелимых. Эпистолярный диалог Льва Шестова и Макса Эйтингона. М., 2014.

Корконосенко К.С. Между верой и неверием (Паскаль, Унамуно, Шестов: логика агонии) // Канун: Альманах. СПб., 1999. Вып. 5. С. 473–500.

Крутоус В.П. К истокам постмодернизма: философский бунт Льва Шестова // Искусствознание. 2009. № 1–2. С. 68–84.

Кувакин В.А. Опровержения и предположения Льва Шестова // Философские науки. 1990. № 2–3. С. 54–65.

Л.И. Шестов: pro et contra / Сост., вступ. Статья, комментарии Т.Г. Щедриной. СПб., 2016.

Ловцкий Г. Лев Шестов по моим воспоминаниям // Грани. 1960. № 45–46.

Ловцкий Г.Л. Лев Шестов по моим воспоминаниям // Грани. 1960. № 45–46.

Лундберг Е.Г. Записки писателя (1920–1924): в 2 т. Л., 1930.

Маколкин А. Опыт прочтения Керкегора в России и в Советском Союзе: от Льва Шестова до Пиамы Гайденко // Вопросы философии. 2004. № 1. С. 147–160.

Малахиева-Мирович В.Г. Маятник жизни моей: Дневник русской женщины 1930–1954. М., 2016.

Малахиева-Мирович В.Г. О преходящем и вечном. Дневниковые записи (1930–1934) // Новый мир. 2011. № 6. С. 130–149.

Маритен Ж. Николай Бердяев и Лев Шестов // Маритен Ж. От Бергсона к Фоме Аквинскому: очерки метафизики и этики. М., 2006. С. 77–79.

Маркадэ Ж. Проникновение русской мысли во французскую среду: H. A. Бердяев и Л. И. Шестов // Русская религиозно-философская мысль XX века. Питтсбург, 1975. С. 150–166.

Марченко О.В. О шестовской стратегии чтения // Философские науки. 2006. № 8. С. 143–146.

Мачульская О.И. Является ли революция актом творчества? Послесловие к публикации статьи Л. Шестова «Что такое русский большевизм» // История философии. 2001. № 8. С. 122–123.

Минский Н.М. Единственный светоч // Л.И. Шестов: pro et contra, антология / Сост., вступ. Статья, комментарии Т.Г. Щедриной. СПб., 2016. С. 293–301.

Мотрошилова Н.В. Мыслители России и философия Запада. М., 2006.

Мотрошилова Н.В. Невыносимое слово «жертва» // Иностранная литература. 1990. № 6. С. 192–196.

Мотрошилова Н.В. Парабола жизненной судьбы Льва Шестова // Вопросы философии. 1989. № 1. С. 129–143.

Неизданные письма Льва Шестова [Письма к жене, к дочерям и к А. Лазареву (1920–1938)] // Русская мысль. 1969. 27 февраля. № 2727.

Панченко Ф.К. Н.К. Михайловский и Л.И. Шестов: творческие параллели // Вестник РГГУ. 2009. № 12. С. 272–277.

Переписка Л.И. Шестова с А.М. Ремизовым // Русская литература. 1992. № 2. С. 133–169

Переписка Льва Шестова с Борисом Шлёцером. Париж, 2011.

Половинкин С.М. Антиплатонизм Льва Шестова и анафема на Иоанна Итала // Философские науки. 2006. № 8. С. 137–138.

Поляков С.А. Трагико-героическое в этико-философских построениях Льва Шестова (экзистенциальные мотивы в определении начал философствования) // Гуманитарные исследования. 1999. Вып. 3. С. 92–100.

Поляков С.А. Философия Льва Шестова: Опыт структурно-исторического анализа. М., 1999.

Ремизов А.М. Кукха. Розановы письма. Берлин, 1923.

Ремизов А.М. По поводу книги Льва Шестова «Апофеоз беспочвенности» // Вопросы жизни. 1905. № 7. С. 204.

Сазеева И.Б. Поиски смысла бытия в философии Льва Шестова и Бенжамена Фондана // Учения о человеке в русской богословско-философской традиции: XIX Рождественские православно-философские чтения. Н. Новгород, 2010. С. 331–338.

Сербиненко В.В. Русская религиозная метафизика (XX век). М., 1996.

Синеокая Ю.В. Три образа Ницше в русской культуре. М., 2008.

Тищенко П.Д. Смерть: событие и смысл (наброски) // Событие и смысл (Синергетический опыт языка) / Под ред. Л.П. Киященко, П.Д. Тищенко. М., 1999. С. 203–256.

Хохлов А.М. Истолкование библейского сказания о грехопадении в философии Льва Шестова // Вестник РГГУ. 2012. № 17(97). С. 54–62.

Чубаров И.М. История Любви Льва Шестова к Эдмунду Гуссерлю, рассказанная им самим // Логос. 1996. № 7. С. 134–140.

Шерер Ю.В. Религиозные поиски русской интеллигенции начала XX века // Общественные науки и современность. 1991. № 2. С. 167–174.

Шестов Л. Письма к Г.Г. Шпету // Творческое наследие Г.Г. Шпета и философия XX века: К 120-летию со дня рождения Густава Шпета. Томск, 1999. С. 212–229.

Ширманов Я.И. К вопросу о религиозных представлениях Льва Шестова // Известия Уральского государственного университета. Сер. 3: Общественные науки. Вып. 6. 2008. № 61. С. 107–112.

Шитов С.И. Философия трагедии Льва Шестова // Вестник Московского университета. Сер. 7: Философия. 1993. № 2. С. 35–42.

Штейнберг А. Друзья моих ранних лет (1911–1928). Paris, 1991.

Янцен В. Письма русских мыслителей в базельском архиве Фрица Либа: Н.А. Бердяев, Лев Шестов, С.Л. Франк, С.Н. Булгаков (1926–1948) // Исследования по истории русской мысли: Ежегодник 2001/2002. С. 226–563.

Ворожихина К.В.