Персонализм во Франции

Electronic philosophical encyclopedia article
share the uri

Персонализм во Франции: общее введение

Датой рождения персонализма во Франции считается октябрь 1932 – время выхода в свет первого номера журнала «Esprit» («Дух»), создателем которого был философ Эмманюэль Мунье (1905–1950), католик по вероисповеданию. Вокруг журнала объединились философы, публицисты, литераторы, литературные и художественные критики самых разных ориентаций, озабоченные судьбой современного человека и цивилизации в целом. В первом номере «Esprit» Мунье писал: «Наш журнал основан группой молодых людей, осознавших свою ответственность за нищету, царящую в мире, решивших уничтожить утвердившийся беспорядок и построить новое общество, основанное на действенном примате духовных ценностей» [Mounier, 1932, le tract spècial].

Рядом с Мунье стояли: французский философ-неотомист Ж. Маритен, автор учения об интегральном гуманизме, в центре которого человек в целостности его бытия – природного и сверхприродного (божественного); русский философ Н.А. Бердяев, отстаивавший в качестве высшей ценности принцип личности с её абсолютной свободой; немецкий философ-антрополог П.-Л. Ландсберг, усматривавший сущность личности в способности к трансценденции; Ж. Лакруа, понимавший персонализм как обращение к универсальному в человеке и человечестве; М. Недонсель, видевший наиболее полное выражение подлинного личностного существования в искусстве, реализующем присутствие Бога в мире, и др.

Французский персонализм задумывался его создателями как вариант социального христианства левой ориентации. Рассматривая «кризис человека» как следствие общего кризиса современной цивилизации, Мунье и его соратники намеревались обновить христианскую концепцию человека путем критического осмысления наиболее влиятельных философско-антропологических учений, прежде всего экзистенциализма и марксизма. «Экзистенциалисты настоятельно требовали обсуждения персоналистских проблем: свобода, внутренний мир личности, коммуникация, смысл истории. Марксисты призывали современное мышление освободиться от идеалистических мистификаций, стать на твёрдую почву в осмыслении реальных проблем человека и связывать самую возвышенную философию с актуальными вопросами современности» [Мунье, 1999г, с. 467–468]. По словам Лакруа, чтобы выявить глубинную персоналистскую ориентацию, её необходимо сопоставить с марксизмом и экзистенциализмом [Лакруа, 2004б, с. 290].

Марксизм первоначально воспринимался Мунье сквозь призму взглядов Бердяева. В статье «Правда и ложь коммунизма», опубликованной в первом номере «Esprit», Бердяев к наиболее значимым «истинам» коммунизма относил критику буржуазного общества, его пороков и противоречий, развенчание эксплуатации человека человеком, призыв к изменению социального порядка, угнетающего индивида. В 1930-е годы Мунье и его единомышленники понимали кризис человека прежде всего как кризис деятельных способностей индивида, вызванный его участием в капиталистическом производстве, как упадок духовности вследствие буржуазного образа жизни и дехристианизации широких народных масс. Озабоченные «слиянием христианства с буржуазным беспорядком» Мунье и Маритен в одном из первых номеров «Esprit» объявляли о намерении сторонников «личностной философии» «вырвать Евангелие из рук буржуазии».

Зарождение понятия личности Мунье связывал с христианством, которое первым заговорило о множественности человеческих душ и призвало каждую из них внутренне приобщиться к божественному. «Глубинный смысл человеческого существования состоит... в том, чтобы переменить “тайну своей души”, чтобы принять в нее Царство Божие и воплотить его на Земле» [Мунье, 1999г, с. 464]. Идея о воплощении Царства Божия на Земле стала программной в философии французского персонализма. В этом плане «личностная философия» идет в русле антропологии Августина, которую Мунье воспринял как призыв к «возвеличению земной жизни». Не проводя радикального противопоставления града Божия и града земного, Мунье, вслед за Ш. Пеги, рассматривал духовный порядок не как метафизический принцип, отделяющий человека от его земного удела, но как динамическую силу, проявляющуюся в человеческом обществе. Град Божий и град земной навеки смешаны друг с другом и различаются только по своей направленности. Мунье и его соратники сделали акцент на жизни активной, придав идее о воплощении божественных ценностей на Земле вполне конкретный вид. «Наше конкретное существование будет …непрерывной актуализацией нашего отношения к Богу» [Лакруа, 2004а, с. 285].

Мунье и персоналисты были уверены, что коренное преобразование жизни людей невозможно без их совместных усилий и прежде всего без духовного возрождения, духовной революции. Любые экономические и социальные перемены, идущие сверху и осуществляемые небольшой группой людей, не в состоянии привести к слому изжившую себя систему; они завершатся лишь перераспределением богатств. Революция должна быть одновременно и духовной, и экономической: «...духовная революция будет экономической или ее не будет. Экономическая революция будет духовной или её не будет вовсе», повторял Мунье слова Ш. Пеги [Мунье, 1999а, с. 20].

Mounier E. Communisme, anarchie et personnalisme. Paris, 1966.

Mounier E. Pourquoi «Esprit»? // Esprit. 1932. No. 1. Le tract spècial.

Лакруа Ж. Марксизм, экзистенциализм, персонализм // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004б. С. 290–385.

Лакруа Ж. Персонализм как антиидеология // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004а. С. 166–289.

Мунье Э. Манифест персонализма // Мунье Э. Манифест персонализма М., 1999б. С. 267–410.

Мунье Э. Персонализм // Мунье Э. Манифест персонализма М., 1999г. С. 459–538.

Мунье Э. Персоналистская и общностная революция // Мунье Э. Манифест персонализма М., 1999а. С. 13−266.

Мунье Э. Страх в ХХ веке // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999в. С. 411−458.

Мунье Э. Что такое персонализм? М., 1994.

Domenach J.-M. Emmanuel Mounier. Paris, 1972.

Le personnalisme d’Emmanuel Mounier hier et demain. Pour un cinquantenaire. Paris, 1985.

Loubet del Bayle J.-L. Les non-conformistes des années 30. Une tentative de renouvellement de la pensée politique française. Paris, 1969.

Lurol G. Mounier. Paris, 2000.

Moix C. La pensée d’Emmanuel Mounier. Paris, 1960.

Pluzanski T. Mounier. Warszawa, 1967.

Rougemont D. Journal d’une époque. Paris, 1968.

Rougemont D. Politique de la personne. Paris, 1934.

Roy J.-M. Mounier au prises avec son siècle. Paris, 1972.

Senarclens P. de. Le movement Esprit 1932–1941. Essai critique. Lausanne, 1974.

Winock M. Histoire politique de la revue «Esprit»: 1930–1950. Paris, 1975.

Вдовина И.С. Французский персонализм. М., 1990.

Рикёр П. История и истина. Спб., 2002.

Практика, труд, «вовлечение»

В поисках сущности человека философы-персоналисты обратились к практической стороне его жизнедеятельности и пытались определить роль труда в жизни индивида. Одной из главенствующих стала идея «вовлеченного существования», призывающая человека к осмысленному, творческому выполнению своей миссии на Земле: «вовлечение» является «существенной частью становления личности» [Лакруа, 2004а, c. 96]. Признавая влияние марксизма на формирование идей персонализма о «вовлеченном» существовании, его теоретики стремились понять его в более широкой перспективе. Мунье отмечал, что марксизм игнорирует внутреннюю жизнь человека, его предназначение. Марксистское понятие практики предстаёт у Лакруа как позиция конкретного человека, реагирующего на каждое мгновение жизни своим целостным бытием – мыслящим и действующим.

Философы-персоналисты, трактуя проблему деятельности, ставили задачей связать труд с целостным самопроявлением личности, осуществляющей себя в качестве субъекта не только производственной деятельности, но и деятельности духовной – нравственной, эстетической, религиозной. Мунье диалектически понимал взаимодействие духа и материи, и в этом взаимодействии он видел главное условие для самоосуществления человека как личности. Он не принимал предложенную Бердяевым трактовку «объективации» как «отчуждения». Бердяев, писал Лакруа, «отождествляет отчуждение и объективацию и в последней видит самую большую из человеческих ошибок» [Лакруа, 2004б, с. 245]. Бердяев не верил в возможность самореализации человека во внешнем мире; для него конфликт между материей и духом, имманентным и трансцендентным был абсолютным, а потому неразрешимым: «...дух революционен, материя же консервативна и реакционна», «дух хочет вечности, материя же знает лишь временное» [Бердяев, 1949, с. 294].

В работе «Персоналистская и общностная революция» Мунье выделил три основные измерения личности: призвание, воплощение и объединение, где акцент делается на «воплощении в труде». Труд для Мунье есть прежде всего творчество, в процессе которого человек выступает целеполагающим существом («труд осуществляется ради творчества»); создавая тот или иной продукт, человек не только выражает, но и определенным образом завершает себя («труд есть средство завершения человека как личности»), конституируя собственное «я» («труд возвращает индивида к самому себе»); в труде человек осуществляет себя не только как мыслящее и действующее существо, но и как бытие чувственное, эмоциональное («труд сопровождается радостью...»); дисциплина труда, его конкретный порядок и строгая определенность организуют человека, давая ему чувство уверенности и вселяя веру в самого себя.

Lacroix J. Personne et amour. Paris, 1955.

Mounier E. Communisme, anarchie et personnalisme. Paris, 1966.

Mounier E. Pourquoi «Esprit»? // Esprit. 1932. No. 1. Le tract spècial.

Бердяев Н. Самопознание. Опыт философской автобиографии. Париж, 1949.

Лакруа Ж. Марксизм, экзистенциализм, персонализм // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004в. С. 290–385.

Лакруа Ж. Персонализм как антиидеология // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004б. С. 166–289.

Лакруа Ж. Персонализм: истоки – основания – актуальность // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004а. С. 5–165.

Лакруа Ж. Чувства и нравственная жизнь // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004г. C. 386−450.

Мунье Э. Манифест персонализма // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999б. С. 267–410.

Мунье Э. Персонализм // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999г. С. 459–538.

Мунье Э. Персоналистская и общностная революция // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999а. С. 13−266.

Мунье Э. Страх в ХХ веке // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999в. С. 411−458.

Мунье Э. Что такое персонализм? М., 1994.

Benjamin R. Notion de la personne et personnalisme chrétien. Paris, 1971.

Borne E. Emmanuel Mounier et combat pour l’homme. Paris, 1972.

Loubet del Bayle J.-L. Les non-conformistes des années 30. Une tentative de renouvellement de la pensée politique française. Paris, 1969.

Moix C. La pensée d’Emmanuel Mounier. Paris, 1960.

Ricoeur P. La personne // Ricoeur P. Lecture 2. La contrée des philosophes. Paris, 1989. P. 189−221.

Rougemont D. Politique de la personne. Paris, 1934.

Духовный мир личности. Проблема трансценденции

Душа, духовный мир личности, личностное «я» человека как «первичная реальность» – другая главенствующая тема французского персонализма, и здесь его сторонники сближаются с религиозным экзистенциализмом, главными представителями которого для них были Г. Марсель и К. Ясперс, и с феноменологией. Личность есть «центр, на который должна ориентироваться объективная Вселенная» [Мунье, 1999, с. 468], человек, достигший личностного существования, становится субъектом созидания собственно человеческой реальности. Это созидание происходит во внутреннем мире личности; ядром духовного мира человека является сознание, но не оно определяет личность и личностное творчество. «Сознательное поведение является лишь частью целостного “я”, а наилучшими из наших поступков оказываются как раз те, в необходимости которых мы менее всего уверены»; творчество как преодоление данного «достигается за пределами сознания и деятельности» [Mounier, 1947, p. 415, 526].

В своей бессознательной деятельности человек, согласно Мунье, открыт реальности, более обширной, чем мир, в котором протекает его сознательная жизнь, реальности, с одной стороны, предшествующей человеку, с другой – превосходящей его. Именно бессознательное позволяет человеку общаться с этой реальностью. Высоко оценивая психоанализ Фрейда, расширившего границы внутреннего мира индивида за счет введения инстанций бессознательного и сверхсознательного, Мунье тем не менее подверг критике его стремление свести все высшие проявления человеческого духа: мораль, искусство, религию к модификациям внутренних влечений, тождественных инстинктивной бессознательной деятельности, когда ведущим моментом человеческого бытия выступает «укрывшийся в бессознательном принцип удовольствия» [Mounier, 1947, p. 133].

В центре внимания Мунье творческое бессознательное, при изучении которого он пользуется гуссерлевской идеей интенциональности, возражая, однако, против узкого ее понимания исключительно как направленности сознания вовне, на предмет, и подвергая ее существенной переработке.

Не устраивала Мунье и трактовка интенциональности и трансценденции представителями атеистического экзистенциализма, прежде всего Сартром: с помощью этих понятий ими описывалось лишь движение «бесцельного бытия», поскольку в атеистическом экзистенциализме вне человека нет ничего, что превосходило бы его бытие по значимости и масштабу. Мунье разделяет здесь точку зрения христианских экзистенциалистов Г. Марселя и К. Ясперса, в учениях которых его привлекает стремление связать внутренний мир человека с надличным, абсолютным, то есть с божественным бытием. Как и в случае с понятием личности, Мунье отмечает принципиальную неопределимость божественной трансценденции, которая содержит лишь указание на некоторый предел человеческих возможностей, однако именно благодаря этому обретает смысл сам человеческий мир.

Понятие трансценденции в персонализме характеризует не сознание человека, а духовный мир личности, где человеческое существование понимается с позиций добра и зла, блага и греха и т.п. Дух это и самосознание человека, это вообще особая смысложизненная сфера человеческого опыта, первичная по отношению к конкретному самоосуществлению человека, сфера «сверхсознательная и сверхвременная». Духу свойственно трансцендировать, и его специфической чертой является открытость не внешнему миру, а некоему высшему бытию. К постижению этого бытия человек приходит в моменты потрясения, откровения, расткрывающего, по словам Мунье, мир в его глубинной реальности. Поскольку основания человеческой жизни коренятся в духовном мире личности, соотнесенном с божественной трансценденцией, и они постигаются только в личностном откровении, то именно на личность ложится ответственность за их обнаружение и проведение в жизнь. Прежде чем выйти за пределы внутреннего «я», человеку необходимо обрести то, с чем он выйдет вовне. Это позитивное «что-то» субъект ищет внутри собственного «я», отрешаясь от мира объектов и внешних связей, приостанавливая деятельность сознания. В этот момент человек совершает сложную духовную работу, мобилизуя все свои силы, чтобы оценить ситуацию, принять решение и реализовать его.

Mounier E. Introduction aus existentialismes. Paris, 1946.

Mounier E. Oeuvres. Vol. 2: Traité du caractère. Paris, 1947.

Лакруа Ж. Персонализм: истоки – основания – актуальность // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004. С. 5–165.

Мунье Э. Персонализм // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999. С. 267−410.

Madinier G. Conscience et amour. Paris, 1938.

Ricoeur P. La personne // Ricoeur P. Lecture 2. La contrée des philosophes. Paris, 1989. P. 189−221.

Roy J. Mounier aux prise s avec son siècle. Paris, 1972.

Вдовина И.С. Эстетика французского персонализма. М., 1981.

Личностное сообщество

Французские персоналисты одними из первых в современной западной философии выступили за понимание гуманизма как жизненного опыта общения людей и их взаимного сопереживания. Существенным моментом трудовой деятельности Мунье считал опыт творческого самоотвержения: человек, осуществляя себя в труде, отрекается от самого себя и делает это не столько ради производимого им продукта, сколько ради другого человека, которому он посвящает свой труд. Таким образом, труд выступает изначальным условием подлинно человеческого общения и инструментом воспитания: дух товарищества и любви, господствующий в процессе труда, – вот та основа, на которой создается истинно человеческое, личностное сообщество [Мунье, 1999а, c. 147–152].

В программном труде «Персоналистская и общностная революция» Мунье употреблял понятия «персонализм» и «человеческая общность» как тождественные. В книге «Что такое персонализм?» он утверждал, что истинным призванием человека является «не господство над природой, не наслаждение полнотой жизни, а коммуникация сознаний и взаимопонимание людей» [Мунье, 1999, c. 81]. Согласно Лакруа, «человеческие личности существуют благодаря человечеству, для человечества и в человечестве» [Лакруа, 2004а, с. 241].

Концепция общения в персонализме развивалась в русле феноменологическо-экзистенциалистской традиции. Введенная Э. Гуссерлем проблема «другого» стала одной из основных тем в близких персонализму феноменологической этике М. Шелера и Э. Левинаса, христианском экзистенциализме Г. Марселя и др.

Человеческое чувство общности философы-персоналисты относят к фундаментальным характеристикам личности, ее первичному опыту. «Первичный опыт личности это опыт другой личности»; «ты», а в нем и «мы» предшествуют личности или, точнее, сопровождают «я» на всем его жизненном пути. В своей внутренней жизни личность предстает нацеленной на мир и устремленной к другим личностям; идя по пути универсализации, она смешивается с ними, поскольку другие не только не ограничивают личность, но обусловливают ее бытие и восхождение: «Личность существует только в своем устремлении к другому, познает себя только через другого и обретает себя только в другом» [Мунье, 1999б, c. 479].

Личностное сообщество, контуры которого намеревались очертить философы-персоналисты, должно основываться на серии своеобразных актов, которым нет аналогий в Универсуме: умение личности выйти за собственные пределы и открыться «другому», понять «другого» и в поисках взаимного согласия стать на его точку зрения; способность взять на себя судьбу «другого», разделить с ним его тяготы и радость, быть великодушным, не рассчитывая на взаимность, и хранить созидающую верность «другому» на протяжении всего жизненного пути: «...я существую в той мере, в какой я существую для “другого”, и в конечном итоге существовать значит любить. Такова изначальная истина персонализма» [Мунье, 1999б, c. 479]. Любовь – не природное (сексуальное, родственное) отношение, а отношение сверхприродное, новая форма бытия: она даруется человеку по ту сторону его естества, требуя от него возможно более полной самореализации в свободе. Акт любви, по Мунье, это неопровержимое свидетельство существования человека: «…я люблю – значит и существую, и жизнь стоит того, чтобы ее прожить (бремя жизни)» [Там же, с. 481]. При этом, утверждает Лакруа, любовь есть общая причастность двух существ высшей реальности, только благодаря которой они существуют.

Говоря о человечестве и перспективах его развития, философы-персоналисты постоянно прибегают к выражению au-delà «по ту сторону»: обретение людьми личностного существования – это «внутренняя революция» (Э. Мунье), «перестройка мышления» (М. Недонсель), беспрецедентный скачок в качественно иное будущее. Обществу как совокупности исторически сложившихся форм совместной деятельности людей персоналисты противопоставляют мистическое сообщество, где происходит встреча личностей «по ту сторону» слов и систем. Общественное устройство должно строиться на онтологическом приоритете «горизонтальных» связей как самоконституирующемся «общественном пространстве» (М. Мерло-Понти).

Lacroix J. Personne et amour. Lyon, 1942.

Mounier E. Introduction aus existentialismes. Paris, 1946.

Nedoncelle M. Intersubjectivité et ontologie. Paris, 1974.

Nedoncelle M. La réciprocité des consciences. Paris, 1963.

Nedoncelle M. Vers une philosophie de l’amour et de la personne. Paris, 1957.

Лакруа Ж. Персонализм как анти-идеология // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004а. С. 166–289.

Лакруа Ж. Чувства и нравственная жизнь // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004б. С. 386–450.

Мунье Э. Персонализм // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999б. С. 459−538.

Мунье Э. Персоналистская и общностная революция // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999а. С. 13−266.

Мунье Э. Что такое персонализм? М., 1994.

Личность и художественное творчество

В философской антропологии французского персонализма существеннейшим свойством личности является способность к художественному творчеству. Только искусство признаётся адекватным средством для понимания личностного бытия человека, в том числе таких его характеристик, как деятельность, трансцендирование, коммуникация и др. В концепции Мунье художник выступает проводником личностного существования, а произведения искусства оказываются моделью подлинно личностного самоосуществления. Альбер Беген, представитель «женевской школы критиков», ставший после Мунье директором «Esprit» (1950–1957), искал ответ на вопрос о человеческом «я» и смысле его бытия в художественном творчестве, обеспечивающем человеку самоуглубление и самопроявление в сообществе с другими. Жан-Мари Доменак, сменивший Бегена на посту директора «Esprit» (1957–1977), анализировал острые проблемы ХХ века с помощью художественной литературы, театра, кино, мифологии [Domenach, 1967, p. 467].

Мунье видел назначение искусства прежде всего в его способности выразить невыразимую сущность божественной трансценденции. Индивид прибегает при этом к помощи символического языка, призванного раскрывать связь человека со священным. Высшим назначением искусства является проникновение во внутренние глубины человека, в его суверенный мир, где обнаруживается присутствие божественного в его душе. Художник «видит мир в Боге и намеревается реализовать Бога в подлунном мире» [Nedoncelle, 1953, p. 40]. Позиция философов-персоналистов идентична здесь точке зрения неотомиста Ж. Маритена: пытаться создать красоту значит стремиться создать трансцендентное, и это совпадает с традицией конструктивного отношения к сфере эстетического в католицизме: трансцендентное всегда религиозно, поскольку соединяет небо и землю.

Художественное творчество признается деятельностью человека как таковой, более того – его вершиной: в акте художественного творчества человек выступает как свободный целеполагающий субъект, поскольку осуществляет не заранее предустановленную деятельность, как это, например, происходит в труде, а создает новую реальность, пребывая по ту сторону повседневной жизни и стремясь соединиться с идеальной сущностью всех вещей. Искусство «открывает нам мир в его глубинной реальности и каждое отдельное бытие в его связи со Всеобщим» [Mounier, 1947b, p. 389].

В 1940-е годы Мунье разделял пафос и установки художественного модернизма, в частности сюрреализма, в котором он видел одно из серьёзных движений современности, называя сюрреалистов апостолами всеобщего преобразования жизни. Главное, что сближает художественный сюрреализм и философию персонализма установка на изменение внутреннего мира человека, переориентацию его повседневной жизни на «жизнь в поэзии». Ж. Люроль, исследователь французского персонализма, в 1972 назвал персонализм философией сюрреализма.

Подлинное общение людей осуществляется через искусство, художественные произведения – это место встречи личностей: личности художника и воспринимающего его творение. Становясь предметом восприятия, произведение вовлекает личность в продуктивное воображение. Будучи способом зашифрованного выражения божественной трансценденции, искусство обладает и особым типом интенциональности: оно обращено к духовному миру личности.

Beguin A. Création et destinée. Paris, 1973.

Beguin A. L’ậme romantique et le rêve. Paris, 1939.

Domenach J.-M. Le retour du tragique. Paris, 1967.

Mounier E. Introduction aux existentialismes. Paris, 1947a.

Mounier E. Oeuvres. Vol. 2: Traité du caractère. Paris, 1947b.

Nedoncelle M. Introduction à l’esthétique. Paris, 1953.

Мунье Э. Надежда отчаявшихся. М., 1995.

Мунье Э. Персонализм // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999. С. 459–538.

Charpentreau J., Rocher L. L’estétique personnaliste d’Emmanuel Mounier. Paris, 1966.

Lurol G. Emmanuel Mounier. Paris, 2000.

Вдовина И.С. Эстетика французского персонализма. М., 1981.

Персонализм и современный мир

Французский персонализм оказал заметное влияние на философские и социологические учения ХХ века, ориентируя их на исследование проблем духовного мира человека, личностного содержания человеческой деятельности, человеческого общения и человеческой общности. Под его влиянием сложились персоналистски ориентированные философские концепции в Италии, Швейцарии, в Скандинавии, странах Латинской Америки; его идеи стали теоретической основой различных направлений социальной теологии: теологии революции, теологии труда, теологии личности, теологии любви. Вместе с тем идеи «личностной философии» стимулировали переориентацию официальной доктрины католицизма, вынужденного изыскивать новые формы присутствия церкви в мире. Начиная с пасторской конституции 1965 «О церкви в современном мире», в которой речь шла о способах реализации диалога церкви с миром, персоналистские принципы появляются в документах Ватикана (учение о ценности земной жизни и активной вовлеченности человека в мирские дела, о необходимости участия всех людей в совершенствовании общественных отношений, о взаимоотношении божественного и человеческого и т.п.), а учение о человеке и его личностном содержании становится одной из центральных проблем официального католицизма. Принципы персонализма легли в основу теологии и философии мира Иоанна Павла II.

После ухода из жизни Э. Мунье журнал «Esprit» постепенно менял свою ориентацию. В 1960-е начале 1970-х годов Ж.-М. Доменак стремился к соединению персонализма с идеологией частичных реформ «общества потребления», более справедливого распределения его благ. С 1977 в журнале «Esprit» преобладает ориентация на проблематику постиндустриального общества. Руководители журнала (П. Тибо, 1977–1989; О. Монжен, 1989–2002) говорят об обновлении социальной позиции персонализма и высказываются в пользу просвещённых правителей, способных организовать общественную жизнь таким образом, чтобы обеспечить человеку условия для его индивидуального самосовершенствования.

В 1980-е и последующие годы наблюдается оживление идей персонализма Мунье во Франции. В контексте проблемы постсовременности в социологической и философской мысли обсуждается вопрос о расширении человеческих возможностей, о духовной наполненности экономической и социальной деятельности человека, «этике хозяйствования» и «культуре потребления». Наряду с традиционно существующим (с 1950) «Объединением друзей Эмманюэля Мунье» создаются ассоциации и объединения («За новую жизнь», «Продолжение», «Актуальность персонализма»), ставящие своей целью продолжить начатые Мунье исследования и развернуть широкую работу по внедрению идей персонализма во все сферы общественной и индивидуальной жизни людей. В 1987 под руководством Ж. Люроля формируется группа «Актуальность персонализма», которая проводит изучение таких проблем, как «Предприятие и сообщество», «Школьное образование и процесс формирования личности», «Зарождение новых форм культуры» и др.

Дальнейшую разработку персоналистского учения о личности предпринял П. Рикёр, опираясь на новейшие исследования в сфере деятельности, языка, повествования, этики, политической философии (Мунье в 1946 признавал, что именно Рикёр открывает перед персонализмом новые возможности). В своей концепции личности Рикёр делает акцент на «самости» человека, на этике как «стремлении к совершенной жизни с другими и для других» (Аристотель), справедливости как основополагающем принципе «бытия-вместе». Специальному рассмотрению идей персонализма Рикёр посвятил серию работ, написанных в разные годы в журнале «Esprit», в трудах «История и истина», «Книга для чтения 2. В стране философов» (1992) и др.

David M. Croire ou éspérer? Paris, 1981.

Domenach J.-M. Enquête sur les idées contemporaines. Paris, 1984.

Le personnalisme d’Emmanuel Mounier hier et demain. Pour un cinqantenaire. Paris, 1985.

Loubet del Bayle J.-L. Les non-conformistes des anées 30. Une tentative de renouvellement de la pensée politique française. Paris, 1969.

Lurol G. Emmanuel Mounier. Paris, 2000.

Ricoeur P. Lectures 2. La contrée des philosophes. Paris, 1992.

Ricoeur P. Réflexion faite. Autobiographie intellectuelle. Paris, 1995.

Вдовина И.С. Поль Рикёр: на «Елисейских полях» философии. М., 2018.

Вдовина И.С. Французский персонализм. М., 1990.

Губман Б.Л. Современная католическая философия: человек и история. М., 1988.

Радугин А.А. Персонализм и католическое обновление. Воронеж, 1984.

Beguin A. Création et destinée. Paris, 1973.

Beguin A. L’ậme romantique et le rêve. Paris, 1939.

Domenach J.-M. Le retour du tragique. Paris, 1967.

Lacroix J. Personne et amour. Lyon, 1942.

Lacroix J. Personne et amour. Paris, 1955.

Mounier E. Communisme, anarchie et personnalisme. Paris, 1966.

Mounier E. Introduction aus existentialismes. Paris, 1946.

Mounier E. Introduction aux existentialismes. Paris, 1947a.

Mounier E. Oeuvres. Vol. 2: Traité du caractère. Paris, 1947.

Mounier E. Oeuvres. Vol. 2: Traité du caractère. Paris, 1947b.

Mounier E. Pourquoi «Esprit»? // Esprit. 1932. No. 1. Le tract spècial.

Nedoncelle M. Intersubjectivité et ontologie. Paris, 1974.

Nedoncelle M. Introduction à l’esthétique. Paris, 1953.

Nedoncelle M. La réciprocité des consciences. Paris, 1963.

Nedoncelle M. Vers une philosophie de l’amour et de la personne. Paris, 1957.

Бердяев Н. Самопознание. Опыт философской автобиографии. Париж, 1949.

Лакруа Ж. Марксизм, экзистенциализм, персонализм // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004б. С. 290–385.

Лакруа Ж. Марксизм, экзистенциализм, персонализм // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004в. С. 290–385.

Лакруа Ж. Персонализм как анти-идеология // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004а. С. 166–289.

Лакруа Ж. Персонализм как антиидеология // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004а. С. 166–289.

Лакруа Ж. Персонализм как антиидеология // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004б. С. 166–289.

Лакруа Ж. Персонализм: истоки – основания – актуальность // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004. С. 5–165.

Лакруа Ж. Персонализм: истоки – основания – актуальность // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004а. С. 5–165.

Лакруа Ж. Чувства и нравственная жизнь // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004б. С. 386–450.

Лакруа Ж. Чувства и нравственная жизнь // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004г. C. 386−450.

Мунье Э. Манифест персонализма // Мунье Э. Манифест персонализма М., 1999б. С. 267–410.

Мунье Э. Манифест персонализма // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999б. С. 267–410.

Мунье Э. Надежда отчаявшихся. М., 1995.

Мунье Э. Персонализм // Мунье Э. Манифест персонализма М., 1999г. С. 459–538.

Мунье Э. Персонализм // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999. С. 267−410.

Мунье Э. Персонализм // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999. С. 459–538.

Мунье Э. Персонализм // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999б. С. 459−538.

Мунье Э. Персонализм // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999г. С. 459–538.

Мунье Э. Персоналистская и общностная революция // Мунье Э. Манифест персонализма М., 1999а. С. 13−266.

Мунье Э. Персоналистская и общностная революция // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999а. С. 13−266.

Мунье Э. Страх в ХХ веке // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999в. С. 411−458.

Мунье Э. Что такое персонализм? М., 1994.

Benjamin R. Notion de la personne et personnalisme chrétien. Paris, 1971.

Borne E. Emmanuel Mounier et combat pour l’homme. Paris, 1972.

Charpentreau J., Rocher L. L’estétique personnaliste d’Emmanuel Mounier. Paris, 1966.

David M. Croire ou éspérer? Paris, 1981.

Domenach J.-M. Emmanuel Mounier. Paris, 1972.

Domenach J.-M. Enquête sur les idées contemporaines. Paris, 1984.

Le personnalisme d’Emmanuel Mounier hier et demain. Pour un cinqantenaire. Paris, 1985.

Le personnalisme d’Emmanuel Mounier hier et demain. Pour un cinquantenaire. Paris, 1985.

Loubet del Bayle J.-L. Les non-conformistes des années 30. Une tentative de renouvellement de la pensée politique française. Paris, 1969.

Loubet del Bayle J.-L. Les non-conformistes des anées 30. Une tentative de renouvellement de la pensée politique française. Paris, 1969.

Lurol G. Emmanuel Mounier. Paris, 2000.

Lurol G. Mounier. Paris, 2000.

Madinier G. Conscience et amour. Paris, 1938.

Moix C. La pensée d’Emmanuel Mounier. Paris, 1960.

Pluzanski T. Mounier. Warszawa, 1967.

Ricoeur P. La personne // Ricoeur P. Lecture 2. La contrée des philosophes. Paris, 1989. P. 189−221.

Ricoeur P. Lectures 2. La contrée des philosophes. Paris, 1992.

Ricoeur P. Réflexion faite. Autobiographie intellectuelle. Paris, 1995.

Rougemont D. Journal d’une époque. Paris, 1968.

Rougemont D. Politique de la personne. Paris, 1934.

Roy J. Mounier aux prise s avec son siècle. Paris, 1972.

Roy J.-M. Mounier au prises avec son siècle. Paris, 1972.

Senarclens P. de. Le movement Esprit 1932–1941. Essai critique. Lausanne, 1974.

Winock M. Histoire politique de la revue «Esprit»: 1930–1950. Paris, 1975.

Вдовина И.С. Поль Рикёр: на «Елисейских полях» философии. М., 2018.

Вдовина И.С. Французский персонализм. М., 1990.

Вдовина И.С. Эстетика французского персонализма. М., 1981.

Губман Б.Л. Современная католическая философия: человек и история. М., 1988.

Радугин А.А. Персонализм и католическое обновление. Воронеж, 1984.

Рикёр П. История и истина. Спб., 2002.

Вдовина И.С.