Ашаризм

Electronic philosophical encyclopedia article
share the uri

Возникновение и развитие ашаризма

Ашаризм (араб. ашʻариййа) – одно из двух, наряду с матуридизмом, суннитских направлений философии калама, основоположником которого традиционно считается его эпоним, ʼАбӯ ал-Х̣асан ал-Ашʻарӣ. Концепции ашаритов, как правило, представляют крайнее фаталистическое и реалистическое крыло мусульманского спекулятивного богословия.

Воспитанник мутазилита ʼАбӯ ʻАлӣ ал-Джубба̄ʼӣ, ал-Ашʻарӣ в конце IX – начале Х вв. порывает с доктринами «обособившихся», создавая собственную, поначалу эклектическую теолого-философскую теорию. Зародившись в период реставрации традиционализма, ашаризм почти сто лет не привлекал внимания оппонентов: так, первое поколение мутакаллимов-ашаритов, представленное ʼАбӯ Сахлом ас̣-С̣аʻлӯкӣ (ум. 980), ʼАбӯ Бакром ал-Исма̄ʻӣлӣ (ум. 981) и ʼАбӯ Манс̣ӯром ан-Нӣса̄бӯрӣ (ум. 998), так и не развило богословия или натурфилософии основателя школы. Первый период в развитии ашаризма завершился в начале XI в., отмеченного деятельностью первых систематизаторов богословия школы – ʼАбӯ Бакра ал-Ба̄к̣илла̄нӣ и ʻАбдулк̣а̄хира ал-Баг̣да̄дӣ (ум. 1037). Расцвет ашаризма, широко распространившегося на территории Хорасана среди приверженцев шафиитской школы (мазхаба) мусульманского права, пришелся на конец эпохи правления Буидов, использовавших репрессивные методы борьбы против своих оппонентов-ашаритов. Смещение центров шиитской мысли в фатимидский Египет позволило ашаритским мыслителям, покровительствуемым Сельджукидами, возобновить масштабную проповедническую и педагогическую деятельность; выдающимися ашаритскими мыслителями этой поры становятся ал-Джувайнӣ и ʼАбӯ Х̣а̄мид ал-Г̣аза̄лӣ (ум. 1111). С ал-Г̣аза̄лӣ начинается синтез отдельных положений ашаритских натурфилософии и теологии с философией арабоязычного перипатетизма (фальсафы), предопределивший ход развития перипатезирующего калама в целом. Последний период истории классического калама представлен творчеством аш-Шахраста̄нӣ (ум. 1153), Фах̱руддӣна ар-Ра̄зи, ал-ʼӢджӣ (ум. 1355) и ат-Тафта̄за̄нӣ (ум. 1390). Перу этих мутакаллимов принадлежат первых крупные «суммы» калама, во многом предвосхитившие появление схоластического богословского трактата.

Ал-Ба̄к̣илла̄нӣ, ʼАбӯ Бакр. Ат-Тамхӣд. Бейрут, 1957.

Ал-Баг̣да̄дӣ, ʻАбдулк̣а̄хир. ʼУс̣ӯл ад-дӣн. Бейрут, 2002.

Ал-Ӣджӣ, ʻАдуд ад-Дӣн. Ал-Мава̄к̣иф. Бейрут, 1997.

Ар-Ра̄зӣ, Фах̱руддӣн. Ал-Мат̣а̄либ ал-ʻа̄лиййа. Бейрут, 1987.

Ар-Ра̄зӣ, Фах̱руддӣн. Мух̣ас̣с̣ал афка̄р ал-мутак̣аддимӣн ва ал-мутаʼах̱х̱ирӣн. Каир, 1991.

Ат-Тафта̄за̄нӣ, Саʻд ад-Дӣн. Шарх̣ ал-Мак̣а̄с̣ид. Бейрут, 1998.

Аш-Шахраста̄нӣ, ʼАбӯ ал-Фатх̣. Ниха̄йат ал-ик̣дам фӣ ʻилм ал-кала̄м. Бейрут, 1425 г.х.

Ибн Фӯрак. Мак̣а̄ла̄т аш-шайх̱ ʼАбӣ ал-Х̣асан ал-Ашʻарӣ. Каир, 2005.

Brunschvig R. Muʿtazilisme et Ašʿarisme à Baġdād // Arabica. 1962. No. 9. P. 345‒356.

Frank R. Classical Islamic Theology: The Ash`arites. Aldershot, 2008.

БадавӣʻА. Маз̱а̄хиб ал-ʼисла̄миййӣн. Бейрут, 1997.

С̣убх̣ӣ А. Фӣ ʻилм ал-кала̄м. Ал-Аша̄ʻира. Бейрут, 1985.

Богословские и философские концепции ашаритов

Спекулятивный метод ашаритской школы калама, продолжающий рационалистическую парадигматику мутазилизма, основывается на безусловном преобладании силлогистического мышления над мышлением иррациональным, «прецедентным». И хотя разум в эпистемологии ашаритов подчинен велению Откровения, именно рассуждения о ниспосланном Законе вменяются в обязанность ученому, который, вопреки отдельным традиционалистам-ханбалитам, обязан прибегать к помощи мысли при решении тех или иных теологических или правовых «апорий». Однако, в отличие от мутазилитов, ашариты постулировали принципиальную несамостоятельность «автономной» теологической спекуляции, нуждающейся в императивах Священного Писания и пророческой сунны. Во многом близкой ашаризму является матуридитская спекулятивная модель, также противостоявшая традиционалисткому фидеизму и вместе с тем более лояльно относившаяся к свободомыслию мутазилитов. Поиск компромиссов между противоборствующими богословско-философскими школами подвиг первых систематизаторов ашаритской мысли не только сформулировать общие принципы своего направления, но и снабдить их фундаментальными толкованиями, вобравшими в себя достижения мутазилитской мысли и экзегетических комментариев VIIX вв. Этим, в частности, объясняется неоднородность философско-религиозного тезауруса ашаритов.

Ашаритские богословы, выступившие против атрибутивной теологии мутазилитов, провозгласили реальность семи атрибутов Аллаха, неслитных и нераздельных в отношении к Его самости. Так, ашариты объявляли извечными божественные всезнание, жизнь, могущество, волю, зрение, речь и слух, которые, будучи противоположными тварным, оперативным (фиʻлиййа) атрибутам, назывались ими «самостными» (з̱а̄тиййа). При этом слово Аллаха, признанное ашаритскими мутакаллимами нетварным достоянием Божества, отделялось ими от его тварного словесного выражения. Божественная воля ничем не может быть ограничена или стеснена, Бог волен творить добро и зло, а также несовершенные, уродливые вещи, свободно нарушая установленный Им – и умозрительно постигаемый человеком – порядок естественной причинности.

Вера (ʼӣма̄н) представляет собой «знание о» (ʻилм) или «постулирование» (иʻтик̣а̄д) единственности Божества и истинности пророческой миссии пророка Мух̣аммада. Ашаритские богословы, проповедовавшие непостижимость и нетелесность самости Бога, подвергли критике характерное для раннего калама представление о невозможности созерцать Аллаха в жизни будущего века. По их мнению, основным условием «видения» – и, шире, перцепции (идра̄к) как таковой – является предикат «существование» (вуджӯд), принадлежащий самости любой вещи – а, следовательно, и вечно-сущей «Вещи», т.е. Всевышнему.

Антропология ашаризма во многом испытала на себе влияние джахмитских доктрин, согласно которым человек не творит, но лишь присваивает (йаксаб) сотворенные Аллахом деяния посредством тварного могущества (к̣удра), которое не существует в течение двух следующих друг за другом моментов времени и которое, согласно некоторым ашаритским философам, способно изменить модальность первоначально аморфного акта-импульса.

Отождествление сущности и существования, экстраполированное ашаритами из сферы теологии в область натурфилософии, послужило поводом для их полемики с представителями фальсафы, настаивавшими на разведенности сущности и существования в возможно-сущем (мумкин ал-вуджӯд). Детерминизм ашаритов был впоследствии перенят отдельными иудейскими мыслителями и обратившимися из иудаизма в ислам мутакаллимами, стремившимися увязать природную причинность с прямым действием Бога – в частности, Маймонидом и ʼАбӯ ал-Барака̄том ал-Баг̣да̄дӣ. Атомистическая теория ашаризма, равно как и его учение об акциденциях, следует мутазилитским концепциям и не отличается оригинальностью.

 

Ал-А̄мидӣ, Сайфуддӣн. Абка̄р ал-афка̄р фӣ ʼус̣ӯл ад-дӣн. Т. 1‒2. Каир, 2004.

Ал-Ба̄к̣илла̄нӣ, ʼАбӯ Бакр. Ат-Тамхӣд. Бейрут, 1957.

Ат-Тафта̄за̄нӣ, Саʻд ад-Дӣн. Шарх̣ ал-Мак̣а̄с̣ид. Т. 1‒4. Бейрут, 1998.

Allard M. Le problème des attributs divins dans la doctrine d’al-Ašʿarī et de ses premiers grands disciples. Beirut, 1965.

De Cillis M. Free Will and Predestination in Islamic Thought. London; New York, 2014.

Frank R. Classical Islamic Theology: The Ash`arites. Aldershot, 2008.

McCarthy R. The Theology of Al-Ashʿarī, Beirut, 1953.

Pozi F. Ash'arite's Atomistic Conception of the Physical World // AIP Conference Proceedings. 2013. Vol. 1571(163). Р. 163‒168.

Schreiner M. Zur Geschichte des Ašʿaritenthums // Actes du 8e Congrès des orientalists. Vol. 1. Leiden, 1893. P. 77‒117.

Wolfson H. The Philosophy of the Kalam. Harvard, 1976.

Нофал Ф. Категория «вера» в классической исламской теологии. Одесса, 2016.

С̣убх̣ӣ А. Фӣ ʻилм ал-кала̄м. Ал-Аша̄ʻира. Бейрут, 1985.

Ал-А̄мидӣ, Сайфуддӣн. Абка̄р ал-афка̄р фӣ ʼус̣ӯл ад-дӣн. Т. 1‒2. Каир, 2004.

Ал-Ба̄к̣илла̄нӣ, ʼАбӯ Бакр. Ат-Тамхӣд. Бейрут, 1957.

Ал-Баг̣да̄дӣ, ʻАбдулк̣а̄хир. ʼУс̣ӯл ад-дӣн. Бейрут, 2002.

Ал-Ӣджӣ, ʻАдуд ад-Дӣн. Ал-Мава̄к̣иф. Бейрут, 1997.

Ар-Ра̄зӣ, Фах̱руддӣн. Ал-Мат̣а̄либ ал-ʻа̄лиййа. Бейрут, 1987.

Ар-Ра̄зӣ, Фах̱руддӣн. Мух̣ас̣с̣ал афка̄р ал-мутак̣аддимӣн ва ал-мутаʼах̱х̱ирӣн. Каир, 1991.

Ат-Тафта̄за̄нӣ, Саʻд ад-Дӣн. Шарх̣ ал-Мак̣а̄с̣ид. Бейрут, 1998.

Ат-Тафта̄за̄нӣ, Саʻд ад-Дӣн. Шарх̣ ал-Мак̣а̄с̣ид. Т. 1‒4. Бейрут, 1998.

Аш-Шахраста̄нӣ, ʼАбӯ ал-Фатх̣. Ниха̄йат ал-ик̣дам фӣ ʻилм ал-кала̄м. Бейрут, 1425 г.х.

Ибн Фӯрак. Мак̣а̄ла̄т аш-шайх̱ ʼАбӣ ал-Х̣асан ал-Ашʻарӣ. Каир, 2005.

Allard M. Le problème des attributs divins dans la doctrine d’al-Ašʿarī et de ses premiers grands disciples. Beirut, 1965.

Brunschvig R. Muʿtazilisme et Ašʿarisme à Baġdād // Arabica. 1962. No. 9. P. 345‒356.

De Cillis M. Free Will and Predestination in Islamic Thought. London; New York, 2014.

Frank R. Classical Islamic Theology: The Ash`arites. Aldershot, 2008.

McCarthy R. The Theology of Al-Ashʿarī, Beirut, 1953.

Pozi F. Ash'arite's Atomistic Conception of the Physical World // AIP Conference Proceedings. 2013. Vol. 1571(163). Р. 163‒168.

Schreiner M. Zur Geschichte des Ašʿaritenthums // Actes du 8e Congrès des orientalists. Vol. 1. Leiden, 1893. P. 77‒117.

Wolfson H. The Philosophy of the Kalam. Harvard, 1976.

БадавӣʻА. Маз̱а̄хиб ал-ʼисла̄миййӣн. Бейрут, 1997.

Нофал Ф. Категория «вера» в классической исламской теологии. Одесса, 2016.

С̣убх̣ӣ А. Фӣ ʻилм ал-кала̄м. Ал-Аша̄ʻира. Бейрут, 1985.

Нофал Ф.О.