Декалог

Electronic philosophical encyclopedia article
share the uri

Декалог: определение

Декалог [десять заповедей, десято(ти-)словие; греч. десять δεκαλόγος, лат. decalogus] – религиозно-нравственные предписания (заповеди), данные Богом народу Израиля через Моисея на горе Синай. Обозначение заповедей как «десяти слов» («десятословия») встречается в Ветхом Завете (Исх. 34: 28; Втор. 4: 13; 10: 4); лат. decalogus восходит к буквальному переводу еврейского «десять слов» в греческой Септуагинте как οἱ δέκα λόγοι и был впервые использован Иринеем Лионским (ок. 130‒202) в «Против ересей» (IV, 15).

Декалог в книгах Ветхого Завета

Заповеди Декалога сформулированы в Ветхом Завете с разночтениями в книгах Исход (20: 1‒17) и Второзаконие (5: 6‒21) (около двадцати отличий): в первом случае Декалог дается в контексте заключения завета Бога с народом Израиля как его основной документ, во втором – звучит из уст Моисея после продолжительных скитаний израилитов по пустыне как подтверждение завета. Датировка фрагментов является предметом дискуссий (условно VIIVI вв. до н.э., но не ранее VIII в. до н.э.). Большинством исследователей разделяется мнение о постепенном складывании заповедей: или как обобщения уже существовавших культовых и нравственных норм [Wehre, 2014. S. 30‒39], или как переформулировки в виде запретов, т.н. упреков ветхозаветных пророков (Иов 24: 14‒15; Иер. 7: 9; Ос. 4: 2) [Hossfeld, 1982, S. 276‒278]. В литературе выделяется также «культовый» Декалог (Исх. 34: 14‒26) (Ю. Вельхаузен), который противопоставляется «этическому» Декалогу и считается рядом исследователей более древним.

В версии книги Исход (ее принято считать первичной по отношению к Второзаконию [Wehre, 2014. S. 35]) Декалог формально распадается на три части: прямая речь Иеговы (20: 2‒6), предписание от третьего лица (20: 7) и запреты, сформулированные во втором лице единственного числа.

Содержательно Декалог состоит из предписаний, регулирующих отношения человека с Богом, и предписаний, регулирующих отношения с другими людьми. Сложившееся в позднейшей исторической традиции отождествление предписаний, соответственно, с первой и второй скрижалью имеет внебиблейские основания; исходя из правовых практик древности, исследователи считают, что каждая из скрижалей должна была повторять текст Декалога целиком. Пролог построен по образцу древних заветов, Иегова обращается ко всему народу Израиля как его высший властелин и спаситель (Исх. 20: 2‒3; Втор. 5: 6‒7: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим»). Запрет поклоняться идолам и почитать Иегову в рукотворных образах ориентирует человека на духовную и невоспроизводимую в рукотворных образах реальность (Исх. 20: 4‒6; Втор. 5: 8‒10: «Не делай себе кумира и никакого изображения <…> не поклоняйся им и не служи им»). В запрете называть имя Иеговы (Исх. 20: 7; Втор. 5: 11: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно») задается различие между магией и религией, поскольку не божество служит человеку, но человек призван служить Богу. Установление еженедельного обязательного дня отдыха для всех людей без различий социального статуса (Исх. 20: 8‒11: «Помни день субботний, чтобы святить его <…>»; Втор. 5: 12‒15) было беспрецедентным для обществ древнего Ближнего Востока.

В заповедях, регулирующих отношения с другими людьми, на первое место ставится отношение к родителям, которым полагается почитание (Исх. 20: 12; Втор. 5: 16: «почитай отца твоего и мать твою»), распространяемое в Израиле на Бога, святыню, Иерусалим. Родители, таким образом, включаются в сферу особой близости к Иегове: рождая и воспитывая детей, они как бы продолжают акт божественного творения [Korff, 2016, S. 96]. Запреты «не убивай», «не прелюбодействуй», «не кради», «не произноси ложного свидетельства на ближнего своего» и «не пожелай» чужой собственности (Исх. 20: 13‒17; Втор. 5: 17‒21) составляли общую основу древней общинной и семейной этики также и за пределами Израиля [Gerstenberger, 1965], имели аналоги в правовых системах древности («Законы Хаммурапи»; «отрицательные признания», произносимые умершим перед судом Осириса в 125 главе египетской «Книги мертвых», др.); но, в отличие от данных правовых памятников, а также и от ряда иных запретов в Ветхом Завете (Исх. 21: 22), Декалог не проводит различий между свободным и рабом, мужчиной и женщиной.

Принципиальные отличия версии Декалога в книге Второзаконие состоят в том, что соблюдение субботы мотивировано гуманитарными соображениями (как Иегова освободил Израиль от тяжелых трудов в Египте, так и израилиты должны в шабат освобождать невольников и даже скот от работы), в то время как в книге Исход дается богословская мотивация (этот день утвержден в память о дне отдыха Бога после трудов творения); также запрет «не пожелай» чужую жену выходит на первое место перед запретом на посягательство на чужое имущество, в то время как в книге Исход речь идет сначала о доме ближнего и лишь потом – о жене, которая называется в ряду другого имущества мужа.

Для отдельных заповедей Декалога есть буквальные или близкие параллели в других книгах Ветхого Завета: почитание только одного Бога (Исх. 22: 20 и 34: 14); соблюдение субботы (Исх. 23: 12 и 34: 21); почитание родителей (Исх. 21: 15, 17); запрет на убийство (Исх. 21: 12, Иов 24: 14); не укради (Исх. 21: 16, Зах. 5:4); не лжесвидетельствуй (Исх. 23: 1 и 7, Зах. 5:4); посягание на чужое имущество и жену (Иов 24: 15, Ос. 4: 1 и далее; Пс. 50(49): 18). По аналогии с Декалогом в другие периоды истории Израиля складывались похожие предписания (Левит 18: 7‒23; 19: 3‒19).

Декалог в Ветхом Завете дается в аподиктической форме – как краткие безусловные повеления и запреты, которые не связываются с конкретной ситуацией и не предусматривают определенного наказания за их нарушение, что отличает формулировки заповедей Декалога от большинства иных ветхозаветных предписаний (напр., Двенадцать проклятий на горе Гевал, Втор. 27: 15‒26) и существовавших в древности норм обычного и писанного права. Но при этом использованные для формулировок запретов древнееврейские слова свидетельствуют о том, что отдельные запреты второй скрижали изначально имели не безусловное, но вполне конкретное значение. Так, запрет на убийство передавался понятием «rāṣaḥ», которое не охватывало все разновидности умерщвления людей и животных, но лишь те, которые не служили на благо общины [Köckert, 2018, p. 34‒35]. Универсализация запрета «не убий» происходит уже после становления Декалога, в других книгах Ветхого Завета [Hossfeld, 2003, S. 33; Schockenhoff, 2013, S. 184].

Ни в одной из древних культур не сложилось цельного свода, похожего на Декалог. Ветхозаветные предписания носили не универсальный характер, но были адресованы конкретному народу как условие его вступления и пребывания в завете с Богом. В раннем Израиле Декалог был частью присяги и использовался для домашнего наставления; в эпоху Второго храма Декалог читался во время ежедневного храмового богослужения.

Универсализация заповедей Декалога происходит в эллинистической и раннехристианской традициях (Иосиф Флавий называет Декалог иудейской формой общепринятых норм нравственности [Vogt, Marinkovic, 2016, S. 124]); в ответ на эти тенденции формирующийся талмудический иудаизм дистанцируется от Декалога, его чтение на несколько столетий исключается из ежедневного богослужения [Wehre, 2014, S. 15].

Biblia Sacra. Iuxta Vulgatam Versionem. Stuttgart, 1994.

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. В русском переводе с приложениями. Брюссель, 1973.

Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). URL: https://azbyka.ru/otechnik/Irinej_Lionskij/protiv-eresej/4_15 (дата обращения: 09.09.2019).

Daranowska-Łukaszewska J., Łach St., Rosik S., Samek J. Dekalog // Encyklopedia Katolicka / Eds. R. Łukaszyk, L. Bieńkowski, F. Gryclewicz. T. 3. Lublin, 1989. Kol. 1106‒1112.

Gerstenberger E. Covenant and Commandment // Journal of Biblical Literature. 1965. Vol. 84. Issue 1. P. 38‒51.

Graupner A. Die zehn Gebote im Rahmen der alttestamentlichen Ethik // Weisheit, Ethos, Gebot. Weisheits- und Dekalogtraditionen in der Bibel und im frühen Judentum / Hrsg. von H. Graf Reventlow. Neukirchen-Vluyn, 2001. S. 61‒95.

Harrelson W. Decalogue // A New Dictionary of Christian Ethics / Eds. J.F. Childress, J. Macquarrie. London, 1986. P. 146‒147.

Hossfeld F.-L. Der Dekalog. Seine späten Fassungen, die originale Komposition und seine Vorstufen. Freiburg; Göttingen, 1982.

Hossfeld F.-L. “Du sollst nicht töten”. Das fünfte Dekaloggebot im Kontext alttestamentlicher Ethik. Stuttgart, 2003.

Korff W. Das ethische Anspruchsprofil des Dekaloges // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016. S. 94‒116.

Köckert M. Das Verbot “Du sollst nicht töten” im Dekalog // “You Schall Not Kill”. The Prohibition of Killing in Ancient Religions and Cultures / Eds. J.C. de Vos, H. Löhr. Göttingen, 2018. P. 15‒35.

Köckert M. Dekalog // Das wissenschaftliche Bibellexikon im Internet. URL: https://www.bibelwissenschaft.de/wibilex/das-bibellexikon/lexikon/sachwort/anzeigen/details/dekalog-zehn-gebote-at/ch/116ebe7ad1d3e5af397f951e80597857/ (дата обращения: 23.08.2019).

Schockenhoff E. Die biblische Grundlagen des Tötungsverbotes // Schockenhoff E. Ethik des Lebens. Grundlagen und neue Herausforderungen. Freiburg; Basel; Wien, 2013. S. 181‒188.

Vogt M., Marinkovic P. Die Gliederungsbedeutung des Dekalogs in Ansehung der Tora // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016. S. 117‒147.

Wehre J. Der Dekalog. Text, Theologie und Ethik. Berlin, 2014.

Десять заповедей // Электронная еврейская энциклопедия. URL: https://eleven.co.il/judaism/commandments-and-precepts/11412/ (дата обращения: 09.09.2019).

Тантлевский И.Р. Введение в Пятикнижие. М., 2000.

Тимофеев А., Юревич Д. Десять заповедей // Православная Энциклопедия. Т. 14. М., 2006. С. 459‒473.

Декалог в Новом Завете

В Новом Завете ни полный текст Декалога, ни пролог и предписания об отношении к Богу буквально не встречаются. Воспроизводятся отдельные заповеди об отношении к ближнему, которые иногда дополнены заповедью любви. Это или комплекс из пяти заповедей (Мф. 19: 18‒19, Мк. 10: 19, Лк. 18: 20, Рим. 13: 9), или единичные предписания: почитание родителей (Мф. 15: 4а; Мк. 7: 10а; Еф. 6: 2‒3), прелюбодеяние и убийство (Иак. 2: 11), кража и прелюбодеяние (Рим. 2: 22), общий запрет «не пожелай» (Рим. 7: 7). Парафраз заповедей к ближнему содержится в 1 Тим. 1: 8‒10.

Тот факт, что заповеди Декалога даются почти во всех фрагментах Нового Завета не дословно и зачастую в иной, нежели в Ветхом Завете, последовательности, объясняется исследователями тем, что они воспроизводились на основе не письменного текста, но разных устных литургико-катехетических традиций. Отсутствие упоминаний о заповедях по отношению к Богу роднит новозаветные тексты с раннеиудейской традицией, в которой данные предписания упоминаются крайне редко [de Vos, 2016, S. 266], и свидетельствует о том, что раннехристианские общины позиционировали себя в первую очередь как сообщества, соблюдающие определенные нравственные нормы. По свидетельству Плиния Младшего (ок. 61‒113), во время богослужений в ряде раннехристианских общин рецитировались отдельные заповеди Декалога, когда верующие хором приносили обязательство «воздерживаться от воровства, грабежа, прелюбодеяния, нарушения слова, отказа выдать доверенное» [«Письма», кн. Х, 96, с. 205‒206].

В Нагорной проповеди основной акцент делается на предписания Декалога по отношению к ближнему, изменена также иерархия заповедей: помощь ближнему ставится выше соблюдения субботы (ср. Мф. 12: 10‒13; Мк. 2: 23‒25; Лк. 13: 10‒17, 14: 1‒6: Ин. 5: 8‒13), и запрет на прелюбодеяние распространяется не только на поступок, но и на намерение. Предписания Ветхого Завета также резюмируются в двойной заповеди любви: «возлюби Господа Бога твоего» и «возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22: 36‒40; Мк. 12: 30‒31, др.), отзвуки чего встречаются уже в праве Моисея (Левит 19: 18). Главной мотивацией соблюдения предписаний Декалога выступает вера в Бога и эсхатологические ожидания скорого Второго пришествия Христа.

В посланиях апостола Павла запреты второй скрижали цитируются в порядке Втор. 5: 17‒19 Септуагинты. Павел обращается к ветхозаветным предписаниям (не употребляя самого понятия «декалог») в трех контекстах: для обоснования идеи, что все люди находятся под властью греха (Рим. 1: 18‒32; 2: 17‒24), рассуждая о природе и функции закона (Рим. 7:7 ff.), говоря о заповеди любви как об обобщении и исполнении закона (Рим. 13: 8‒10) [Nebe, 2011, p. 62]. В посланиях Павла под влиянием иудео-эллинистической традиции ставится проблема различения Декалога (или Закона) и Евангелия, в которых он усматривает два взаимоисключающих вида праведности (Рим. 10: 5‒6, Фил. 3: 9); отмечается, что Декалог имел временный и служебный характер, обязывал в полной мере лишь до пришествия в мир Иисуса Христа, дан христианам для осознания собственной греховности (Гал. 3: 16; 19); встречаются косвенные ссылки на Декалог (Кол. 3: 5‒6, 20, перечислены пороки, караемые гневом Бога).

Biblia Sacra. Iuxta Vulgatam Versionem. Stuttgart, 1994.

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. В русском переводе с приложениями. Брюссель, 1973.

Письма Плиния Младшего. Кн. I–X. М., 1982.

Daranowska-Łukaszewska J., Łach St., Rosik S., Samek J. Dekalog // Encyklopedia Katolicka / Eds. R. Łukaszyk, L. Bieńkowski, F. Gryclewicz. T. 3. Lublin, 1989. Kol. 1106‒1112.

Grant R.M. The Decalogue in Early Christianity // The Harvard Theological Review. 1947. Vol. 40. Issue 1. P. 1‒17.

Kany R. Der Dekalog im Neuen Testament // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016. S. 160‒172.

Nebe G. The Decalogue in Paul, Especially in His Letter to the Romans // The Decalogue in Jewish and Christian Tradition / Eds. H.G. Reventlow, Y. Hoffman. New York; London, 2011. P. 50‒87.

de Vos C.J. Rezeption und Wirkung des Dekalogs in jüdischen und christlichen Schriften bis 200 n.Chr. Leiden; Boston, 2016.

Тимофеев А., Юревич Д. Десять заповедей // Православная Энциклопедия. Т. 14. М., 2006. С. 459‒473.

Композиция заповедей Декалога

Упоминание в Ветхом Завете, что было именно «десять» слов, предопределило традицию десятичастного толкования Декалога, хотя он состоит из тринадцати (в иной интерпретации – из четырнадцати) тематических высказываний. Существует предположение, что разбивка на десять пунктов была общим организующим принципом многих ветхозаветных ритуальных предписаний (например, Исх. 23: 10‒19; 34: 17‒26; Втор. 27: 15‒26, др.); данный принцип восходит к эпохе устной культуры, когда использовались различные мнемотехнические приемы запоминания, в том числе с помощью десяти пальцев [Auerbach, 1966, S. 260‒264].

В иудео-эллинистической традиции число десять понималось зачастую в духе пифагорейцев как число совершенное (Филон Александрийский); в качестве обоснования могла проводиться аналогия с десятью первопонятиями (категориями) Аристотеля [de Vos, 2016, S. 102: Wehrle, 2014, S. 25‒26]. Мотив, что заповеди были начертаны именно на двух скрижалях, встречается во Втор. 4: 13, 5: 22, 9: 10‒10: 5. При этом по двум скрижалям заповеди могли распределяться по разным основаниям.

В талмудическом иудаизме, иудео-эллинистической философии и сочинениях раннехристианских авторов к первой скрижали зачастую относили заповеди, выраженные в утвердительной форме, ко второй – в форме запрета. Таким образом, предполагалось, что каждая скрижаль состоит из пяти предписаний (Иосиф Флавий «Иудейские древности», кн. 3, гл. 5, 5 [Иосиф Флавий, 1994, с. 84]; Ириней Лионский, «Против ересей», II, 24, 4), а заповедь о почитании родителей оказывалась в составе первой скрижали, выражающей дóлжное отношение человека к Богу.

Августин («Sermones» 9, 14 [Augustinus, 1865, col. 85‒86]) отстаивал соблюдение Декалога в контексте антиманихейской полемики и положил в основу распределения заповедей по скрижалям заповедь любви (с аллюзией на Мф. 22: 37‒40): первая включает предписания о любви к Богу, вторая – о любви к ближнему. Поскольку цифра три символизирует божественное, то первая скрижаль включала три заповеди, обращенные, соответственно, к Богу Отцу, Иисусу Христу и Св. Духу.

Впоследствии сложились две основные традиции группировки заповедей Декалога по скрижалям. Филон Александрийский («De Decalogo», «De specialibus legis» [Philonis Alexandrini opera, 1902, p. 269‒307; 1906, p. 1‒265]) рассматривал запрет поклоняться чужим богам и создавать изображения Иеговы как две самостоятельные заповеди, а запрет посягать на жену и имущество ближнего объединял в одну. Первая скрижаль состоит, таким образом, из четырех предписаний, а вторая – из шести. Данная группировка принята в средневековой раввинистической и современной иудейской традициях, Православной [Филарет (Дроздов), 2013, с. 125] и реформатских [Кальвин,1997, с. 378‒412; «Гейдельбергский катехизис», вопр. 92] церквях.

Другая традиция разделения предписаний, восходящая к Оригену («Homiliae in Exodum», 8, 2 [Origenes Adamantius, 1862, p. 351]) и Августину («Quaestiones in Exodum», 71 [Augustinus, 1865, col. 620‒621]), а также утвердившаяся в Католической [Катехизис Католической Церкви, 2001, с. 144‒165] и Евангелическо-Аугсбургской [Лютер, 2002, с. 108‒110] церквях, а также в ряде баптистских общин, объединяла запреты поклоняться чужим богам и создавать образы Иеговы, но рассматривала по отдельности заповеди «не пожелай жены ближнего твоего» и «не пожелай имущества ближнего твоего». При такой группировке предписания второй скрижали начинались не с пятой, но с четвертой заповеди.

Могла отличаться и последовательность заповедей второй скрижали. В Септуагинте запрет прелюбодействовать вынесен перед запретом «не убий» (ср. Мк. 10: 19; Лк. 18: 20; Рим. 13: 9); этот порядок использовал Филон Александрийский, обосновывая важность семьи как основы человеческого общества и разделяя, таким образом, группы предписаний, обращенных к семье (почитание родителей и сексуальной чистоты) и к обществу («De Decalogo», 20 [Philonis Alexandrini opera, 1902, p. 291‒292]); также Августин, который цитировал Декалог в версии Септуагинты [Augustinus-Lexikon, 1996. S. 248‒249], ряд представителей западной схоластики. Под влиянием Жана Жерсона («Opusculum tripartitum» [Gerson, 1706, col. 430]) и французской средневековой традиции во многих адресованных верующим наставлениях, листовках и песнях после XV в. запрет «не кради» выносился вперед перед запретом на прелюбодеяние [Smith, 2014, p. 48‒75; Thum, 2006, S. 18].

Augustinus Hipponensis. Quaestiones in Exodum // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 34. Parisiis, 1865. Col. 597‒674.

Augustinus Hipponensis. Sermo 9 «De decem chordis» // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 38. Parisiis, 1865. Col. 75‒91.

Biblia Sacra. Iuxta Vulgatam Versionem. Stuttgart, 1994.

Gerson J. Opusculum tripartitum de praeceptis decalogi de confessione et de arte moriendi // Gerson J. Opera omnia. T. I. Pars III. Antwerpiae, 1706. Col. 425‒450.

Origenes Adamantius. Homiliae in Exodum // Patrologiae Cursus Completus. Series Graeca / Ed. J.-P. Migne. T. 12. Parisiis, 1862. Col. 297‒396.

Philonis Alexandrini opera quae supersunt / Eds. L. Cohn, P. Wendland. T. IV. Berolini, 1902. P. 269‒307; T. V. Berolini, 1906. P. 1‒265.

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. В русском переводе с приложениями. Брюссель, 1973.

Гейдельбергский катехизис 1563 г. URL: http://refspb.ru/2009‒03‒21‒09‒17‒37/27‒2009‒04‒19‒11‒48‒36/125‒2009‒04‒19‒12‒13‒46 (дата обращения: 09.09.2019).

Иосиф Флавий. Иудейские древности. Т. 1. Минск, 1994.

Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). URL: https://azbyka.ru/otechnik/Irinej_Lionskij/protiv-eresej/2_24 (дата обращения: 09.09.2019).

Кальвин Ж. Наставление в христианской вере. Т. I. М., 1997.

Катехизис Католической Церкви. [М., 2001].

Лютер М. Краткий катехизис // Мартин Лютер. 95 тезисов / Сост., вступ. ст., примеч. и коммент. И. Фокина. СПб., 2002. С. 108‒117.

Филарет (Дроздов). Пространный Христианский Катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви. М., 2013.

Auerbach E. Das Zehngebot: Allgemeine Gesetzes-Form in der Bibel // Vetus Testamentum. 1966. Vol. 16. Issue 3. S. 255‒276.

Augustinus-Lexikon / Hrsg. von C. Mayer. Bd. 2. Basel, 1996.

Daranowska-Łukaszewska J., Łach St., Rosik S., Samek J. Dekalog // Encyklopedia Katolicka / Eds. R. Łukaszyk, L. Bieńkowski, F. Gryclewicz. T. 3. Lublin, 1989. Kol. 1106‒1112.

Harrelson W. Decalogue // A New Dictionary of Christian Ethics / Eds. J.F. Childress, J. Macquarrie. London, 1986. P. 146‒147.

Korff W. Das ethische Anspruchsprofil des Dekaloges // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016. S. 94‒116.

Smith L. The Ten Commandments. Interpreting the Bible in the Medieval World. Leiden; Boston, 2014.

Thum V. Die Zehn Gebote für die ungelehrten Leutе. Der Dekalog in der Graphik des späten Mittelalters und der frühen Neuzeit. München; Berlin, 2006.

Wehrle J. Der Dekalog. Text, Theologie und Ethik. Berlin, 2014.

de Vos C.J. Rezeption und Wirkung des Dekalogs in jüdischen und christlichen Schriften bis 200 n.Chr. Leiden; Boston, 2016.

Декалог в иудео-эллинистической философии, раннехристианской и патристической традициях

В иудео-эллинистической традиции истолкование всего Декалога в полном объеме встречается только у Филона Александрийского («De Decalogo»), Иосифа Флавия («Иудейские древности») и в сочинении псевдо-Филона «Liber Antiquitatum Biblicarum». Акцент делается на предписаниях второй скрижали, с некоторым смягчением отдельных специфическо-иудейских черт (например, почитание субботы). Декалог понимается как основа любого (а не только иудейского) законодательства и своеобразная сумма всего права (iuris summarium), а потому Филон сводит все регулирующие предписания Пятикнижия к отдельным заповедям Декалога [Philonis Alexandrini opera, 1906; de Vos, 2016, S. 87‒91].

В раннехристианских сочинениях Декалог редко цитируется целиком или дословно, поскольку он был сформулирован в Ветхом Завете в доктринальном контексте закона Моисея, с которым раннехристианская традиция активно полемизировала. В апологетической литературе отдельные заповеди «христианизируются» и преподносятся как заповеди Иисуса Христа; встречаются расширительные формулировки Декалога, дополненные нормами сексуального поведения [de Vos, 2016. S. 258‒263]. Толкование отдельных заповедей второй скрижали применительно к жизни конкретных христианских общин встречается в «Дидахе» (2: 2‒7) и «Послании Варнавы» (формулировки, вероятно, на основе христианской устной традиции, расширенные фрагментом Левит 18:19 [de Vos, 2016, S. 357]); аллюзии к Декалогу прочитываются в двенадцати нравственных заповедях «Пастыря» Ермы.

«De Decalogo» Филона не нашло продолжателей среди христианских авторов, хотя было хорошо известно Оригену, Иерониму, Амвросию Медиоланскому, и многие идеи Филона оказали значительное влияние на патристику [Kany, 2016, S. 158]. Полное толкование Декалога встречается лишь в единичных сочинениях (Августин, «Sermones» 8 [Augustinus, 1865, col. 67‒74]).

В патристической традиции к Декалогу обращаются преимущественно в контексте рассуждений о том, как Декалог соотносится с естественным законом (ius naturale). Христианские экзегеты апеллировали к идеям апостола Павла (Рим. 2: 14‒15: естественный закон начертан в сердце каждого человека, а потому был известен и варварам) и к иудео-эллинистической философии, которая под влиянием стоицизма считала, что Декалог, как данный в форме Откровения нравственный закон, идентичен нормам естественного закона, заложенного в каждом человеке (Иустин Философ, «Разговор с Трифоном Иудеанином», гл. 93 [Иустин Философ, 1892, с. 286‒287]; Птолемей Гностик в «Послании к Флоре» в контексте рассуждений о взаимоотношении законов Ветхого и Нового Заветов [Епифаний Кипрский, 1863, с. 364‒374]).

Большинство представителей патристики исходили из тождества Декалога с естественным законом (Климент Александрийский, «Строматы», I, 182, 1: «естественный закон и закон заповедей и установлений, данный через Откровение, тождественны, являя собой один и тот же закон» [Климент Александрийский, 2003, с. 168]; Тертуллиан «De corona militis», VI [Tertulianus, 1844, col. 83] и «Против иудеев», II, 1‒9 [Тертуллиан, 2004, с. 101‒144]; Ориген «Против Цельса», I, 4 [Ориген, 2008, с. 412‒413]; Иоанн Златоуст, «Беседы о статуях», 12, 5 [Иоанн Златоуст, 1993, с. 148]; Амвросий Медиоланский, «De fuga saeculi», 3, 15 [Ambrosius Mediolanensis, 1845, сol. 577] и «De paradiso», 8, 39 [Ambrosius Mediolanensis, 1845, сol. 292‒293], др.). Такое понимание Декалога как синонима естественного закона объясняет редкое использование самого слова «декалог» в большинстве патристических сочинений: содержание фрагмента Исх. 20: 1‒17 зачастую именуется естественным законом; используются также такие понятия, как «десять заповедей» (decem praecepta), «правила жизни» (praecepta vivendi), «две каменные скрижали» (duas tabulas lapideas) [Geerlings, 2011, p. 106], др.

Отдельные представители патристики ставили вопрос о том, отражает ли Декалог естественный закон целиком или только его часть. Христианские авторы рассматривали данный вопрос в эсхатологической перспективе и, апеллируя к Нагорной проповеди и притче о богатом юноше (Мф. 19: 16‒29; Мк. 10: 17‒30; Лк. 18: 18‒27), считали, что Декалог представляет собой лишь промежуточный этап в истории спасения и был дополнен Христом Евангелием как новым законом (понятие «закон Евангелия» впервые у Киприана Карфагенского, «Epistulae», LXIII, 17 [Corpus Scriptorum Ecclesiasticorum Latinorum, 1871, p. 715]; Иоанн Златоуст, «Толкование на Евангелие от Матфея», XVI, 3 [Иоанн Златоуст, 2010, с. 115‒116]). Этот новый закон, который выражен в двойной заповеди любви, служит не столько земным, сколько духовным целям – спасению, которое недостижимо простым следованием заповедям Декалога. А потому Декалог только в сочетании с заповедью любви выражает естественный закон в полной мере [Mielke, 1992, S. 65].

Другая линия рассуждения была связана с прояснением необходимости повторной фиксации вложенного в природу человека естественного закона в письменной форме, т.е. в форме заповедей Декалога. Поскольку грехопадение затуманило разум и познавательные способности человека, Декалог выполнял функцию напоминания основополагающих принципов и норм, изначально заложенных в человеческой природе. И в таком качестве он рассматривался как «вторичный» естественный закон по отношению к «первичному» (ius naturale primaevum) до грехопадения [Mielke, 1992, S. 60; Schramm, 1982, S. 29].

К Декалогу обращались также не только как к совокупности универсальных принципов, но и как к конкретным нормам, регламентирующим поведение, и через анализ содержания отдельных заповедей конкретизировалось содержание естественного закона (Лактанций, «Божественные установления», IV, 17, 1 [Лактанций, 2007, с. 271]; Иоанн Златоуст, «О статуях», 12, 3 [Иоанн Златоуст, 1993, с. 144‒145], др.).

Ambrosius Mediolanensis. De fuga saeculi // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 14. Parisiis, 1845. Col. 569‒596.

Ambrosius Mediolanensis. De paradiso // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 14. Parisiis, 1845. Col. 275‒314.

Augustinus Hipponensis. Sermo 8 «De decem plagis et decem praeceptis» // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 38. Parisiis, 1865. Col. 67‒74.

Biblia Sacra. Iuxta Vulgatam Versionem. Stuttgart, 1994.

Corpus Scriptorum Ecclesiasticorum Latinorum. Vol. III. Pars I. Vindobonae, 1871.

Tertulianus. De corona militis // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 2. Parisiis, 1844. Col. 73‒102.

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. В русском переводе с приложениями. Брюссель, 1973.

Епифаний Кипрский. На восемьдесят ересей так называемый Панарий или Ковчег // Епифаний Кипрский. Творения. Ч. 1. М., 1863. С. 1‒384.

Иоанн Златоуст. Беседы о статуях, говоренные к Антиохийскому народу // Полное собрание творений Иоанна Златоуста: в 12 т. Т. 2. Кн. 1. М., 1993. С. 1‒250.

Иоанн Златоуст. Толкование на Евангелие от Матфея: в 2 кн. Кн. 1. М., 2010.

Иосиф Флавий. Иудейские древности. Т. 1. Минск, 1994.

Иустин Философ. Сочинения. Отд. I. М., 1892.

Климент Александрийский. Строматы. Кн. 1‒3. СПб., 2003. 544 с.

Лактанций. Божественные установления. Кн. I–VII. СПб., 2007.

Ориген. О началах. Против Цельса. СПб., 2008.

Пастырь Ерма // Писания Мужей апостольских. М., 2008. С. 222‒312.

Послание Варнавы // Писания Мужей апостольских. М., 2008. С. 71‒118.

Тертуллиан. Против иудеев // Тертуллиан. Апология. М., 2004. С. 101‒144.

Учение 12 апостолов (Дидахе) // Писания мужей апостольских. М., 2008. С. 41‒66.

Amir Y. Die Zehn Gebote bei Philon von Alexandrien // Amir Y. Die hellenistische Gestalt des Judentums bei Philo von Alexandrien. Neukirchen-Vluyn, 1983. S. 131‒163.

Daranowska-Łukaszewska J., Łach St., Rosik S., Samek J. Dekalog // Encyklopedia Katolicka / Eds. R. Łukaszyk, L. Bieńkowski, F. Gryclewicz. T. 3. Lublin, 1989. Kol. 1106‒1112.

Geerlings W. The Decalogue in Augustine’s Theology // The Decalogue in Jewish and Christian Tradition / Eds. H.G. Reventlow, Y. Hoffman. New York; London, 2011. P. 106‒117.

Grant R.M. The Decalogue in Early Christianity // The Harvard Theological Review. 1947. Vol. 40. Issue 1. P. 1‒17.

Harakas S.S. Eastern Orthodox Perspectives on Natural Law // American Society of Christian Ethics, Selected Papers, Eighteenth Annual Meeting. 1977. P. 41‒49.

Kany R. Der Dekalog im Denken Philos von Alexandrien // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016. S. 148‒159.

Kany R. Die Rezeption des Dekalogs von der Patristik bis zum 12. Jahrhundert // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016. S. 173‒197.

Mielke J. Der Dekalog in den Rechtstexten des abendländischen Mittelalters. Aalen, 1992.

Schramm T. Einführung in die Rechtsphilosophie. 2. Aufl. Köln; Berlin; Bonn; München, 1982.

de Vos C.J. Rezeption und Wirkung des Dekalogs in jüdischen und christlichen Schriften bis 200 n.Chr. Leiden; Boston, 2016.

Тимофеев А., Юревич Д. Десять заповедей // Православная Энциклопедия. Т. 14. М., 2006. С. 459‒473.

Декалог в западно-христианской традиции: Средние века

В раннесредневековой традиции Декалог не был предметом специального интереса. Так, в энциклопедическом труде Исидора Севильского («Etymologiarum sive Originum libri XX») само понятие «decalogus» не встречается. В эпоху каролингского возрождения создаются единичные толкования Декалога (Алкуин, «De decem verbis legis sue brevis exposition Decalogi»). Частота упоминаний Декалога возрастает в том числе и в связи с возрождением библеистики в XII в., ветхозаветные заповеди становятся предметом как аллегорической, так и нравственной экзегезы (Гуго Сен-Викторский, «Institutiones in Decalogum legis Dominicae», др.). После включения Петром Ломбардским Декалога в качестве самостоятельной темы в «Сентенции» (кн. III), он становится частью школьных curriculum [Smith, 2017, p. 16]. Но при этом на протяжении всего Средневековья интерес к Декалогу существенно отличался на разных уровнях богословско-правового и религиозного дискурсов.

Как и в эпоху патристики, богословская мысль и каноническое право обращаются к Декалогу преимущественно в контексте проблемы соотношения его с естественным законом. «Декрет Грациана» [Decretum Magistri Gratiani, 1959, col. 1] и некоторые представители схоластики продолжали развивать идею о тождестве естественного закона и предписаний Декалога, который выступает как напоминание естественного закона, затуманенного в человеке в результате грехопадения [Bonaventura, 1887, p. 820].

Другая линия отождествляла естественный закон с золотым правилом, проистекающим из заповеди любви; в этом случае Декалог (или только вторая его скрижаль) выступал в качестве объяснения золотого правила, его прикладного использования или своего рода адаптации естественного закона для грешной природы (Ансельм Кентерберийский, «Liber de voluntate Dei» [Anselmus Contuariensis, 1864, col. 582‒583]; Гуго Сен-Викторский, «De sacramentis» [Hugo de S. Victore, 1854, col. 348]; Александр Гальский, «Summa Theologica» [Alexander Halesius, 2018, S. 444]; Бонавентура, «Collationes de decem praeceptis» и «Commentaria in Quatuor libros Sententiarum» [Bonaventura, 1887, p. 819; 1891, p. 510]).

Принципиальное отличие от патристики состояло в том, что если раньше Декалог рассматривался исключительно в перспективе истории спасения, то схоластика все более наделяла его регулирующими функциями в качестве вспомогательного средства для обустройства повседневной жизни, стремящейся соответствовать высшим принципам естественного закона. Декалог, таким образом, постепенно превращался из ius naturale в lex naturale [Mielke, 1992, S. 95, 100]. Подобная «секуляризация» Декалога как отражения естественного закона заметна в том числе у Фомы Аквинского, который изымает его из религиозной сферы и рассматривает как производное практического разума [Slenczka, 2006, S. 125].

В контексте дискуссии об обязывающей силе Декалога обсуждалась проблема, может ли человек (и при каких условиях) быть освобожден от соблюдения заповедей (Фома Аквинский, «Сумма теологии» I–II, 100, 8 [Фома Аквинский, 2010, с. 140‒144). Поводом для дискуссии стали три библейских сюжета, когда Бог предписывает поступки, нарушающие заповеди «не убий», «не прелюбодействуй» и «не укради»: Быт. 22: 2 (Авраам должен принести своего сына в жертву), Ос. 1: 2 (Осия должен взять в жены блудницу) и Исх. 3: 21‒22, 11: 2, 12: 35‒36 (покидая Египет, израильтяне должны забрать золото и серебро египтян как добычу). Представители схоластики почти единодушно считали, что Бог не нарушил установленного им самим естественного закона, поскольку Бог выше всех своих законов (Александр Гальский, Фома Аквинский) и обладает абсолютной свободой воли (Бонавентура, волюнтаристы). Заповеди Декалога хотя и являются прикладным воплощением естественного закона, но поскольку природа человека изменчива, то этот закон не всегда применим к ней в полной мере [Mielke, 1992, S. 156‒172].

В богословской мысли оставался актуальным и вопрос о принципах распределения заповедей по скрижалям и о мотивации их соблюдения. Для Петра Ломбардского и Фомы Аквинского, апеллирующего к Августину, организующим принципом выступает заповедь любви, которая и побуждает христианина выполнять все предписания. Бонавентура кладет в основу распределения заповедей принцип двойственной справедливости, а главным стимулом соблюдения Декалога выступает величие и авторитет Бога как законодателя.

Декалог анализировался и в контексте рассмотрения обозначенной апостолом Павлом проблемы разграничения и непрерывности Закона и Евангелия (Гуго Сен-Викторский, Абеляр, Петр Ломбардский).

Наряду с сочинениями «высокого» богословия, тема Декалога подробно разрабатывалась в сочинениях пастырско-катехетического назначения (проповеди и пособия для проповедников, поучения об исповеди для светских лиц, аскетико-назидательные сочинения), в которых знание и исполнение заповедей выступали как необходимое условие для спасения (Роберт Гроссетест, «De decem mandatis»). Декалог предстает как кодекс практического поведения, и на основе отдельных его заповедей формулируются и анализируются казусы достойного и грешного поведения. Соблюдение Декалога предстает как проявление послушания Богу, за которым следует поощрение, а несоблюдение – как непослушание, влекущее за собой наказание (Раймунд Луллий, «Liber de sermonibus factis de decem praeceptis» [Raumundus Lullus, 1987, p. 6]). С середины XIII в. встречаются рекомендации выстраивать испытание совести перед исповедью по схеме Декалога [Cher Alme, 2010, p. 325], в XIVXV вв. создаются пространные пособия, как организовывать свою жизнь и готовиться к достойной смерти, руководствуясь предписаниями Декалога (Жан Жерсон, «Opusculum tripartitum de praeceptis decalogi»), в том числе и на национальных языках («Das Buch der zehn Gepote», 1483).

В меньшей степени интерес к Декалогу заметен в ранних суммах для исповедников (Summae poenitentiales), которые формируются как самостоятельный жанр после введения в 1215 г. IV Латеранским собором обязательной ежегодной исповеди: Декалог используется в качестве одной из схем (наряду с концептом 7-ми смертных грехов) для классификации греховных поступков [Bossy, 1988; Mandrella, 2016, S. 234‒240]. После XIII в. схема Декалога начинает постепенно доминировать, в первую очередь в пособиях доминиканцев (Йоганнес Нидер, «Praeceptorium <…> Decalogi explicatio»), которые рассматривали практику частой исповеди как эффективное средство апостольской деятельности.

Alexander Halesius. Summa theologica Halensis. De legibus et praeceptis / Hrsg. von M. Basse. Berlin, 2018.

Anselmus Contuariensis. Liber de voluntate Dei // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 158. Parisiis, 1864. Col. 581‒584.

Bonaventura. Collationes de decem praeceptis // Doctoris seraphici S. Bonaventurae opera omnia. Vol. V. Florentiae, 1891. P. 505‒532.

Bonaventura. Commentaria in Quatuor libros Sententiarum Magistri Petri Lombardi // Doctoris seraphici S. Bonaventurae opera omnia. Vol. III. Florentiae, 1887.

Decretum Magistri Gratiani // Corpus Iuris Canonici. Pars I / Ed. A. Friedberg. Graz, 1959.

Gerson J. Compendium Theologiae breve et utile // Gerson J. Opera omnia. T. I. Pars III. Antwerpiae, 1706. Col. 244‒256.

Gerson J. Opusculum tripartitum de praeceptis decalogi de confessione et de arte moriendi // Gerson J. Opera omnia. T. I. Pars III. Antwerpiae, 1706. Col. 425‒450.

Hugo de S. Victore. De sacramentis legis naturalis et scriptae // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 176. Parisiis, 1854. Col. 173‒618.

Hugo de S. Victore. Institutiones in Decalogum legis Dominicae // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 176. Parisiis, 1854. Col. 9‒18.

Nider J. Praeceptorium sive orthodoxa et accurata Decalogi explicatio. Duaci, 1611.

Raimundus Lullus. Liber de sermonibus factis de decem praeceptis // Raimundus Lullus. Opera latina / Eds. F.D. Reboiras, A.S. Flores. T. XV. Turnhout, 1987.

Robert Grosseteste. De decem mandatis / Eds. R.C. Dales, E.B. King. Oxford, 1987.

Thomas Aquinas. Collatio in decem praeceptis. URL: http://www.corpusthomisticum.org/cac.html (дата обращения: 23.08.2019).

[Marquard von Lindau]. Das Buch der zehn Gepote (Venedig 1483). Amsterdam, 1984.

Фома Аквинский. Сумма теологии. Ч. I–II: Вопросы 90‒114. Киев, 2010.

“Cher Alme”: Texts of Anglo-Norman Piety / Ed. T. Hunt. Temple, 2010.

Bossy J. Moral Arithmetic: Seven Sins into Ten Commandments // Conscience and Casuistry in Early Modern Europe / Ed. E. Leites. Cambridge, 1988. P. 214‒234.

Daranowska-Łukaszewska J., Łach St., Rosik S., Samek J. Dekalog // Encyklopedia Katolicka / Eds. R. Łukaszyk, L. Bieńkowski, F. Gryclewicz. T. 3. Lublin, 1989. Kol. 1106‒1112.

Mandrella I. Der Dekalog als Systematisierungsschlüssel angewandter Ethik im 13. und 14. Jahrhundert // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg: Basel; Wien, 2016. S. 228‒255.

Mielke J. Der Dekalog in den Rechtstexten des abendländischen Mittelalters. Aalen, 1992.

Schröer Ch. Natürliches Gesetz und Dekalog bei Thomas von Aquin // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016.

Slenczka N. Thomas von Aquin und die Synthese zwischen dem biblischen und dem griechisch-römischen Gesetzbegriff // Der biblische Gesetzbegriff. Auf den Spuren seiner Säkularisierung. 13. Symposion der Kommission “Die Funktion des Gesetzes in Geschichte und Gegenwart” / Hrsg. von O. Behrends. Göttingen, 2006. S. 109‒132.

Smith L. The Ten Commandments in the Medieval Schools: Conformity or Diversity? // The Ten Commandments in Medieval and Early Modern Culture / Eds. Y. Desplenter, J. Pieters, W. Melion. Leiden; Boston, 2017. P. 13‒29.

Smith L. The Ten Commandments. Interpreting the Bible in the Medieval World. Leiden; Boston, 2014.

Декалог в западно-христианской традиции в раннее Новое время: Католицизм

В качестве полемического ответа на протестантское учение о спасении только верой и отстаивая спасительную роль добрых дел, совершаемых в соответствии с заповедями Бога и Церкви, католический Тридентский собор (1545‒1563) вынес догматическое постановление об обязывающей для христиан силе Декалога и пригрозил анафемой всем, кто утверждал обратное [Canones et Decreta, 1904, p. 32]. В учении о таинстве исповеди предписывалось устное исповедание определенных категорий грехов, в том числе и нарушений предписаний обеих скрижалей Декалога [Canones et Decreta, 1904, p. 80]. Данные постановления собора наложили отпечаток на развитие католической покаянной дисциплины и предопределили использование схемы Декалога для практики испытания совести, которая была прописана во многих катехизисах той эпохи (преимущественно иезуитов – П. Канизия, Р. Беллармино, Д. Ледесмы); была закреплена также наметившаяся еще в Средние века тенденция, когда Декалог постепенно вытесняет концепт семи смертных грехов в классификациях греховных деяний в практических пособиях для исповедников [Azpilcueta, 1581; Bossy, 1988].

Католическое моральное богословие, которое в качестве самостоятельной, но исключительно прикладной школьной дисциплины формируется во второй половине XVI в., истолковывает Декалог преимущественно в легалистско-казуистическом ключе (Ж. Азор, П. Лайман, Г. Бузенбаум, др.). Помимо тридентского учения об исповеди, на эту особенность повлияла двухуровневая модель преподавания морального богословия в учебных заведениях иезуитов: начальный курс (т.н. «казусы совести») исчерпывался изучением конкретных примеров нарушения запретов и предписаний Декалога [Ratio atque Institutio, p. 395‒396], а потому создававшиеся для этого курса пособия структурировали учебный материал по схеме Декалога.

На протяжении XVII в. Декалог все чаще начинает использоваться в качестве структурообразующего начала и в морально-богословских сочинениях, не связанных напрямую с покаянной дисциплиной (впервые с вынесением Декалога на титульный лист у иезуита Томаса Санчеса; также Ст. Маковский, П. Спорер и др.).

Azor J. Institutionum Moralium, in quibus universae quaestiones ad conscientiam recte aut prave factorum pertinentes breviter tractantur. Vol. I–III. Romae, 1601‒1611.

Busenbaum H. Medulla Theologiae Moralis. Manasteri Westphaliae, 1650.

Canones et Decreta Sacrosancti oecumenici Concilii Tridentini sub Paulo III. Iulio III. et Pio IV pontificibus maximis. Romae, 1904.

Laymann P. Theologia moralis in quinque libros distribute. T. I–III. München, 1625.

Makowski St. Explanatio Decalogi. Cracoviae, 1682.

Ratio atque Institutio Studiorum. Regulae professoris casuum conscientiae // Monumenta paedagogica Societatis Iesu / Ed. L. Lukácz. Vol. V. Romae, 1986.

Sporer P. Theologia Moralis, super Decalogum. Vol. I–III. Venetiis, 1704.

Sánchez T. Opus morale in Praecepta Decalogi. Madriti, 1613.

de Azpilcueta M. Enchiridion, sive, Manuale confessariorum et poenitentium. Antverpiae, 1581.

Bossy J. Moral Arithmetic: Seven Sins into Ten Commandments // Conscience and Casuistry in Early Modern Europe / Ed. E. Leites. Cambridge, 1988. P. 214‒234.

Daranowska-Łukaszewska J., Łach St., Rosik S., Samek J. Dekalog // Encyklopedia Katolicka / Eds. R. Łukaszyk, L. Bieńkowski, F. Gryclewicz. T. 3. Lublin, 1989. Kol. 1106‒1112.

Müller S. Die Bedeutung des Dekaloges für die Entwicklung der neuzeitlichen Moraltheologie im Zeichen der Kasuistik // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg: Basel; Wien, 2016. S. 256‒283.

Декалог в западно-христианской традиции в раннее Новое время: Протестантизм

В различных протестантских богословских традициях не было единства в формулировках заповедей и их группировки по скрижалям, что отражало как отличие в экзегетических подходах к Декалогу, так и иное акцентирование различных его аспектов.

Мартин Лютер толкует Декалог буквалистски, понимая его как кодекс, сложившийся в конкретном историческом контексте (называя его «Саксонским зерцалом иудеев» по аналогии с германским правовым кодексом XIII в. – «Саксонским зерцалом»). Формулировки десяти заповедей Лютера текстологически не тождественны ни одной из ветхозаветных версий Декалога: опускаются все детали, имеющие отношение только к реалиям ветхозаветного Израиля (спасение народа из египетского плена, запрет создавать изображения Бога, соблюдение субботы и др.). Заповеди в интерпретации Лютера обретают универсальное звучание, выступают как обобщение того содержания, которое в тексте ветхозаветного Декалога соответствовало содержанию естественного закона. Удвоение запрета «не пожелай» акцентирует общеэтическое и социальное измерение Декалога у Лютера [Лютер, 2002, с. 108‒110]. Жан Кальвин опирается на версию книги Исход и для объяснения Декалога использует метод аллегорической экзегезы [Кальвин, 1997, с. 366‒421]. Сохраняя запрет на создание образов Бога (вторая заповедь), Кальвин акцентирует принцип «только Богу слава» (Soli Deo gloria) и, таким образом, теоцентрическое измерение Декалога [Dreß, 1954, S. 420‒421].

Как и современная ему католическая мысль, протестантское богословие обращается к Декалогу в контексте рассуждений о естественном законе; в большей мере это прослеживается у кальвинистов (обе скрижали Декалога, а не только вторая, отражает содержание естественного закона [Кальвин, 1997, с. 366]), нежели у лютеран. Генрих Буллингер [De Testamento seu Foedera Dei Unico et Aeterno, 1534], а вслед за ним и отдельные представители раннего пуританизма рассматривали Декалог как документ личного завета каждого христианина с Богом (Джон Хупер [Hooper, 1843]).

К Декалогу обращались в контексте более широкой проблемы discrimen legis et evangelii, или различения Закона (вся совокупность требований, которые Бог предъявляет человеку, в том числе и в составе Декалога) и Евангелия (обещания, которые Бог дает верующему) [Hunnius, 1606; Cundisius, 1653], что нашло свое отражение в конфессионально-окрашенном изобразительном искусстве (Лукас Кранах старший, аллегория Закона и Евангелия, 1529), но более предметно – в антиномистском споре и богословской дискуссии о функциях Закона.

Лютер (комментарии на послание к Галатам, 1531 [Luther, 1911, S. 481]) выделял две функции Закона: политическую (usus politicus seu paedagogicus или civilis) – для ограничения социального зла и создания условий для мирной и справедливой жизни в обществе – и теологическую (usus theologies seu spiritualis), когда Закон предстает своеобразным зеркалом, в котором отражаются все грехи. Филипп Меланхтон («Examen», 1528 [Melanchthon, 1556, p. 24‒26]; «Loci Communes», 1535 [Melanchthon, 1535, p. diivdiiiiv]) и Мартин Буцер («Ennaratio in Evangelion Iohannis» [Bucer, 1988, p. 150ff.]) ввели понятие «третье действие закона» (tertius usus legis), призванное побудить верующих ко все более полному подчинению и совершенному исполнению воли Бога. Этим был сделан важный шаг к признанию определенной ценности добрых поступков для спасения и смягчению ригоризма – принципа оправдания только верой [Witte, 2004, p. 127‒129].

Кальвин («Наставление в христианской вере», кн. 2, гл. 7, 12 [Кальвин, 1997, с. 359‒360]) вслед за Меланхтоном также говорит о трех способах действия Закона, но, в отличие от лютеран, называет третье действие основным, понимая следование Закону и Декалогу как его обобщению в качестве одного из путей освящения [Кальвин, 1997, с. 348]. Ряд направлений реформатской мысли и баптисты не признают «третьего действия закона».

Bucer M. Ennaratio in Evangelion Iohannis // Bucer M. Opera Latina / Ed. I. Backus. Vol. 2. Leiden; Boston, 1988.

Cundisius G. Tractatus Theologicus de lege et evangelio. Jenae, 1653.

Hooper J. A Declaration of the Ten Holy Commandments of Almighty God // Hooper J. Early Writings / Ed. S. Carr. Cambridge, 1843. P. 249‒430.

Hunnius A. Articuli Christianae Religionis, De lege et Evangelio. Wittenbergae, 1606.

Luther M. In epistolam S. Pauli ad Galatas Commentarius // D. Martin Luther Werke. Kritische Gesamtausgabe. Bd. 40. Abt. 1. Weimar, 1911. S. 1‒688.

Melanchthon Ph. Examen eorum qui audiuntur ante ritum publicae ordinationis, qua commendatur eis ministerium Evangelii. Wittenbergae, 1556.

Melanchthon Ph. Loci Communes Theologici Recens collecti et recogniti. Wittenbergae, 1535.

Кальвин Ж. Наставление в христианской вере. Т. I. М., 1997.

Лютер М. Краткий катехизис // Мартин Лютер. 95 тезисов / Сост., вступ. ст., примеч. и коммент. И. Фокина. СПб., 2002. С. 108‒117.

Dreß W. Die Zehn Gebote und der Dekalog. Ein Beitrag zu der Frage nach dem Unterschied zwischen lutherischen und calvinistischen Denken // Theologische Literatur-Zeitung. 1954. Bd. 79. Heft 7/8. S. 415‒422.

Frey Ch. Natural Law and Commandments: Conditions for the Reception of the Decalogue since the Reformation // The Decalogue in Jewish and Christian Tradition / Eds. H. Graf Reventlow, Y. Hoffman. New York; London, 2011. P. 118‒131.

Hesselink I.J. Calvin’s Concept of the Law. Eugene, 1992.

Klug E.F. Luther on Law, Gospel, and the Third Use of the Law // The Springfielder. 1974. Vol. 38. No. 2. P. 155‒169.

Law – Third use of the law // Encyclopedia of the Reformed Faith / Ed. D.K. McKim. Louisville; Westminster, 1992. P. 215‒216.

Reventlow Graf H. The Ten Commandements in Luthers Catechismus // The Decalogue in Jewish and Christian Tradition / Eds. H. Graf Reventlow, Y. Hoffman. New York; London, 2011. P. 132‒147.

Van Deursen A.Th. Rust niet voordat gy ze van buiten kunt. De Tien Geboden in de 17e eeuw. Kampen, 2004.

Willis J. The Reformation of the Decalogue: Religious Identity and the Ten Commandments in England, c.1485‒1625. Cambridge, 2017.

Witte J. Law and Protestantism. The Legal Teachings of the Lutheran Reformation. Cambridge, 2004.

Корзо М.А. Дискуссии о Декалоге в протестантской мысли XVI в. // Философия и этика: сборник научных трудов. К 70-летию академика А.А. Гусейнова. М., 2009. С. 200‒206.

Декалог в эпоху Просвещения и Новейшее время

С эпохи Просвещения возобладала тенденция понимать заповеди Декалога не столько как универсальные принципы, но как конкретные обязанности, которые анализируются на основании предписаний второй скрижали. В таком контексте Декалог выступает как кодекс практически ориентированной социальной этики.

В значительной степени благодаря Альфонсу Марии де Лигуори («Theologia moralis», 1748) в католических учебниках по моральному богословию Декалог начинает повсеместно использоваться в качестве структурообразующей основы разделов «специальная» или «практическая» этика [Hörmann, 1969, S. 487], в которых рассматривались различные категории обязанностей по отношению к Богу, ближнему и самому себе. Данная тенденция была присуща и ряду протестантских традиций, что подвергалось критике главным образом представителями Тюбингенской школы. Несмотря на критику, к концу XVIII в. во всех университетах и духовных семинариях романских стран курсы казуистики и морального богословия выстраивались по схеме Декалога. Подобный способ преподавания (за исключением немецкоговорящих стран) сохранялся на протяжении XIX в., а в отдельных регионах Западной Европы переживал свой ренессанс и в XX в. Наряду с этим, на волне неотомизма в моральном богословии с XIX в. прослеживается тенденция отхода от понимания христианской этики как исключительно этики обязанностей, в силу чего Декалог в качестве структурообразующей основы вытесняется понятием «добродетель».

В XX в. Декалог в качестве организующего принципа продолжал использоваться в практически-ориентированных сочинениях по христианской этике разных конфессиональных ориентаций (K. Barth, K. Böcklinger, H. Deuser, H.-G. Fritzsch, H.-J. Kraus, Premm M. и др.). Отдельные представители современного протестантского богословия в истолковании Декалога отказались от привычного различения двух скрижалей, акцентируя при этом первую заповедь, через призму которой интерпретируются все остальные предписания Декалога.

Hörmann K. Geschichte der Moraltheologie // Lexikon der christlichen Moral / Hrsg. von K. Hörmann. Innsbruck, 1969. S. 480‒497.

Müller S. Die Bedeutung des Dekaloges für die Entwicklung der neuzeitlichen Moraltheologie im Zeichen der Kasuistik // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg: Basel; Wien, 2016. S. 256‒283.

Pinckaers S. The Sources of Christian Ethics. Edinburgh, 1995.

Alexander Halesius. Summa theologica Halensis. De legibus et praeceptis / Hrsg. von M. Basse. Berlin, 2018.

Ambrosius Mediolanensis. De fuga saeculi // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 14. Parisiis, 1845. Col. 569‒596.

Ambrosius Mediolanensis. De paradiso // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 14. Parisiis, 1845. Col. 275‒314.

Anselmus Contuariensis. Liber de voluntate Dei // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 158. Parisiis, 1864. Col. 581‒584.

Augustinus Hipponensis. Quaestiones in Exodum // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 34. Parisiis, 1865. Col. 597‒674.

Augustinus Hipponensis. Sermo 8 «De decem plagis et decem praeceptis» // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 38. Parisiis, 1865. Col. 67‒74.

Augustinus Hipponensis. Sermo 9 «De decem chordis» // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 38. Parisiis, 1865. Col. 75‒91.

Azor J. Institutionum Moralium, in quibus universae quaestiones ad conscientiam recte aut prave factorum pertinentes breviter tractantur. Vol. I–III. Romae, 1601‒1611.

Biblia Sacra. Iuxta Vulgatam Versionem. Stuttgart, 1994.

Bonaventura. Collationes de decem praeceptis // Doctoris seraphici S. Bonaventurae opera omnia. Vol. V. Florentiae, 1891. P. 505‒532.

Bonaventura. Commentaria in Quatuor libros Sententiarum Magistri Petri Lombardi // Doctoris seraphici S. Bonaventurae opera omnia. Vol. III. Florentiae, 1887.

Bucer M. Ennaratio in Evangelion Iohannis // Bucer M. Opera Latina / Ed. I. Backus. Vol. 2. Leiden; Boston, 1988.

Busenbaum H. Medulla Theologiae Moralis. Manasteri Westphaliae, 1650.

Canones et Decreta Sacrosancti oecumenici Concilii Tridentini sub Paulo III. Iulio III. et Pio IV pontificibus maximis. Romae, 1904.

Corpus Scriptorum Ecclesiasticorum Latinorum. Vol. III. Pars I. Vindobonae, 1871.

Cundisius G. Tractatus Theologicus de lege et evangelio. Jenae, 1653.

Decretum Magistri Gratiani // Corpus Iuris Canonici. Pars I / Ed. A. Friedberg. Graz, 1959.

Gerson J. Compendium Theologiae breve et utile // Gerson J. Opera omnia. T. I. Pars III. Antwerpiae, 1706. Col. 244‒256.

Gerson J. Opusculum tripartitum de praeceptis decalogi de confessione et de arte moriendi // Gerson J. Opera omnia. T. I. Pars III. Antwerpiae, 1706. Col. 425‒450.

Hooper J. A Declaration of the Ten Holy Commandments of Almighty God // Hooper J. Early Writings / Ed. S. Carr. Cambridge, 1843. P. 249‒430.

Hugo de S. Victore. De sacramentis legis naturalis et scriptae // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 176. Parisiis, 1854. Col. 173‒618.

Hugo de S. Victore. Institutiones in Decalogum legis Dominicae // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 176. Parisiis, 1854. Col. 9‒18.

Hunnius A. Articuli Christianae Religionis, De lege et Evangelio. Wittenbergae, 1606.

Laymann P. Theologia moralis in quinque libros distribute. T. I–III. München, 1625.

Luther M. In epistolam S. Pauli ad Galatas Commentarius // D. Martin Luther Werke. Kritische Gesamtausgabe. Bd. 40. Abt. 1. Weimar, 1911. S. 1‒688.

Makowski St. Explanatio Decalogi. Cracoviae, 1682.

Melanchthon Ph. Examen eorum qui audiuntur ante ritum publicae ordinationis, qua commendatur eis ministerium Evangelii. Wittenbergae, 1556.

Melanchthon Ph. Loci Communes Theologici Recens collecti et recogniti. Wittenbergae, 1535.

Nider J. Praeceptorium sive orthodoxa et accurata Decalogi explicatio. Duaci, 1611.

Origenes Adamantius. Homiliae in Exodum // Patrologiae Cursus Completus. Series Graeca / Ed. J.-P. Migne. T. 12. Parisiis, 1862. Col. 297‒396.

Philonis Alexandrini opera quae supersunt / Eds. L. Cohn, P. Wendland. T. IV. Berolini, 1902. P. 269‒307; T. V. Berolini, 1906. P. 1‒265.

Raimundus Lullus. Liber de sermonibus factis de decem praeceptis // Raimundus Lullus. Opera latina / Eds. F.D. Reboiras, A.S. Flores. T. XV. Turnhout, 1987.

Ratio atque Institutio Studiorum. Regulae professoris casuum conscientiae // Monumenta paedagogica Societatis Iesu / Ed. L. Lukácz. Vol. V. Romae, 1986.

Robert Grosseteste. De decem mandatis / Eds. R.C. Dales, E.B. King. Oxford, 1987.

Sporer P. Theologia Moralis, super Decalogum. Vol. I–III. Venetiis, 1704.

Sánchez T. Opus morale in Praecepta Decalogi. Madriti, 1613.

Tertulianus. De corona militis // Patrologiae Cursus Completus. Series Latina / Ed. J.-P. Migne. T. 2. Parisiis, 1844. Col. 73‒102.

Thomas Aquinas. Collatio in decem praeceptis. URL: http://www.corpusthomisticum.org/cac.html (дата обращения: 23.08.2019).

[Marquard von Lindau]. Das Buch der zehn Gepote (Venedig 1483). Amsterdam, 1984.

de Azpilcueta M. Enchiridion, sive, Manuale confessariorum et poenitentium. Antverpiae, 1581.

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. В русском переводе с приложениями. Брюссель, 1973.

Гейдельбергский катехизис 1563 г. URL: http://refspb.ru/2009‒03‒21‒09‒17‒37/27‒2009‒04‒19‒11‒48‒36/125‒2009‒04‒19‒12‒13‒46 (дата обращения: 09.09.2019).

Епифаний Кипрский. На восемьдесят ересей так называемый Панарий или Ковчег // Епифаний Кипрский. Творения. Ч. 1. М., 1863. С. 1‒384.

Иоанн Златоуст. Беседы о статуях, говоренные к Антиохийскому народу // Полное собрание творений Иоанна Златоуста: в 12 т. Т. 2. Кн. 1. М., 1993. С. 1‒250.

Иоанн Златоуст. Толкование на Евангелие от Матфея: в 2 кн. Кн. 1. М., 2010.

Иосиф Флавий. Иудейские древности. Т. 1. Минск, 1994.

Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). URL: https://azbyka.ru/otechnik/Irinej_Lionskij/protiv-eresej/2_24 (дата обращения: 09.09.2019).

Ириней Лионский. Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей). URL: https://azbyka.ru/otechnik/Irinej_Lionskij/protiv-eresej/4_15 (дата обращения: 09.09.2019).

Иустин Философ. Сочинения. Отд. I. М., 1892.

Кальвин Ж. Наставление в христианской вере. Т. I. М., 1997.

Катехизис Католической Церкви. [М., 2001].

Климент Александрийский. Строматы. Кн. 1‒3. СПб., 2003. 544 с.

Лактанций. Божественные установления. Кн. I–VII. СПб., 2007.

Лютер М. Краткий катехизис // Мартин Лютер. 95 тезисов / Сост., вступ. ст., примеч. и коммент. И. Фокина. СПб., 2002. С. 108‒117.

Ориген. О началах. Против Цельса. СПб., 2008.

Пастырь Ерма // Писания Мужей апостольских. М., 2008. С. 222‒312.

Письма Плиния Младшего. Кн. I–X. М., 1982.

Послание Варнавы // Писания Мужей апостольских. М., 2008. С. 71‒118.

Тертуллиан. Против иудеев // Тертуллиан. Апология. М., 2004. С. 101‒144.

Учение 12 апостолов (Дидахе) // Писания мужей апостольских. М., 2008. С. 41‒66.

Филарет (Дроздов). Пространный Христианский Катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви. М., 2013.

Фома Аквинский. Сумма теологии. Ч. I–II: Вопросы 90‒114. Киев, 2010.

“Cher Alme”: Texts of Anglo-Norman Piety / Ed. T. Hunt. Temple, 2010.

Amir Y. Die Zehn Gebote bei Philon von Alexandrien // Amir Y. Die hellenistische Gestalt des Judentums bei Philo von Alexandrien. Neukirchen-Vluyn, 1983. S. 131‒163.

Auerbach E. Das Zehngebot: Allgemeine Gesetzes-Form in der Bibel // Vetus Testamentum. 1966. Vol. 16. Issue 3. S. 255‒276.

Augustinus-Lexikon / Hrsg. von C. Mayer. Bd. 2. Basel, 1996.

Bossy J. Moral Arithmetic: Seven Sins into Ten Commandments // Conscience and Casuistry in Early Modern Europe / Ed. E. Leites. Cambridge, 1988. P. 214‒234.

Daranowska-Łukaszewska J., Łach St., Rosik S., Samek J. Dekalog // Encyklopedia Katolicka / Eds. R. Łukaszyk, L. Bieńkowski, F. Gryclewicz. T. 3. Lublin, 1989. Kol. 1106‒1112.

Dreß W. Die Zehn Gebote und der Dekalog. Ein Beitrag zu der Frage nach dem Unterschied zwischen lutherischen und calvinistischen Denken // Theologische Literatur-Zeitung. 1954. Bd. 79. Heft 7/8. S. 415‒422.

Frey Ch. Natural Law and Commandments: Conditions for the Reception of the Decalogue since the Reformation // The Decalogue in Jewish and Christian Tradition / Eds. H. Graf Reventlow, Y. Hoffman. New York; London, 2011. P. 118‒131.

Geerlings W. The Decalogue in Augustine’s Theology // The Decalogue in Jewish and Christian Tradition / Eds. H.G. Reventlow, Y. Hoffman. New York; London, 2011. P. 106‒117.

Gerstenberger E. Covenant and Commandment // Journal of Biblical Literature. 1965. Vol. 84. Issue 1. P. 38‒51.

Grant R.M. The Decalogue in Early Christianity // The Harvard Theological Review. 1947. Vol. 40. Issue 1. P. 1‒17.

Graupner A. Die zehn Gebote im Rahmen der alttestamentlichen Ethik // Weisheit, Ethos, Gebot. Weisheits- und Dekalogtraditionen in der Bibel und im frühen Judentum / Hrsg. von H. Graf Reventlow. Neukirchen-Vluyn, 2001. S. 61‒95.

Harakas S.S. Eastern Orthodox Perspectives on Natural Law // American Society of Christian Ethics, Selected Papers, Eighteenth Annual Meeting. 1977. P. 41‒49.

Harrelson W. Decalogue // A New Dictionary of Christian Ethics / Eds. J.F. Childress, J. Macquarrie. London, 1986. P. 146‒147.

Hesselink I.J. Calvin’s Concept of the Law. Eugene, 1992.

Hossfeld F.-L. Der Dekalog. Seine späten Fassungen, die originale Komposition und seine Vorstufen. Freiburg; Göttingen, 1982.

Hossfeld F.-L. “Du sollst nicht töten”. Das fünfte Dekaloggebot im Kontext alttestamentlicher Ethik. Stuttgart, 2003.

Hörmann K. Geschichte der Moraltheologie // Lexikon der christlichen Moral / Hrsg. von K. Hörmann. Innsbruck, 1969. S. 480‒497.

Kany R. Der Dekalog im Denken Philos von Alexandrien // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016. S. 148‒159.

Kany R. Der Dekalog im Neuen Testament // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016. S. 160‒172.

Kany R. Die Rezeption des Dekalogs von der Patristik bis zum 12. Jahrhundert // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016. S. 173‒197.

Klug E.F. Luther on Law, Gospel, and the Third Use of the Law // The Springfielder. 1974. Vol. 38. No. 2. P. 155‒169.

Korff W. Das ethische Anspruchsprofil des Dekaloges // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016. S. 94‒116.

Köckert M. Das Verbot “Du sollst nicht töten” im Dekalog // “You Schall Not Kill”. The Prohibition of Killing in Ancient Religions and Cultures / Eds. J.C. de Vos, H. Löhr. Göttingen, 2018. P. 15‒35.

Köckert M. Dekalog // Das wissenschaftliche Bibellexikon im Internet. URL: https://www.bibelwissenschaft.de/wibilex/das-bibellexikon/lexikon/sachwort/anzeigen/details/dekalog-zehn-gebote-at/ch/116ebe7ad1d3e5af397f951e80597857/ (дата обращения: 23.08.2019).

Law – Third use of the law // Encyclopedia of the Reformed Faith / Ed. D.K. McKim. Louisville; Westminster, 1992. P. 215‒216.

Mandrella I. Der Dekalog als Systematisierungsschlüssel angewandter Ethik im 13. und 14. Jahrhundert // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg: Basel; Wien, 2016. S. 228‒255.

Mielke J. Der Dekalog in den Rechtstexten des abendländischen Mittelalters. Aalen, 1992.

Müller S. Die Bedeutung des Dekaloges für die Entwicklung der neuzeitlichen Moraltheologie im Zeichen der Kasuistik // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg: Basel; Wien, 2016. S. 256‒283.

Nebe G. The Decalogue in Paul, Especially in His Letter to the Romans // The Decalogue in Jewish and Christian Tradition / Eds. H.G. Reventlow, Y. Hoffman. New York; London, 2011. P. 50‒87.

Pinckaers S. The Sources of Christian Ethics. Edinburgh, 1995.

Reventlow Graf H. The Ten Commandements in Luthers Catechismus // The Decalogue in Jewish and Christian Tradition / Eds. H. Graf Reventlow, Y. Hoffman. New York; London, 2011. P. 132‒147.

Schockenhoff E. Die biblische Grundlagen des Tötungsverbotes // Schockenhoff E. Ethik des Lebens. Grundlagen und neue Herausforderungen. Freiburg; Basel; Wien, 2013. S. 181‒188.

Schramm T. Einführung in die Rechtsphilosophie. 2. Aufl. Köln; Berlin; Bonn; München, 1982.

Schröer Ch. Natürliches Gesetz und Dekalog bei Thomas von Aquin // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016.

Slenczka N. Thomas von Aquin und die Synthese zwischen dem biblischen und dem griechisch-römischen Gesetzbegriff // Der biblische Gesetzbegriff. Auf den Spuren seiner Säkularisierung. 13. Symposion der Kommission “Die Funktion des Gesetzes in Geschichte und Gegenwart” / Hrsg. von O. Behrends. Göttingen, 2006. S. 109‒132.

Smith L. The Ten Commandments in the Medieval Schools: Conformity or Diversity? // The Ten Commandments in Medieval and Early Modern Culture / Eds. Y. Desplenter, J. Pieters, W. Melion. Leiden; Boston, 2017. P. 13‒29.

Smith L. The Ten Commandments. Interpreting the Bible in the Medieval World. Leiden; Boston, 2014.

Thum V. Die Zehn Gebote für die ungelehrten Leutе. Der Dekalog in der Graphik des späten Mittelalters und der frühen Neuzeit. München; Berlin, 2006.

Van Deursen A.Th. Rust niet voordat gy ze van buiten kunt. De Tien Geboden in de 17e eeuw. Kampen, 2004.

Vogt M., Marinkovic P. Die Gliederungsbedeutung des Dekalogs in Ansehung der Tora // Gliederungssysteme angewandter Ethik. Ein Handbuch / Hrsg. von W. Korff, M. Vogt. Freiburg; Basel; Wien, 2016. S. 117‒147.

Wehre J. Der Dekalog. Text, Theologie und Ethik. Berlin, 2014.

Wehrle J. Der Dekalog. Text, Theologie und Ethik. Berlin, 2014.

Willis J. The Reformation of the Decalogue: Religious Identity and the Ten Commandments in England, c.1485‒1625. Cambridge, 2017.

Witte J. Law and Protestantism. The Legal Teachings of the Lutheran Reformation. Cambridge, 2004.

de Vos C.J. Rezeption und Wirkung des Dekalogs in jüdischen und christlichen Schriften bis 200 n.Chr. Leiden; Boston, 2016.

Десять заповедей // Электронная еврейская энциклопедия. URL: https://eleven.co.il/judaism/commandments-and-precepts/11412/ (дата обращения: 09.09.2019).

Корзо М.А. Дискуссии о Декалоге в протестантской мысли XVI в. // Философия и этика: сборник научных трудов. К 70-летию академика А.А. Гусейнова. М., 2009. С. 200‒206.

Тантлевский И.Р. Введение в Пятикнижие. М., 2000.

Тимофеев А., Юревич Д. Десять заповедей // Православная Энциклопедия. Т. 14. М., 2006. С. 459‒473.

Корзо М.А.