Несмелов Виктор Иванович

Electronic philosophical encyclopedia article
share the uri

Биография В.И. Несмелова

Несмелов Виктор Иванович [1 (13) января 1863, с. Вертуновка Саратовской губернии (ныне – Бековский район Пензенской области) – 30 июня 1937, Казань], русский философ и богослов, разработавший первый в России проект религиозной антропологии на основе синтеза церковно-богословского наследия и философской традиции.

Родился в семье сельского священника. В 1883 окончил Саратовскую духовную семинарию и поступил в Казанскую духовную академию. По окончании обучения в 1887 удостоен степени кандидата богословия, его курсовое сочинение было защищено как магистерская диссертация, издана в 1887 («Догматическая система св. Григория Нисского»). С 1888 доцент на кафедре метафизики Казанской духовной академии, с 1895 экстраординарный профессор. В 1895–1898 в журнале «Православный собеседник» начинает выходить работа Несмелова «Опыт психологической истории и критики основных вопросов жизни», ставшая затем первым томом его труда «Наука о человеке». Доктор богословия (1898). С 1910 до закрытия Казанской духовной академии в 1920 на кафедре систематической философии и логики. Участвовал в организации подпольных религиозно-философских кружков, в которые входили и другие бывшие преподаватели академии (Е.Я. Полянский, И.И. Сатрапинский, И.М. Покровский, М.Н. Васильевский, А.С. Люткин, о. Николай Петров и др.).

В годы Советской власти два раза был осужден: в 1921 Президиумом ВЧК по Декрету ВЦИК от 23.01.1918 «за невыполнение распоряжения Советской власти о роспуске духовных учебных заведений. Приговор – 1 год концлагерей условно» [Династия…, 2008]; в 1930 «особым совещанием коллегии ОГПУ осужден по статье 58.11.» по обвинению «в создании религиозной организации “Истинно-Православная церковь”» [Там же]. Был приговорен к трем годам ссылки в Казахстан. Впоследствии приговор был отменен по причине болезни Несмелова и ввиду заслуг перед Советской властью его сына Валентина, состоявшего в ВЧК при СНК РСФСР и в 1918 погибшего при обыске Раифского монастыря в Казани [см.: Там же]. Умер Несмелов 30 июня 1937 года от хронического воспаления легких, похоронен на Арском кладбище Казани [см.: Несмелов, 2009, c. 15].

К основным трудам Несмелова относятся: «Наука о человеке» в 2-х тт. (т. 1 – «Опыт психологической истории и критики основных вопросов жизни», 1898; т. 2 – «Метафизика жизни и христианское откровение», 1903); «Вопрос о смысле жизни в учении новозаветного Откровения» (1895); «Вера и знание с точки зрения гносеологии» (1913) и др. После 1917 некоторые труды Несмелова остались незавершенными, а впоследствии были утрачены. В их числе работа «О смысле смерти по учению Нового Завета», по-видимому, задуманная как продолжение труда «Вопрос о смысле жизни в учении новозаветного Откровения» [см.: Журавский, 1999, с. 140].

Династия Несмеловых подарила Казани и миру семерых ученых // Казанские ведомости. 2008. Вып. №204/205 от 23 октября. URL: http://www.kazved.ru/article/22063.aspx (дата обращения: 23.01.2018).

Журавский А.В. Казанская духовная академия на переломе эпох, 1884–1921 гг. Дисс... канд. истор. наук. М., 1999.

Журавский А.В. Краткое жизнеописание профессора Казанской духовной академии Виктора Ивановича Несмелова // Несмелов В.И. Догматическая система святого Григория Нисского. СПб., 2000. С. I–XIV.

Константин (Горянов), еп. Жизнь и творчество Несмелова // Человек. 1992. № 2. С. 90–96.

Несмелов О.В. Взгляд через десятилетия // Теоретическое наследие В.И. Несмелова и современность: мировоззренческий диалог науки, философии и религии: Материалы II Всероссийской научной конференции (Казань, 16–17 мая 2008 г.) / Науч. ред. В.А. Киносьян, О. Ю. Порошенко. Казань, 2009. С. 13–18.

Источники творчества В.И. Несмелова

В качестве основных источников творчества Несмелова могут быть выделены: в богословском аспекте – святоотеческое наследие (прежде всего, учение Григория Нисского); в философском аспекте – немецкая классическая философия и английский эмпиризм. Эволюция идей Несмелова проходила в контексте русской духовно-академической школы, но в итоге вышла за рамки этой традиции.

В Казанской духовной академии его учителем был Вениамин Иванович Снегирев (1841–1889). К числу идей, выдвинутых Снегиревым и затем развитых Несмеловым, относятся: исследование сознания и самосознания человека как фундаментальных основ его жизни; проект «цельного знания», или «умозрения» (термин Снегирева), составными частями которого выступали богословие, философия и естественные науки; идея творчества личности как непосредственного пути достижения истины и познания Бога; представление о «прирожденной идее» Бога как Высшей Личности, которая существует в сознании человека как сотворенного по Его образу и подобию (впоследствии легло в основу рассуждений Несмелова о доказательстве бытия Бога с точки зрения психологии); концепция обожения человека как «живого переживания» идеи Божественной личности, представленная в качестве альтернативы пониманию религиозного опыта в западной философии религии (Г.В.Ф. Гегель, Ф. Шлейермахер, М. Мюллер и др.).

Важную роль в формировании взглядов Несмелова сыграло критическое переосмысление наследия И. Канта, поставившего в центр внимания антропологическую проблематику  ответ на вопрос: «Что такое человек?» Подвергнув критике учение Канта об априорных формах чувственности в теории познания, разделение областей веры, знания и морали в практической философии, представление о нравственном долге, главной его ошибкой Несмелов считал агностицизм, согласно которому для рассуждений о Боге, бессмертии человеческой души, свободе воли, – то есть для «определения идей сверхчувственного у нас совершенно не имеется никакого материала» [Несмелов, 1994a, т. 1, с. 187]. Кантовскую концепцию Бога как «морального законодателя» Несмелов считал «юридической», противопоставляя ей внутреннее живое «богосознание» человека: истинная сущность религии «выражается только идеей богоподобия» [Там же, с. 263], на основе которой базируются идеи нравственности, морали и религиозного сознания. Несмелов переформулирует категорический императив Канта, который заключается, по его мнению, в «обязанности стремиться к достижению богоподобной жизни как жизни истинной» [Там же]. В оценке Несмелова Кант представал как «могучий анатом и плохой историк ума», который «мог только раскрыть сложный механизм умственной деятельности, а не объяснить эту деятельность» [Там же, с. 214].

Вторым источником идей Несмелова (особенно в ранний период его творчества) явилась философия английского эмпиризма и теория познания Р. Декарта. К учению Дж. Локка, Т. Гоббса, Д. Юма, Дж. Беркли, а также позитивистов (Дж. Ст. Милля и Г. Спенсера) Несмелов обратился, рассуждая о критериях достоверности знания. Вслед за Локком Несмелов признавал, что в начале жизненного пути ум младенца представляет собой «чистый лист» («terra incognita» или «tabula rasa») [Там же, с. 35]. Первичным актом психической деятельности ребенка выступают впечатления, первоначально единые, затем разделяемые субъектом на внутренние и внешние. Начиная с античности, философы невольно заключали себя в «догматический круг»: «Реальное знание они полагали критерием бытия, а бытие полагали критерием реального знания» [Там же, с. 108]. Этот «круг» нарушил Р. Декарт, выдвинув принцип радикального сомнения, и выведя из него доказательства существования личности (cogito ergo sum) и бытия Бога (вследствие наличия у человека идеи Верховного Существа). Теория познания Декарта, по мысли Несмелова, стала основой для появления эмпиризма, трансформировавшись в идею о том, что окружающая индивида действительность реальна и существует сама по себе. Принцип cogito Декарта, развитый впоследствии Д. Юмом и И. Кантом, в учении Несмелова преобразовался в идею о безусловном примате самосознания в гносеологии и психологии.

Третьим источником идей для Несмелова стало учение об антропологической сущности религии Л. Фейербаха. Признавая, что Фейербах «шел в решении нашего вопроса тем же самым путем, по которому и мы идем» [Там же, с. 128], Несмелов замечал при этом, что немецкий философ «дошел по нему только до средины» [Там же]. Основной идеей Фейербаха он считал постулат о том, что «богословие в действительности и по своему последнему основанию, и по своему конечному результату есть только антропология» [Там же, с. 129]. В противоположность атеистическим выводам Фейербаха в антропологической системе Несмелова человек рассматривался как «живой образ Бога», тем самым, как отмечал Н.А. Бердяев, «основная мысль Фейербаха об антропологической тайне религии обращена им (Несмеловым. – А.Б.) в орудие защиты христианства» [Бердяев, 1909, с. 70].

Несмелов В.И. Наука о человеке: в 2 т. Казань, 1994.

Снегирев В.А. Психология: Систематический курс чтений по психологии. Харьков, 1893.

Бердяев Н.А. Опыт философского оправдания христианства (о книге В. Несмелова «Наука о человеке») // Русская мысль. 1909. № IX. С. 54–72.

Замилов В.Н. Антропология Л. Фейербаха и В. Несмелова: сравнительный анализ // Философское образование. 2002. № 7. С. 56–64.

Нижников С.А. В. Несмелов и И. Кант: антропология теистическая и трансцендентальная // Вестник ВятГУ. 2008. № 1. С. 12–17.

Стоянов Ю.А. Гносеологические воззрения В.А. Снегирева // Вече. 2004. № 16. С. 279–286.

Произведения В.И. Несмелова

«Догматическая система святого Григория Нисского» (1887). Под этим названием была издана магистерская диссертация Несмелова. Работа была высоко оценена современниками и удостоилась премии митрополита Макария (Булгакова). Однако её содержание было существенно откорректировано духовной цензурой, что отмечал Н.А. Бердяев: «Духовная цензура свирепствовала. Так, например, книга Несмелова “Догматическая система св. Григория Нисского” была искажена духовной цензурой, его заставили изменить конец книги в смысле неблагоприятном для учения св. Григория Нисского о всеобщем спасении» [Бердяев, 2008, с. 229]. В исследовании Несмелова о Григории Нисском рассматривались такие аспекты его учения, как: проблема соотношения личностного начала в человеке (как творении и микрокосме) и Боге (как Макрокосме, Творце, «Зиждителе», «Щедром Угостителе» и т.д.); проблема психофизического параллелизма; вопрос о единстве человеческой души в ее сформулированном Аристотелем трехчастном делении («питательная», «чувственная» и «умозрительная»); проблема антроподицеи и теодицеи; вопрос об апокатастасисе, «восстановлении человеческой природы в первобытное состояние»; проблема всеобщего спасения и воскресения людей после Страшного Суда и т.д. Как полагал Несмелов, Григорий Нисский «успел осуществить на практике свой идеал христианского философа» – «сделать христианское богословие научно-философским и древнюю философскую науку христианской» [Несмелов, 2000, с. 603].

«Проблема знания. Опыт исследования природного начала и формы философского знания» (1888). Первая работа, посвященная проблемам теории познания. До недавнего времени считалась утерянной, частично опубликована в 2017 году [см.: Несмелов, 2017, с. 98114]. Основные идеи этой работы вошли затем в курс лекций Несмелова «Вера и знание с точки зрения гносеологии» (1913). Вслед за В.А. Снегиревым Несмелов стремился построить и «оправдать» религиозную метафизику как научную область знания, исходя из того, что любая область наук представляет собой отрасль изначально существовавшего философского знания: физика – философия движения, математика – философия пространства, химия – философия материи, биология – философия жизни и т.д. В области познания Несмелов выделяет три основных элемента: чувственный опыт познания вещей внешнего мира; философские определения конечной идеи мира; религиозные созерцания завершенной картины мира. Выводом данной работы стала мысль Несмелова о том, что любое научное знание является по своей сути модификацией изначального религиозно-философского мировоззрения человека (либо какой-то его части – религии или философии).

«Вопрос о смысле жизни в учении новозаветного Откровения» (1895). Публичная лекция, с которой Несмелов выступил в зале Казанской городской думы 19 марта 1895 г. (издана в том же году). В споре с дарвинизмом и материалистическими учениями Несмелов стремился доказать, что человек – «не случайное порождение земли и не прирожденный раб природы» [Несмелов, 1994б, с. 67], он «не только живет, но и дает себе отчет в своей жизни, и потому именно, что он дает себе отчет в своей жизни, он может жить не как ему придется, а как ему хочется» [Там же, с. 68]. Главную дилемму человеческой природы Несмелов видел, с одной стороны, в осознании человеком «трагичности» своего бытия и, с другой стороны, в стремлении к достижению счастья в реальной жизни [Там же, с. 71]. В этой «раздвоенности» человека Несмелов усматривал его главное отличие от животных. Разрешение противоречия между животным элементом человеческой природы и свободным сознающим духом Несмелов находил в христианстве как религии всеобщего спасения или «апокатастасиса» (греч. άποκατάστασις – возвращение в первоначальное состояние, восстановление). Христианству он противопоставлял мировоззренческие системы идеализма, нормативизма, понятие нравственного долга в кантианстве, а также «псевдо-христианскую» религию Л.Н. Толстого. В христианстве принцип блага жизни, господствовавший в античной мысли, сменяется вопросом о смысле жизни. До появления христианства принцип блага отрицался только в религии и философии буддизма, но альтернативного ему принципа сформулировано не было [см.: Там же, с. 85]. Проблемы, затронутые в данной работе, получили более развернутое осмысление в «Науке о человеке».

«Наука о человеке» (1898–1903). Наиболее полное изложение антропологического учения Несмелова. В первом томе психология и теория познания, рассмотрение сознания и самосознания как базовых психических феноменов и «универсальных форм человеческого духа» выступают в качестве методологического фундамента для обоснования «живого мировоззрения» христианской религии и разрешения противоречий религиозной веры. Несмелов делает вывод о тождественности психологической природы и логической структуры феноменов веры и знания (вера есть «утверждение возможности в качестве действительности» [Несмелов, 1994a, т. 1, с. 56]; «знание есть собственно вера, но только не вообще вера, а вера в высшей степени ее основательности» [Там же, с. 59]). Из единства феноменов жизни и сознания рождается идея Бога как всесовершенной личности, практической реализацией этой идеи становится религиозное сознание человека. Предрасположенность к «естественной религии» составляет одну из базовых психологических характеристик человеческой личности (согласно Несмелову, атеизм и агностицизм в своей основе также являются модификациями естественной религии). При этом «живой союз Бога и человека» наиболее полным образом реализуется только в христианстве [Там же].

Рассматривая философию и естествознание, Несмелов выстраивает иерархию основных мировоззренческих форм:

  • наука – базовая ступень, занимающаяся сбором и анализом фактов и эмпирического материала в процессе познания;

  • философия – основную ее функцию Несмелов вслед за Кантом усматривал в критическом подходе к окружающей действительности;

  • религия – синтезирующая и интегральная форма мировоззрения, поскольку все остальные формы знания (в том числе наука и философия) в той или иной степени содержат в себе элементы веры, не поддающиеся рациональному объяснению или доказательству.

Во втором томе «Науки о человеке» Несмелов от анализа «психологии личности» переходит к разбору «метафизики жизни» человека, ставя своей задачей обоснование истины христианства. Решение ее предполагает определение положительных оснований христианства, соотнесение веры и разума, устранение противоречия между принципиальной непознаваемостью христианских истин с позиций «только разума» и разумностью веры и т.д.

«Вера и знание с точки зрения гносеологии» (1913). Работа издана на основе лекций, прочитанных на богословских курсах для учителей Закона Божьего средних учебных заведений казанского учебного округа в 1912. Здесь развиваются некоторые идеи, высказанные в более ранних произведениях, прежде всего, в «Науке о человеке». В подтверждение того, что полный синтез феноменов веры и знания возможен только в рамках религиозного мировоззрения, Несмелов обращается к истории науки (от учений Левкиппа и Демокрита, Галилео Галилея и Николая Коперника до идей представителей современной ему психологии и философии – А. Риля, Ф. Паульсена, О. Кюльпе и др.). Особое место занимает критический анализ учения И. Канта: в своем стремлении «примирить» веру и знание Кант шел неверным путем «разграничения» их сфер (трансцендентное бытие и эмпирический мир явлений) [см.: Несмелов, 2015, с. 44–45].

Несмелов В.И. Вера и знание с точки зрения гносеологии. СПб., 2015.

Несмелов В.И. Вопрос о смысле жизни в учении Новозаветного откровения // Смысл жизни. Антология / Общ. ред. и сост. Н.К. Гаврюшина. Вып. II. М., 1994б. С. 66–92.

Несмелов В.И. Догматическая система святого Григория Нисского. СПб., 2000.

Несмелов В.И. Наука о человеке // Православный Собеседник. 1895. Т. II. С. 123–153; Т. III. С. 231–264; 1896. Т. I. С. 52–69, 275–304; Т. II. С. 406–430; Т. III. С. 35–88, 308–339, 482–510; 1897. Т. I. С. 366–400, 756–787; 1898. Т. I. С. 96–130, 207–237, 389–428, 510–559; Т. II. С. 41–75, 228–249; 1900. Т. I. С. 188–207, 249–277, 519–548, 664–681; Т. II. 79–88; 1901. Т. I. С. 265–299, 417–443, 641–668; 1902. Т. I. С. 65–90, 267–289, 528–553, 693–711; Т. II. С. 353–388, 500–524, 658–695, 791–841.

Несмелов В.И. Наука о человеке: в 2 т. Казань, 1994а.

Несмелов В.И. Проблема знания. Опыт исследования природного начала и формы философского знания (1888 г.). Гл. XII: Проблемы философии // Религиоведение. 2017. Т. 3. № 3. С. 98–114.

Бердяев Н.А. Русская идея. СПб., 2008.

Николаев А.Н. Богословские труды проф. В.И. Несмелова // Журнал Московской Патриархии. 1937. № 8. С. 68–75.

Николин И.П. Философия христианства. (Рец. на: Несмелов В. Наука о человеке. Т. 2: Метафизика жизни и христианское откровение. Казань, 1903) // Богословский вестник. 1903. № 7/8. С. 656–665.

Соловьев А.П. Философские исследования в научно-богословском журнале Казанской духовной академии «Православный собеседник» (1855–1918) // Христианское чтение. 2017. № 2. С. 252–275.

Указатель статей к «Православному собеседнику» за 1892–1909 гг. Казань, 1910.

Учение В.И. Несмелова

Гносеология. В системе Несмелова теория познания выступала в качестве фундамента для его религиозно-антропологического учения, философского обоснования «разумности» феноменов веры и религии. Ее наиболее важные темы: вопрос о природе религиозного сознания человека и происхождении религии с точки зрения психологии; диалог религиозного, философского и научного мировоззрений; вопрос о соотношении рационалистической и теистической традиций в философии. Нововведением Несмелова (вслед за В.А. Снегиревым) стало обращение к психологии как методологической основе теории познания и антропологии.

Согласно Несмелову, корни любой религиозной системы лежат не в первобытном страхе человека перед сверхъестественным, а в феномене его религиозного сознания. Истоки его Несмелов находил в нравственной потребности «оправдания своей жизни» перед лицом вечности и Бога [Несмелов, 1994, т. 1, с. 257]. Основой формирования сознания (в том числе религиозного) Несмелов считал деятельность человека, направленную на творческое преобразование окружающей его действительности. В рамках своего сознания и, прежде всего, самосознания, человек приходит к заключению о том, что он есть нечто большее, чем «простая вещь» внешнего мира. В отличие от большинства своих современников, Несмелов проводил четкое различие между понятиями религиозного сознания индивида и внутреннего религиозного опыта. Последнее относится к сфере эмпирического познания, методы которого несовместимы с рассуждениями о трансцендентном бытии Бога. Корнем религиозного сознания является сознание Бога, которое наличествует у любого человека независимо от его религиозных и конфессиональных предпочтений, поскольку человек был создан по образу и подобию Божиему. При этом Несмелов проводил четкое различие между идеей Бога и понятием Бога. Понятие Бога представляет собой отвлеченный умственный конструкт, созданный самим человеком. Идея же Бога изначально дана человеку, «пред­метно-фактически осуществлена в нем природою его личности, как жи­вого образа Бога» [Там же, с. 247]. Учение Несмелова (наравне с идеями В.А. Снегирева) можно отнести, таким образом, к «религиозной антропологии в пределах только сознания» [Гаврюшин, 2011, с. 287].

В вопросе о соотношении веры и знания Несмелов утверждал существование двух основных «путей познания»: «с точки зрения времени» и «с точки зрения вечности» [Несмелов, 2013, с. 71]. Выделяя философию, религию и науку в качестве трех основных форм мировоззрения человека, Несмелов видел их общность в едином истоке (божественном бытии и человеческом самосознании) и единой конечной цели (стремлении к абсолюту и божественному совершенству); основное же различие этих форм коренится в степени их близости к реальной жизни: «пока человек только мыслит о Боге, он богословствует, и пока он только мыслит о своем отношении к Богу, он философствует, но когда он обращается к действительной жизни по образу Бога, он фактически осуществляет религию, как живое стремление свое к действительному отображению в мире Бога путем свободного уподобления Ему» [Несмелов, 1994, т. 1, с. 290]. Религию Несмелов считал наиболее «конкретной» (в отличие от богословия, философии и науки) формой «самосознания и самоопределения человека» [Несмелов, 1994, т. 2, с. 135]. Истинная философия – это не «процесс мысли», а «процесс жизни» (в этом Несмелов причислял себя к «сократической» традиции в философии, противопоставляя ее «аристотелевской»).

Антропология. Антропологическое учение Несмелова создавалось с целью примирить философию и религиозную веру, предложить на их основе проект «синтетического» знания и «живого мировоззрения». Г.В. Флоровский, отмечая, что «в богословии возможен двоякий путь: сверху или снизу, – от Бога или от человека, – от Откровения или от опыта», относил Несмелова ко «второму» пути [Флоровский, 2009, с. 562].

С точки зрения Несмелова, человек есть, с одной стороны, «простая вещь» мира, стоящая в ряду других таких же «простых вещей», с другой же – в нем действует безусловное начало, «образ Божий», проявляющийся в самосознании, разуме, свободе воли, нравственности и творчестве. Эту фундаментальную «раздвоенность» человеческой природы, телесной и духовной, божественной и тварной, обладающей свободой и подвластной греху, Несмелов полагал основным «противоречием» человеческого бытия.

Такая «раздвоенность» человеческой природы является причиной возникновения двух полярных мировоззрений: материализма, отвергающего реальность духовного, надприродного начала, и спиритуализма, ставящего под вопрос действительное существование объективного мира вне наших представлений о нем. В этическом плане прямым следствием дуалистической природы человека является вопрос о смысле жизни, поиски ответа на который становятся первопричиной любого познавательного процесса и отправной точкой формирования религиозного, философского и научного мировоззрений.

Бытие человека в своей первооснове зависит от бытия Бога. Эта зависимость носит не линейный, а взаимообуславливающий характер: «Человек же потому именно и существует в качестве личности, что он изображает собой Безусловную Сущность, и наоборот – он потому только и отображает в себе Безусловную Сущность, что он существует в качестве личности» [Несмелов, 1994, т. 1, с. 270]. Образ Божий в человеке не является лишь отражением, «зеркалом» Божества, это «живой образ» Бога и совершенной Личности, поскольку «природное содержание человеческой личности оказывается идеальным по отношению к ее же собственному действительному существованию» [Там же, с. 271], и, соответственно, бытие Бога «предметно выражается природой человеческой личности» [Там же, с. 272].

Одна из фундаментальных характеристик человека – наличие у него свободы как духовного элемента, иноприродного по отношению к материальным вещам. Свобода является основой творческой деятельности, благодаря которой у человека возникает возможность преобразовывать окружающую его реальность, а также менять свой собственный внутренний мир. В религиозном аспекте свобода представляет собой «Божий образ» в человеке, проводящий грань между ним и «простыми вещами» мира.

Полагая, что идея человека по своей сути является такой же загадкой и тайной, как и идея Бога, Несмелов находил один из наиболее верных путей постижения этих идей в христианской религии как единственной религии богочеловечества из всех когда-либо существовавших мировоззренческих систем.

Философская теология. Несмелов исходит из неразрывной связи Бога как Творца и человека как творения, созданного по образу и подобию Божиему. Проявлением этой связи является непосредственное богосознание человека, а также нравственные законы и установки, свобода воли и творчество, неповторимая уникальность каждой человеческой личности и т.д.

В богословии Несмелова можно выделить два основных вопроса: доказательство бытия Бога и теодицея, или «оправдание» Бога перед лицом мирового зла. В своем магистерском сочинении о Григории Нисском он критически разбирает основные доказательства бытия Бога: космологическое, телеологическое, онтологическое (Ансельм Кентерберийский), нравственное (И. Кант) и психологическое (Р. Декарт). Общей их ошибкой Несмелов считал «антропоморфизм» и «человекобожие», построение рассуждений о Боге по аналогии с собственным бытием человека или же с бытием тварного мира: «Мир не подобен Богу, и ничего божественного в себе не содержит, и поэтому может скорее скрывать Бога, чем открывать его» [Несмелов, 1994, т. 1, с. 407]. Истинное доказательство бытия Бога должно иметь в своей основе научные данные из области психологии, и прежде чем сформулировать его, человек должен досконально изучить собственную личность, «познать самого себя». Тем самым Несмелов формирует методологический принцип для создания в будущем нового психологического аргумента, в силу чего Н.А. Бердяев и Антоний (Храповицкий) считали возможным вести речь о новом, «несмеловском» доказательстве бытия Бога. Сходные идеи (в частности о построении нового доказательства бытия Бога на основе анализа человеческого сознания и самосознания) впоследствии высказывались в работах представителей западной аналитической теологии (А. Плантинга, Р. Суинберн и др.).

Важнейшую для религии идею спасения Несмелов в нехристианских религиозных системах считает лишь «юридической», основанной на внешних посылках, а не на внутреннем «живом» богочеловеческом единстве. Корни чувства вины Несмелов находит не в самом несоответствии результатов действий человека идеалу вечной жизни и религиозным нормам, а в осознании им этого несоответствия: «…и при самой глубокой вере в истину своей религии человек может поступать вопреки ей, но судить свои поступки вопреки ей он не может; а в таком случае он, очевидно, будет жить не совершением тех поступков, которые противоречат его религиозной вере, а именно осуждением этих поступков как явлений своего падения, как фактов своей вины» [Несмелов, 1994, т. 2. C. 121]. Вина, грех и искупление рассматриваются Несмеловым на примерах из библейской истории (падение Люцифера, перовородный грех Адама и Евы, убийство Каином Авеля и т.д.) с точки зрения психологии. Так, суть грехопадения Люцифера заключалась в гордыне и сознательном желании возвыситься над Богом, а в результате первородного греха Адама и Евы в сознании людей возникли чувства вины и стыда [см.: Там же, с. 204].

Грех, таким образом, представляет собой, с одной стороны, прямое следствие свободы человеческой воли: «своим суеверным поступком люди добровольно подчинили себя внешней природе и сами добровольно разрушили то мировое значение, которое они могли и должны были иметь по духовной природе своей личности» [Там же]. Человек сам, независимо от воли Бога, в акте свободного выбора изъявляет желание жить в мире «первородного греха», или «преступления».

Несмелов предлагает психологическую трактовку идеи воскресения, прослеживая истоки ее зарождения в первобытных религиозно-культовых верованиях (на примере анализа обрядовых систем африканских бушменов, тасманийцев, индейцев Северной и Южной Америки и т.д.). В результате данного анализа Несмелов приходит к выводу о том, что идея воскресения из мертвых и трактовка смерти как «сна» является одним из фундаментальных представлений человечества, зародившихся еще на заре истории в первобытные времена. Согласно Несмелову, благодаря воскресению Иисуса Христа преодолевается не только первородный грех человечества, но и последовавшее за ним чувство вины как психологический аффект. Сама предрасположенность к греху даже после воскресения Христа остается неотъемлемым атрибутом человеческой природы вместе со свободой воли. Тем не менее, Несмелов не отрицает возможности полного спасения человека от греха, поддерживая тем самым учение об обожении (греч. θέωσις, от греч. θεός – Бог), зародившееся в святоотеческом богословии первых веков христианства и развивавшееся учителем Несмелова В.А. Снегиревым.

Несмелов В.И. Вера и знание с точки зрения гносеологии. СПб., 2015.

Несмелов В.И. Наука о человеке: в 2 т. Казань, 1994.

Несмелов В.И. Проблема знания. Опыт исследования природного начала и формы философского знания (1888 г.). Гл. XII: Проблемы философии // Религиоведение. 2017. Т. 3. № 3. С. 98–114.

Антоний (Храповицкий), еп. Новый опыт учения о богопознании // Антоний (Храповицкий), еп. Полное собрание сочинений: в 3 т. Т. 3. Казань, 1900. С. 417–431.

Белгородский М.Н. Разгадавший тайну человека: О философе В.И. Несмелове // Советская библиография. 1992. № 1. С. 113–121.

Бердяев Н.А. Опыт философского оправдания христианства (о книге В. Несмелова «Наука о человеке») // Русская мысль. 1909. № IX. С. 54–72.

Вевюрко И.С. «Наука о человеке» В.И. Несмелова: философия религии как антропология // Вопросы религии и религиоведения. Вып. 2: Исследования. Кн. 2: Религиозная и философская антропология: история и современность. М., 2011. С. 312–338.

Вевюрко И.С. Определение религии В.И. Несмелова: опыт философской экспликации // Вестник Московского университета. Сер. 7: Философия. 2012. № 4. С. 75–87.

Гаврюшин Н.К. Антропология и гносеология В.И. Несмелова // Русская религиозная антропология / Сост., общ. ред., предисл. и прим. Н.К. Гаврюшина. М., 1997. С. 47–53.

Гаврюшин Н.К. Русское богословие. Очерки и портреты. Нижний Новгород, 2011.

Гальковская И.А. Православная академическая антропология: В.И. Несмелов и М.М. Тареев. Дисс... канд. филос. наук. Екатеринбург, 1995.

Добин А.В. Проблема человека в философии В.И. Несмелова. Дисс... канд. филос. наук. СПб., 1996.

Дремлюгин Д.М. Религиозно-философские воззрения В.И. Несмелова. Дисс… канд. филос. наук. М., 2000.

Замилов В.Н. Антропология В.И. Несмелова в контексте русской философии // Философское образование. 2004. № 10. С. 56–63.

Замилов В.Н. Метафизика человека в творчестве В.И. Несмелова. Дисс... канд. филос. наук. М., 2003.

Игорь (Цветков), прот. Вершины и неудачи «Науки о человеке» // Несмелов В.И. Наука о человеке. Казань, 1994. С. 2–9.

Киносьян В.А. Загадка человека: (о философско-религиозном учении В.И. Несмелова). Казань, 2005.

Константин (Горянов), еп. Русская религиозно-философская антропология на рубеже XIX–XX веков: В.С. Соловьев и В.И. Несмелов. Загорск, 1990.

Немова Д.А. Феномен веры в гносеологии В.И. Несмелова // Известия Саратовского университета. 2011. Т. 11. Сер.: Философия. Психология. Педагогика. Вып. 3. С. 55–57.

Половинкин С.М. Персоналистический спиритуализм В.И. Несмелова // Omnia conjungo: Сборник научных работ в честь 65-летия проф. В.В. Сербиненко / Ред. О.В. Марченко. М., 2016. С. 262–307.

Сулема А.А. Гносеологические основания антропологического теизма В.И. Несмелова на материале ранней работы «Проблема знания. Опыт исследования природного начала и формы философского знания» // Религиоведение. 2017. Т. 3. № 3. С. 87–97.

Сулема А.А. Проблема телесности в философско-религиозной антропологии В.И. Несмелова // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. 2014. № 4 (44). С. 79–83.

Теоретическое наследие В.И. Несмелова и современность: мировоззренческий диалог науки, философии и религии: материалы II Всероссийской научной конференции (Казань, 16-17 мая 2008 г.) / Науч. ред. В. А. Киносьян, О. Ю. Порошенко. Казань: КГСУ, 2009.

Федяй И.В. Философская система В.И. Несмелова. Дисс... канд. филос. наук. Бишкек, 2001.

Флоровский Г.В. Пути русского богословия. М., 2009.

Хондзинский П.В. Антропология Апполинария Лаодикийского в трудах В.И. Несмелова // Вестник ПСТГУ. Сер. I: Богословие. Философия. 2016. С. 38–49.

Шпак А.П. К.Д. Ушинский и В.И. Несмелов: несостоявшийся диалог // Известия Волгоградского городского педагогического университета. 2008. № 9. С. 197–200.

Влияние В.И. Несмелова на последующую традицию

Учение Несмелова, создававшееся как проект «цельного» и «живого» знания в русле идей славянофилов и В.С. Соловьева, получило отклик как среди его непосредственных учеников и коллег по Казанской духовной академии, так и среди светских философов (главным образом, у Н.А. Бердяева). К числу первых можно отнести Матвея Николаевича Ершова (1886–?), Ивана Ивановича Сатрапинского (1884–?), о. Николая Васильевича Петрова (1874–1956).

М.Н. Ершов окончил Казанскую духовную академию в 1911, с 1914 занимал в ней кафедру истории философии. Начиная со своей магистерской диссертации 1914 г. «Проблема богопознания в философии Мальбранша», исследовал в русле идей Несмелова религиозное сознание человека с позиций психологии, соотношение богосознания, веросознания и религиозного опыта личности, соотношение духа и материи и др. В курсе лекций «Критика интеллектуализма в современной философии» и написанной на его основе статье «Антиинтеллектуалистическое движение в современной философии» (1916) наиболее яркими представителями антиинтеллектуализма Ершов считал А. Бергсона во Франции и С.Л. Франка в России. Автор работ «К характеристике суждений о русской философии» (1915); «Введение в философию» (1921); «Пути развития философии в России» (1922). В 1918–1922 Ершов был профессором частного историко-филологического факультета во Владивостоке, в 1922–1926 работал в Пекинском государственном университете, в 1926–1937 был доцентом кафедры энциклопедии права и истории философии Харбинского юридического факультета.

И.И. Сатрапинский окончил Казанскую академию в 1909, сведений о нем и его деятельности практически не осталось. Известен преимущественно своими работами по философии Ф. Ницше, опубликованными в 1916 в журнале Казанской академии «Православный собеседник» («Философия Ницше в ее отношении к христианству (Опыт богословско-философского исследования философии Ницше)»; «Философия Ницше в критической литературе»).

Н.В. Петров окончил Казанскую духовную академию в 1898. В 1900 защитил магистерскую диссертацию «Сочинение Оригена “О началах”». В 1900–1912 доцент и профессор академии по кафедрам истории философии и Священного Писания Нового Завета. В 1908 рукоположен в сан священника. После закрытия Казанской духовной академии вместе со своими бывшими коллегами основал в 1921–1922 Казанский высший богословский институт, вскоре также закрытый советской властью. К наиболее известным его работам относятся «Жизнь после смерти» (1915) и «Бесконечное и ничто. (Математическое доказательство бытия Божия)» (1918). Испытал сильное влияние идей П.А. Флоренского, в контексте его труда «Столп и утверждение Истины», а также математической теории множеств Г. Кантора пытался развивать такие идеи Несмелова, как его учение об апокатастасисе как «всеобщем спасении», психолого-антропологическое доказательство бытия Бога, учение о сознании, самосознании и богосознании человека и др.

Наиболее заметные отклики на идеи Несмелова содержатся в работах Н.А. Бердяева и Антония Храповицкого. В статье «Философская истина и интеллигентская правда» для сборника «Вехи» (1909) Бердяев охарактеризовал систему взглядов Несмелова как «самое глубокое явление, порожденное оторванной и далекой интеллигентному сердцу почвой духовных академий» [Бердяев, 1990, с. 18]. В том же году Бердяев выступил на заседании Петербургского религиозно-философского общества с докладом «Опыт философского оправдания христианства. (О книге Несмелова “Наука о человеке”)», а затем выпустил одноименную статью в журнале «Русская мысль». Оценив «Науку о человеке» как «единственный в своем роде опыт философского построения религиозной антропологии» [Бердяев, 1909, с. 56], Бердяев усматривал средоточие учения Несмелова в «психологическом доказательстве» бытия Бога, преодолевающем недостатки прежних «отвлеченных» доказательств. В работе «Русская идея» (Париж, 1946) Бердяев поставил Несмелова в один ряд с В.С. Соловьевым, А.С. Хомяковым, И.В. Киреевским, М.М. Тареевым и другими, способствовавшими обновлению русской религиозной философии [см.: Бердяев, 2008, с. 218]. Можно отметить известные параллели между учениями Бердяева и Несмелова в понимании свободы как фундаментальной характеристике человеческого бытия, творческой деятельности человека как пути его приближения к Богу, в акценте на личностном начале человека (в этом плане сам Бердяев противопоставлял учение Несмелова предыдущей новоевропейской религиозно-философской традиции, упор в которой делался на родовом начале в человеке) [см.: Бердяев, 1909, с. 70].

Докторской диссертации Несмелова «Опыт психологической истории и критики основных вопросов жизни» была посвящена работа ректора Казанской духовной академии в 1894–1900 Антония (Храповицкого) «Новый опыт учения о богопознании» (1897). Творчество самого Антония в ряде аспектов перекликается с идеями Несмелова, так в своей магистерской диссертации «Психологические данные в пользу свободы воли и нравственной ответственности» (1887) в полемике с Кантом и кантианством он стремился «обосновать» религиозную метафизику как науку, отстаивая правомерность интуитивных методов познания. Но если у Антония вслед за А. Шопенгауэром в качестве «фундамента научного познания» выступал принцип воли, то у Несмелова таковым являлось самосознание личности.

В целом учение Несмелова во многом предвосхитило «антропологический поворот» в западной философии XX вв. (М. Шелер, Х. Плеснер, М. Ландман, Э. Ротхакер, Х.Э. Хенстенберг и др.) [Никонов, 1983, с. 11].

Бердяев Н.А. Опыт философского оправдания христианства (о книге В. Несмелова «Наука о человеке») // Русская мысль. 1909. № IX. С. 54–72.

Бердяев Н.А. Русская идея. СПб., 2008.

Бердяев Н.А. Философская истина и интеллигентская правда // Вехи: Сборник статей о русской интеллигенции. М., 1990. С. 8–32.

Ванчугов В.В. Матвей Николаевич Ершов // Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное / Под общ. ред. М.А. Маслина. М., 2014. С. 188.

Костомясова А.В. Матвей Николаевич Ершов // Вече. Альманах русской философии и культуры. 2007. № 18. С. 289–296.

Пономарева В.П. Матвей Николаевич Ершов – российский юрист и педагог: жизнь и воззрения // История государства и права. 2009. № 6. С. 41–43.

Соловьев А.П. Бесконечное, ничто и геенна: профессор Казанской духовной академии свящ. Н.В. Петров как читатель и критик трудов свящ. П.А. Флоренского // Сад расходящихся троп: Флоренский, Розанов, Дурылин et cetera... Материалы Всерос. науч. конф. с междунар. участием. 5–6 мая 2017 г. / Под ред. А. Резниченко. М., 2017. С. 24–26.

Бердяев Н.А. Опыт философского оправдания христианства (о книге В. Несмелова «Наука о человеке») // Русская мысль. 1909. № IX. С. 54–72.

Бердяев Н.А. Русская идея. СПб., 2008.

Бердяев Н.А. Философская истина и интеллигентская правда // Вехи: Сборник статей о русской интеллигенции. М., 1990. С. 8–32.

Ванчугов В.В. Матвей Николаевич Ершов // Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное / Под общ. ред. М.А. Маслина. М., 2014. С. 188.

Костомясова А.В. Матвей Николаевич Ершов // Вече. Альманах русской философии и культуры. 2007. № 18. С. 289–296.

Несмелов В.И. Вера и знание с точки зрения гносеологии. СПб., 2015.

Несмелов В.И. Вопрос о смысле жизни в учении Новозаветного откровения // Смысл жизни. Антология / Общ. ред. и сост. Н.К. Гаврюшина. Вып. II. М., 1994б. С. 66–92.

Несмелов В.И. Догматическая система святого Григория Нисского. СПб., 2000.

Несмелов В.И. Наука о человеке // Православный Собеседник. 1895. Т. II. С. 123–153; Т. III. С. 231–264; 1896. Т. I. С. 52–69, 275–304; Т. II. С. 406–430; Т. III. С. 35–88, 308–339, 482–510; 1897. Т. I. С. 366–400, 756–787; 1898. Т. I. С. 96–130, 207–237, 389–428, 510–559; Т. II. С. 41–75, 228–249; 1900. Т. I. С. 188–207, 249–277, 519–548, 664–681; Т. II. 79–88; 1901. Т. I. С. 265–299, 417–443, 641–668; 1902. Т. I. С. 65–90, 267–289, 528–553, 693–711; Т. II. С. 353–388, 500–524, 658–695, 791–841.

Несмелов В.И. Наука о человеке: в 2 т. Казань, 1994.

Несмелов В.И. Наука о человеке: в 2 т. Казань, 1994а.

Несмелов В.И. Проблема знания. Опыт исследования природного начала и формы философского знания (1888 г.). Гл. XII: Проблемы философии // Религиоведение. 2017. Т. 3. № 3. С. 98–114.

Пономарева В.П. Матвей Николаевич Ершов – российский юрист и педагог: жизнь и воззрения // История государства и права. 2009. № 6. С. 41–43.

Снегирев В.А. Психология: Систематический курс чтений по психологии. Харьков, 1893.

Соловьев А.П. Бесконечное, ничто и геенна: профессор Казанской духовной академии свящ. Н.В. Петров как читатель и критик трудов свящ. П.А. Флоренского // Сад расходящихся троп: Флоренский, Розанов, Дурылин et cetera... Материалы Всерос. науч. конф. с междунар. участием. 5–6 мая 2017 г. / Под ред. А. Резниченко. М., 2017. С. 24–26.

Антоний (Храповицкий), еп. Новый опыт учения о богопознании // Антоний (Храповицкий), еп. Полное собрание сочинений: в 3 т. Т. 3. Казань, 1900. С. 417–431.

Белгородский М.Н. Разгадавший тайну человека: О философе В.И. Несмелове // Советская библиография. 1992. № 1. С. 113–121.

Бердяев Н.А. Опыт философского оправдания христианства (о книге В. Несмелова «Наука о человеке») // Русская мысль. 1909. № IX. С. 54–72.

Бердяев Н.А. Русская идея. СПб., 2008.

Вевюрко И.С. «Наука о человеке» В.И. Несмелова: философия религии как антропология // Вопросы религии и религиоведения. Вып. 2: Исследования. Кн. 2: Религиозная и философская антропология: история и современность. М., 2011. С. 312–338.

Вевюрко И.С. Определение религии В.И. Несмелова: опыт философской экспликации // Вестник Московского университета. Сер. 7: Философия. 2012. № 4. С. 75–87.

Гаврюшин Н.К. Антропология и гносеология В.И. Несмелова // Русская религиозная антропология / Сост., общ. ред., предисл. и прим. Н.К. Гаврюшина. М., 1997. С. 47–53.

Гаврюшин Н.К. Русское богословие. Очерки и портреты. Нижний Новгород, 2011.

Гальковская И.А. Православная академическая антропология: В.И. Несмелов и М.М. Тареев. Дисс... канд. филос. наук. Екатеринбург, 1995.

Династия Несмеловых подарила Казани и миру семерых ученых // Казанские ведомости. 2008. Вып. №204/205 от 23 октября. URL: http://www.kazved.ru/article/22063.aspx (дата обращения: 23.01.2018).

Добин А.В. Проблема человека в философии В.И. Несмелова. Дисс... канд. филос. наук. СПб., 1996.

Дремлюгин Д.М. Религиозно-философские воззрения В.И. Несмелова. Дисс… канд. филос. наук. М., 2000.

Журавский А.В. Казанская духовная академия на переломе эпох, 1884–1921 гг. Дисс... канд. истор. наук. М., 1999.

Журавский А.В. Краткое жизнеописание профессора Казанской духовной академии Виктора Ивановича Несмелова // Несмелов В.И. Догматическая система святого Григория Нисского. СПб., 2000. С. I–XIV.

Замилов В.Н. Антропология В.И. Несмелова в контексте русской философии // Философское образование. 2004. № 10. С. 56–63.

Замилов В.Н. Антропология Л. Фейербаха и В. Несмелова: сравнительный анализ // Философское образование. 2002. № 7. С. 56–64.

Замилов В.Н. Метафизика человека в творчестве В.И. Несмелова. Дисс... канд. филос. наук. М., 2003.

Игорь (Цветков), прот. Вершины и неудачи «Науки о человеке» // Несмелов В.И. Наука о человеке. Казань, 1994. С. 2–9.

Киносьян В.А. Загадка человека: (о философско-религиозном учении В.И. Несмелова). Казань, 2005.

Константин (Горянов), еп. Жизнь и творчество Несмелова // Человек. 1992. № 2. С. 90–96.

Константин (Горянов), еп. Русская религиозно-философская антропология на рубеже XIX–XX веков: В.С. Соловьев и В.И. Несмелов. Загорск, 1990.

Немова Д.А. Феномен веры в гносеологии В.И. Несмелова // Известия Саратовского университета. 2011. Т. 11. Сер.: Философия. Психология. Педагогика. Вып. 3. С. 55–57.

Несмелов О.В. Взгляд через десятилетия // Теоретическое наследие В.И. Несмелова и современность: мировоззренческий диалог науки, философии и религии: Материалы II Всероссийской научной конференции (Казань, 16–17 мая 2008 г.) / Науч. ред. В.А. Киносьян, О. Ю. Порошенко. Казань, 2009. С. 13–18.

Нижников С.А. В. Несмелов и И. Кант: антропология теистическая и трансцендентальная // Вестник ВятГУ. 2008. № 1. С. 12–17.

Николаев А.Н. Богословские труды проф. В.И. Несмелова // Журнал Московской Патриархии. 1937. № 8. С. 68–75.

Николин И.П. Философия христианства. (Рец. на: Несмелов В. Наука о человеке. Т. 2: Метафизика жизни и христианское откровение. Казань, 1903) // Богословский вестник. 1903. № 7/8. С. 656–665.

Половинкин С.М. Персоналистический спиритуализм В.И. Несмелова // Omnia conjungo: Сборник научных работ в честь 65-летия проф. В.В. Сербиненко / Ред. О.В. Марченко. М., 2016. С. 262–307.

Соловьев А.П. Философские исследования в научно-богословском журнале Казанской духовной академии «Православный собеседник» (1855–1918) // Христианское чтение. 2017. № 2. С. 252–275.

Стоянов Ю.А. Гносеологические воззрения В.А. Снегирева // Вече. 2004. № 16. С. 279–286.

Сулема А.А. Гносеологические основания антропологического теизма В.И. Несмелова на материале ранней работы «Проблема знания. Опыт исследования природного начала и формы философского знания» // Религиоведение. 2017. Т. 3. № 3. С. 87–97.

Сулема А.А. Проблема телесности в философско-религиозной антропологии В.И. Несмелова // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. 2014. № 4 (44). С. 79–83.

Теоретическое наследие В.И. Несмелова и современность: мировоззренческий диалог науки, философии и религии: материалы II Всероссийской научной конференции (Казань, 16-17 мая 2008 г.) / Науч. ред. В. А. Киносьян, О. Ю. Порошенко. Казань: КГСУ, 2009.

Указатель статей к «Православному собеседнику» за 1892–1909 гг. Казань, 1910.

Федяй И.В. Философская система В.И. Несмелова. Дисс... канд. филос. наук. Бишкек, 2001.

Флоровский Г.В. Пути русского богословия. М., 2009.

Хондзинский П.В. Антропология Апполинария Лаодикийского в трудах В.И. Несмелова // Вестник ПСТГУ. Сер. I: Богословие. Философия. 2016. С. 38–49.

Шпак А.П. К.Д. Ушинский и В.И. Несмелов: несостоявшийся диалог // Известия Волгоградского городского педагогического университета. 2008. № 9. С. 197–200.

Бердникова А.Ю.