Национализм

Electronic philosophical encyclopedia article
share the uri

Национализм: определение

Национализм – принцип организации социума, в соответствии с которым идея самоопределения, существования и развития сообщества (нации) служит высшим ценностным ориентиром для выстраивания норм и ценностей, определяющих легитимность социального порядка в рамках данного социума. Национализм как оформившееся явление имеет относительно недавнюю историю. Его активная репрезентация в качестве исторического феномена приходится на период XVIIIXIX вв., когда идея народного суверенитета, лежащая в основе национализма и выдвинутая идеологами Американской, Французской и европейских революций 1848 года, становится краеугольным камнем, определяющим форму европейских государств, а сам национализм становится планетарным явлением.

The Formation of National States in Western Europe / Ed. by Ch. Tilly. Princeton, 1975.

Калхун К. Национализм. М., 2006.

Кедури Э. Национализм. СПб., 2010.

Малахов В.С. Национализм как политическая идеология. М., 2005.

Теории национализма

Несмотря на тот факт, что национализм выступает одним из наиболее важных феноменов современности, у ученых нет единого мнения относительно его природы, причин его появления и стадий его развития. Существует несколько десятков различных теорий национализма, которые условно можно разделить на две группы – примордиальные и конструктивистские (модернистские) теории.

В примордиальных теориях национализм рассматривается как естественное условие существования нации, история которой может быть прослежена вглубь веков. Обнаружение протонационалистических чувств, свойственных народам с глубокой древности (ср. Аристотель: «Прилично властвовать над варварами грекам» и «варвар и раб по природе своей понятия тождественные» [Аристотель, Политика I, 5]), позволило представителям примордиализма сделать вывод о достаточно длительной истории национализма как явления, которая может насчитывать по крайней мере сотни тысяч лет. Имея столь длительную историю, национализм предстает не чем-то случайным и даже не продуктом длительной социальной эволюции, а вполне естественным проявлением человеческой природы, развиваясь в качестве «продолжения родственного отбора» [Смит, 2004, с. 273].

Среди российских исследователей указанной точки зрения придерживался Л.Н. Гумилев, попытавшийся подвести под указанную теорию биологическую основу в виде концепции пассионарности, которая делает одни человеческие коллективы более активными, творческими, агрессивными по сравнению с другими коллективами и, как следствие, доминирующими над ними. Такое доминирование находит выражение в том числе в чувстве превосходства над менее пассионарными народами.

Внутри примордиализма обнаруживается несколько течений: «сильная программа» (П.Л. ван ден Берге), «слабая программа» (американские социологи К. Гирц и Э. Шилз) и этносимволизм (Э. Смит). Представители «сильной программы» опирались на идеи социобиологии о родстве нации и этноса, нация понималась как расширенная родственная группа (увеличенный в размерах этнос), а национализм как остро переживаемое чувство принадлежности к данной группе. В логике данной концепции основу национализма составляет миф об общем происхождении (общем прародителе) сообщества (нации).

Критики «сильной программы» примордиализма, отмечая отсутствие в ней различия между нацией и этносом как формами сообществ, указывали также на исторически наблюдаемые случаи распада этнических и национальных общностей, их культурную и демографическую изменчивость. Кроме того, если миф об общем происхождении имеет для сообщества некую биологическую истинность, то он должен акцентировать внимание на ценностях эндогамии. Между тем известны мифы об общем происхождении, в которых эндогамия отрицается. Таковы, например, миф об основании Рима, мифы о формировании англичан как продукте борьбы между бриттами, англосаксами и норманнами, а также миф о происхождении французов как продукте взаимодействия галлов и франков.

Представители «слабой программы» примордиализма рассматривали нацию и национализм в качестве изначально данных феноменов. Если Э. Шилз считал, что национализм, сохраняя изначальное чувство родства, поддерживает тем самым единство современных сообществ, то для Гирца основу национализма формировали такие феномены, как раса, язык, территория, религия и обычай. Именно на них основывается то чувство эмоциональной привязанности к сообществу (нации), которое называется национализмом. Это чувство эксплуатируется современным государством в попытке приобрести лояльность различных этнических групп, проживающих на его территории.

В «слабой программе» примордиализма не объяснялось историческое развитие национальных привязанностей. Попытку преодолеть ее ограниченность предпринял британский социолог Э. Смит. С его точки зрения, нация как форма организации сообщества и национализм появились задолго до начала Нового времени. Основу их составляет исторический миф об общем происхождении, социальный по своей природе. Этот миф поддерживается системой символов (жесты, элементы одежды), которая отличает данное сообщество от иных сообществ. Комплекс мифов и символов формируют мифомотор, который отражает своеобразие национальной (этнической) общности. На основе его в Новое время группы интеллектуалов (интеллигенция) формировали современные представления о нации и национализме. Это формирование могло идти либо по горизонтальному, либо по вертикальному пути. Вертикальный путь был характерен для стран Западной Европы, где мифомотор этнического ядра был защищен государственным статусом своего сообщества (нации), использовавшего инструменты легитимного насилия для навязывания своего мифомотора другим сообществам, проживавшим на территории данного государства. Горизонтальный путь был характерен для стран Латинской Америки, Азии и Африки, где сообщества не имели своего государства и национальные связи формировались через процесс его обретения.

Основным критиком примордиализма стал конструктивизм. Зародившись в 1960–1970-х гг. и приобретя популярность в 1980-х гг., конструктивизм исходит из того, что нации и национализм – исторические феномены, которые возникли в силу случайного стечения обстоятельств в Западной Европе XVIIIXIX вв. и представляют собой теоретические конструкты, созданные группами интеллектуальных элит (интеллигенции). К этим элитам принадлежали либо представители непривилегированных классов (М. Хрох, Э. Геллнер), либо представители колониальных элит европейских империй (Б. Андерсон), которые в рамках политических и правовых отношений государств «старого порядка» (аncient regime), не могли рассчитывать на признание в силу происхождения. Судьба представителей данных слоев зависела либо от формирования своих государств (в случае колониальных элит), либо от демократизации политической жизни и уничтожения «старого порядка».

В числе идей, легших в основу современного национализма:

  • Идея национального суверенитета, впервые получившая обоснование в работе «Шесть книг о республике» французского мыслителя XVI в. Ж. Бодена. С точки зрения Бодена, суверенитет – абсолютная и постоянная власть государства как внутри страны, так и в межгосударственных отношениях. Соответственно, важнейшая характеристика суверенитета – независимость государства, выражающаяся в праве самостоятельно издавать и отменять законы, назначать высших должностных лиц, осуществлять верховный суд, помилования, чеканить монету, устанавливать меры и веса, взимать подати. Теория народного (национального) суверенитета была разработана Ж.-Ж. Руссо в преддверии Великой французской революции. С точки зрения Руссо, суверенитет принадлежит народу как основному субъекту общественного договора и выступает основополагающим принципом республиканского строя. В основе суверенитета лежит принцип общей воли, определяющий, что есть благо для народа, а что благом не является. Суверенитет неотчуждаем и неделим, никто и ничто не может лишить народ суверенитета, соответственно, народ выступает не просто источником власти, но и ее субъектом.

  • Идея национального самоопределения. Зачатки этой идеи получили первое выражение в работах английских философов Т. Гоббса и Дж. Локка. Несмотря на различия их подходов, их размышления о форме и содержании общественного договора, который добровольно заключают граждане в целях учреждения политического сообщества и формирования представительных институтов (суверен – у Гоббса, власти – у Локка), строятся по одному принципу. Идеи Гоббса и Локка применительно к идее национального самоопределения развил Дж.С. Милль в работе «Размышления о представительном правлении». С точки зрения Милля, стремление к самоопределению сообщества, осознавшего себя как нацию, является естественным чувством. Однако в случае совместного проживания различных народов в рамках единого государства попытка одного из них установить самоуправление (свободные институты) может натолкнуться на сопротивление со стороны других народов, видящих в этих институтах попрание каких-либо своих прав. Таким образом, «свободные установления по большей части требуют, чтобы политические границы совпадали с национальными» [Милль, 2006, с. 319], то есть идея свободного развития народа предполагает свободу самоопределения.

Эти идеи в той или иной степени можно обнаружить в любых националистических теориях современности, вне зависимости от идеологического, географического, исторического или иного критерия их выделения.

Конструктивизм не представляет собой единого течения. В зависимости от того, с какой сферой связывают причины появления национализма, в истолковании его происхождения различают направления: экономическое (Э. Геллнер, Т. Нэйрн, Дж. Хатчинсон), политическое (Дж. Бройи, М. Манн), культурологическое (Б. Андерсон, Л. Гринфельд, Э. Хобсбаум).

С точки зрения представителей экономического направления, триггером для появления национализма послужило развитие индустриального капитализма, требующего унификации обществ письменной «высокой культуры» и стандартизированного литературного языка. Распространение этой культуры обеспечивается деятельностью государства и осуществляется посредством введения общего образования и призывной армии. Экономический успех государства зависит от его способности реализовать эту программу унификации культуры.

Представители политического направления связывают появление сообществ современного типа (наций) и национализма с формированием централизованных европейских государств. В основе его было стремление доминировавших в культуре групп навязать определенный политический порядок проживавшим на территории данного государства зависимым социальным и этническим группам. В той мере, в какой это не удавалось сделать, появлялись конкурирующие национализмы зависимых народов, (Дж. Бройи). В итоге этой борьбы либо имели место случаи сепаратизма и сецессии (Дж. Бройи), либо права доминирующей группы распространялись на подчиненные группы (М. Манн).

В культурологических теориях акцентируются различные изменения в сфере культуры, оказавшие влияние на возникновение национализма: распространение книгопечатания (Б. Андерсон), сделавшее возможным представление об анонимном сообществе граждан (воображаемое сообщество); распространение идеи нации и национализма среди не входящих в социальную элиту образованных слоев населения (Л. Гринфельд) как психологической компенсации, освобождающей от ресентимента; изобретение элитой «исторической традиции» в качестве основы нации (Э. Хобсбаум).

Представители «постмодернистских» концепций национализма (К. Калхун, К. Вердери, Н. Глик-Шиллер и Д. Фурон) сосредоточиваются на языковой составляющей национализма, полагая его лишь специфической формой дискурса (риторики), который может использоваться различными социальными силами для обоснования своего статуса. В данной трактовке национализм превращается в языковую игру, имеющую цель перформативное переустройство социального мира.

Billing M. Banal Nationalism. L., 2008.

Breuilly J. Nationalism and State. Chicago, 1994.

Brubaker R. Nationalism Reframed: Nationhood and the National Question in the New Europe. Cambridge, 1996.

Deutsch K. Nationalism and Social Communication: An Inquiry into the Foundations of Nationality. Cambridge (Mass.), 1953.

Geertz C. The Integrative Revolution: Primordial Sentiments and Civil Politics in the New States // Old Societies and New States / Ed. by C. Geertz. New York, 1963. P. 105–157.

Notions of Nationalism / Ed. by S. Periwal. Budapest, 1995.

Smith A. The Ethnic Origin of Nations. Oxford, 1986.

The Invention of Tradition / Ed. by E. Hobsbawm and T. Ranger. Cambridge, 2006.

Геллнер Э. Нации и национализм. М., 1991.

Смит Э. Национализм и модернизм: Критический обзор современных теорий наций и национализма. М., 2004.

Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года. СПб., 1998.

Типы национализма

Наиболее известная и простая типологизация – это предложенное американским историком австрийского происхождения Х. Коном разделение «западного» и «восточного» национализмов [Kohn, 1944]. Возможным источником этой дихотомии у Кона послужила концепция немецкого историка Фр. Мейнеке с его разграничением «государственных» и «культурных» наций, к первым он относил англичан, ко вторым – немцев. В качестве критериев различия в своей дихотомии национализмов Кон выделил следующие: 1) идеологический; 2) географический; 3) социологический; 4) политический; 5) хронологический; 6) психологический; 7) исторический.

В соответствии с этими критериями западный национализм сосредоточен на политике и правительстве. Он предполагает открытое членство в сообществе (нации), соответственно, индивид вправе самостоятельно выбирать, считать себя членом сообщества или нет. В рамках западного национализма суверенитет принадлежит личностям, уважающим гражданские права и способным к совмещению групповой лояльности к сообществу с общечеловеческими идеалами. Идеал национализма данного типа – рациональный гражданин, ориентированный на достижение рациональных целей в политике и экономике. Географически западный национализм распространен в государствах Западной Европы, где впервые появились и получили распространение ценности эпохи Просвещения. Носителями этих ценностей и акторами национализма стали средние слои, оказавшиеся достаточно могущественными для того, чтобы принять непосредственное участие в политической жизни своих стран.

Восточный национализм является полной противоположностью западного. Его носителями выступала узкая группа интеллектуалов (интеллигенция), поэтов, студентов и т.д., то есть те, кто не принадлежал к привилегированным классам и потому не мог принимать участие в формировании политики. Тем самым восточный национализм был более всего сосредоточен на вопросах культуры и образования, культивирования национальных ценностей. Следствием этого стало появление «органической теории нации», согласно которой сообщество (нация) рассматривается как естественная общность, и принадлежность к ней определяется исключительно рождением. Цель такого национализма – возродить сообщество (нацию), исходя из мистически понятого народного духа. Хронологически восточный национализм появляется позже западного и служит своеобразным ответом на распространение западного национализма. Сам термин «восточный национализм» в концепции Кона носит условный характер, по существу, он относится к национализмам других стран мира в отличие от стран Западной Европы.

Несмотря на прямолинейность классификации Кона, она достаточно широко использовалась для объяснения того, почему в незападных странах национализм способствовал появлению экстремистских движений, деятельность которых сопровождалась большим количеством жертв. В то же время эта классификация не учитывала различий в проявлениях национализма в самих западных странах.

Классификацию Кона дополнила американская исследовательница Лия Гринфельд, предложившая выделить четыре идеальных типа национализмов на основе взаимоотношения национализма и демократии, а также определения членства в сообществе (нации). В зависимости от взаимоотношения национализма и демократии, национализм может быть индивидуалистическим (либертарианским) или коллективистским (авторитарным). Первый исходит из приоритета прав личности как основы формирования сообщества (нации) и, соответственно, источника и субъекта власти. Второй делает акцент на единстве сообщества (нации) и рассматривает сообщество как коллективную личность, обладающую единой волей, которая довлеет над волями отдельных индивидов. С точки зрения членства в национальном сообществе, Гринфельд различает гражданский национализм и этнический национализм, где членство в сообществе (нации) соотносится с этнической принадлежностью человека. Таким образом, если в первом случае национальная принадлежность человека определяется его свободным выбором (от нее можно отказаться, ее можно сменить, приобрести), то во втором случае национальная принадлежность человека выступает как врожденное качество и может рассматриваться в том числе как квазигенетическая характеристика. На основе этих критериев Гринфилд выделяет три типа национализма: индивидуалистический гражданский (Великобритания), коллективистский гражданский (Франция), коллективисткий этнический (Германия, Россия).

Иная классификация национализма была представлена американским социологом М. Манном. Исходя из хронологического принципа, он выделил три этапа в развитии национализма – милитаристский (до 1870 гг.), индустриальный (1870–1914 гг.) и модернистский (с 1914 г.). Эпоха милитаристского национализма рассматривается Манном как период борьбы народных масс за демократизацию и признание в качестве политического субъекта. Успех этой борьбы был обусловлен потребностью привилегированных слоев в привлечении низших слоев на военную службу и формировании налоговых поступлений. Для индустриального национализма характерно расширение роли государства в экономике, а также распространение понятия народного суверенитета на все подчиненные классы в связи с тем, что именно они становятся главным субъектом производства. Именно этот национализм предполагает формирование сообщества (нации) на основе его культурно-исторического опыта. Модернистский национализм исходит из того, что этническая солидарность обеспечивает возможность создания демократического режима.

В классификации английского социолога Б. Андерсона были выделены гражданско-республиканский национализм, лингвистический национализм, «официальный» национализм. Исторически первым типом национализма был гражданско-республиканский, появившийся в Южной и Северной Америках. Он был вызван дискриминацией, которую испытывали колониальные элиты со стороны имперской метрополии, и тесно связан с их борьбой за независимость колоний. Вторым на исторической арене появился лингвистический национализм, вызванный внедрением в повседневную жизнь европейских сообществ стандартизированного языка. Овладение им не только облегчало коммуникацию внутри сообщества, но и противопоставляло его другим сообществам, говорящим на иных языках. Защита языка как основы существования сообщества (нации) требовала борьбы за создание своего государства. Третья форма национализма – «официальный» национализм – был создан династическими (традиционными) элитами, желавшими использовать стремление народов к определению себя в качестве наций для легитимации «старого порядка» в меняющихся условиях мира.

Типология американского политолога Э. Хааса построена на связи национализма с современными идеологиями. Хаас выделил либеральный национализм, якобинский национализм, традиционный национализм, синкретический национализм и интегральный национализм. Так, целью сообщества (нации) либеральный национализм считает реализацию прав и свобод индивида в рамках конкретного государства. Якобинский национализм видит главную цель нации в установлении своих представлений о правах и свободах индивидов среди окружающих народов. Либеральному национализму противостоит традиционный национализм, мобилизующий массы на основе племенных ценностей и корпоративных обычаев. Синкретический национализм стремится защитить традиционные ценности от чуждых идей, перенимая при этом те ценности и идеи, которые считает полезными. Наконец, интегральный национализм считает своей главной целью выживание сообщества (нации), которая воспринимается как монолитная органическая целостность.

Armstrong J. Nations before Nationalism. Chapel Hill, 1982.

Connor W. Ethnonationalism: the Quest for Understanding. Princeton, 1994.

Hayes C. Historical Evolution of Modern Nationalism. N. Y., 1931.

Kohn H. The Idea of Nationalism. N. Y., 1944.

Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истории и распространении национализма. М., 2001.

Гринфельд Л. Национализм. Пять путей к современности. М., 2008.

Коротеева В. Современные теории национализма. М., 1999.

Моррас Ш. Интегральный национализм. URL: http://gefter.ru/archive/20046 (дата обращения: 14.05.2018).

Нации и национализм / Ред. Б. Андерсон. М., 2002.

Национализм среди идеологий современности

Вопрос о взаимоотношении национализма и либерализма достаточно сложен. Так, если для либерализма основополагающим принципом служит принцип свободы и саморазвития индивида, то для национализма основной принцип – коллективное благо, приоритетное по отношению к благу индивида, соответственно, индивид понимается как часть сообщества (нации), которая формирует ценностные ориентации. Если для либерализма основная форма легитимации – закон, понимаемый вне исторического контекста его формирования, то для национализма легитимность социально-политических институтов обусловлена их связью с историей сообщества. Вместе с тем, в течение длительного времени национализм и либерализм были связаны. Так, в XIX в. стремление наций к самоопределению истолковывались как торжество таких принципов либерализма, как свобода и прогресс. Подъем в конце XIXXX вв. этнического национализма, чьи ценности практически полностью противоречили ценностям либерализма, заставили либеральных мыслителей противопоставить либерализм национализму.

Попыткой примирить либерализм и национализм в рамках либеральной политической традиции стал коммунитаризм, исходящий из того, что человек формируется сообществом и, соответственно, ценности индивида – это ценности конституирующего его сообщества. Поскольку современные сообщества (нации) исповедуют либерализм, то они формируют либерального индивида, чьи убеждения являются основой существования либеральной демократии. Таким образом, национализм предстает здесь прямо сопряженным с либерализмом. Соединение этих принципов отстаивается израильской исследовательницей Йель Тамир, которая ввела сам термин «либеральный национализм» и считает, что признаваемое за человеком право выбирать свою национальную идентичность должно быть признано в качестве публично выражаемой либеральной ценности и защищаться государством.

Традиционный консерватизм, как и классический либерализм, противостоит национализму. В трактовке основоположников консерватизма не только индивид, но и сообщество (нация) не является самостоятельным актором, выступая лишь как пассивный восприемник определяемого Богом течения истории. Попыткой соединить принципы консерватизма и национализма явилась созданная в конце XIX – начале ХХ в. французскими мыслителями Ш. Моррасом и М. Барресом концепция «интегрального национализма», известная также как «радикальный консерватизм». С их точки зрения, только национальная монархия как объединение сильной центральной власти и свободы на уровне отдельных провинций, городов и корпораций сможет защитить государство и его самобытную культуру от экономической и политической анархии. Химере индивидуальной свободы противопоставлено национальное единство, в котором невозможна ни классовая, ни партийная, ни какая-либо иная борьба.

Для социалистов национализм – один из главных противников, в противовес принципу классовой солидарности он утверждает принцип национальной солидарности и приоритета общенациональных интересов над классовым. При этом, как полагают социалисты, за общенациональные интересы выдаются интересы конкретного класса, занимающего господствующее положение в данных исторических условиях. С точки зрения социалистов, национализм – это идеология, а также психологическая установка, базирующаяся на идее национального превосходства и национальной исключительности. При общем негативном отношении к национализму социалисты разделяли «плохой» национализм больших сообществ (наций), направленный на угнетение малых сообществ (наций) и колониальных народов, и «хороший» национализм угнетенных сообществ (наций), направленный на освобождение от угнетения, формирование независимого государства и развитие национальной культуры. Как следствие, социалисты не отрицали возможного соединения национализма и демократии, а также принципа социального равенства, выступающего краеугольным камнем социалистической идеологии. Попытки практической реализации социалистической идеологии привели к формированию левых националистических режимов разной степени авторитарности (Куба, Ирак, Египет, Ливия), а также социалистических движений лево националистического толка (партия «Свободные Гавайи», «Азиатский левый форум», движение «Черные пантеры»).

Таким образом, все главные идеологии современности, несмотря на отрицание ими национализма, так или иначе оказались им проникнуты. Убеждение в том, что естественная форма существования человечества – разделение его на ограниченное количество сообществ (наций), которые организуют себя в качестве наций-государств, приобрело характер нормативной установки в социальных и гуманитарных науках (принцип «методологического национализма»). Так, Э. Смит полагал, что вследствие методологического национализма основные социальные данные всегда фиксируются относительно национальных государств, а в культурной антропологии общество рассматривается как изначально разделенное на разные культуры. И. Валлерстайн в статье «Существует ли в действительности Индия?» показал, что прошлая история любой страны – это продукт (изобретение) современного национального государства, трактующего исторические реалии в контексте представлений своего времени.

Nairn Т. The Break-Up of Britain: Crisis and Neo-Nationalism. L., 1977.

Weber E. Peasants into Frenchmen. The Modernization of Rural France, 1870–1914. Stanford. 1976.

Альтерматт У. Этнонационализм в Европе. М., 2000.

Аристотель. Политика // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4. М., 1983. С. 75–644.

Бауэр О. Национальный вопрос и социал-демократия. СПб., 1909.

Валлерстайн И. Существует ли в действительности Индия? // Логос. 2006. № 5. C. 3–8.

Данн О. Нации и национализм в Германии 1770–1991. СПб., 2003.

Лорд Актон Очерки становления свободы. London, 1992.

Марксизм и национальный вопрос. Пг., 1923.

Маршалл Т.Х. Избранные очерки по социологии. М., 2006.

Милль Дж.С. Размышления о представительном правлении. Челябинск, 2006.

Национальная идея в Западной Европе в Новое время. Очерки истории / Ред. В.С. Бондарчук. М., 2005.

Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. Трактаты. М., 1998.

Хобсбаум Э. Все ли языки равны? Язык, культура и национальная идентичность // Логос. 2005. № 4. С. 33–43.

Этнос и политика / Ред. А.А. Празаускас. М., 2000.

Як Б. Национализм и моральная психология общества. М., 2017.

Armstrong J. Nations before Nationalism. Chapel Hill, 1982.

Billing M. Banal Nationalism. L., 2008.

Breuilly J. Nationalism and State. Chicago, 1994.

Brubaker R. Nationalism Reframed: Nationhood and the National Question in the New Europe. Cambridge, 1996.

Connor W. Ethnonationalism: the Quest for Understanding. Princeton, 1994.

Deutsch K. Nationalism and Social Communication: An Inquiry into the Foundations of Nationality. Cambridge (Mass.), 1953.

Geertz C. The Integrative Revolution: Primordial Sentiments and Civil Politics in the New States // Old Societies and New States / Ed. by C. Geertz. New York, 1963. P. 105–157.

Hayes C. Historical Evolution of Modern Nationalism. N. Y., 1931.

Kohn H. The Idea of Nationalism. N. Y., 1944.

Nairn Т. The Break-Up of Britain: Crisis and Neo-Nationalism. L., 1977.

Notions of Nationalism / Ed. by S. Periwal. Budapest, 1995.

Smith A. The Ethnic Origin of Nations. Oxford, 1986.

The Formation of National States in Western Europe / Ed. by Ch. Tilly. Princeton, 1975.

The Invention of Tradition / Ed. by E. Hobsbawm and T. Ranger. Cambridge, 2006.

Weber E. Peasants into Frenchmen. The Modernization of Rural France, 1870–1914. Stanford. 1976.

Альтерматт У. Этнонационализм в Европе. М., 2000.

Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истории и распространении национализма. М., 2001.

Аристотель. Политика // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4. М., 1983. С. 75–644.

Бауэр О. Национальный вопрос и социал-демократия. СПб., 1909.

Валлерстайн И. Существует ли в действительности Индия? // Логос. 2006. № 5. C. 3–8.

Геллнер Э. Нации и национализм. М., 1991.

Гринфельд Л. Национализм. Пять путей к современности. М., 2008.

Данн О. Нации и национализм в Германии 1770–1991. СПб., 2003.

Калхун К. Национализм. М., 2006.

Кедури Э. Национализм. СПб., 2010.

Коротеева В. Современные теории национализма. М., 1999.

Лорд Актон Очерки становления свободы. London, 1992.

Малахов В.С. Национализм как политическая идеология. М., 2005.

Марксизм и национальный вопрос. Пг., 1923.

Маршалл Т.Х. Избранные очерки по социологии. М., 2006.

Милль Дж.С. Размышления о представительном правлении. Челябинск, 2006.

Моррас Ш. Интегральный национализм. URL: http://gefter.ru/archive/20046 (дата обращения: 14.05.2018).

Нации и национализм / Ред. Б. Андерсон. М., 2002.

Национальная идея в Западной Европе в Новое время. Очерки истории / Ред. В.С. Бондарчук. М., 2005.

Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. Трактаты. М., 1998.

Смит Э. Национализм и модернизм: Критический обзор современных теорий наций и национализма. М., 2004.

Хобсбаум Э. Все ли языки равны? Язык, культура и национальная идентичность // Логос. 2005. № 4. С. 33–43.

Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года. СПб., 1998.

Этнос и политика / Ред. А.А. Празаускас. М., 2000.

Як Б. Национализм и моральная психология общества. М., 2017.

Аршин К.В.