Аналитическая философия

Electronic philosophical encyclopedia article
share the uri

Аналитическая философия: определение

Аналитическая философия – традиция в современной философии, сформировавшаяся в начале 20 в., главным образом в работах Г. Фреге, Б. Рассела, Дж. Мура, Л. Витгенштейна, Р. Карнапа, А. Айера и др. В истории аналитической философии можно выделить два этапа: ранняя аналитическая философия (первая половина XX в.) и современная аналитическая философия (вторая половина XX в. и начало XXI в.). Для ранней аналитической философии характерно широкое использование логики как инструмента постановки и решения философских проблем, а также острая критика альтернативных направлений в философии. Современная аналитическая философия выделяется по историческим, стилистическим и институциональным признакам.

Ранняя и современная аналитическая философия

Главная методологическая особенность ранней аналитической философии состоит в широком применении логики как инструмента философского исследования. Становление аналитической философии проходило в тесной связи с революцией в логике, приведшей к появлению математической логики; не случайно многие классики аналитической философии (Г. Фреге, Б. Рассел, Р. Карнап и др.) являются также авторами пионерских логических идей. Эта связь сохраняется и во многих современных исследованиях в аналитической философии: логика используется как инструмент, позволяющий уточнять содержание понятий и строго формулировать обсуждаемые тезисы, аргументы и возражения. Ряд революционных новаций математической логики – понятие многоместного предиката, использование переменных и кванторов, математическое определение истины и доказательства и т.д. – обусловил значительное расширение возможностей логического анализа рассуждений. Это, в свою очередь, привело к кардинальному обновлению философской методологии и появлению новых подходов к постановке и решению философских проблем, в том числе традиционных. Таким образом, формирование аналитической философии в значительной мере отражает революцию в логике, имевшую место в конце XIX – начале XX в. Логический анализ языка является главным методом ранней аналитической философии, а проблематика философии языка – ее главной темой. Классические версии метода логического анализа языка, основанного на математической логике, представлены в работах Фреге, Рассела, раннего Витгенштейна, Карнапа и др. Но это не означает, что все исследования ранней аналитической философии явным образом опирались на логико-математические построения: например, Мур, поздний Витгенштейн, Райл, Остин и др. широко использовали анализ языка как метод, но опирались главным образом на классическую логику и лингвистические концепции.

Классики аналитической философии считали главной задачей философии прояснение мышления, т.е. экспликацию понятий и суждений, выявление предельных оснований знания, способов его обоснования и т.п. В качестве коррелятивной задачи они рассматривали критику постановки и решения проблем в классической философии и современной неаналитической философии (последнюю иногда называют континентальной). Критика, как правило, состояла в выявлении логических ошибок в постановке проблем, которые приводят к возникновению теорий, не имеющих познавательной ценности. Философию, порожденную плохой логикой, часто называли метафизикой. Таким образом, для ранней аналитической философии характерен пафос обновления философии и преодоления метафизики (в указанном смысле) в опоре на логический анализ языка. Классические образцы такого рода критики метафизики представлены в работах Б. Рассела, Дж. Мура, Л. Витгенштейна, М. Шлика, Р. Карнапа, А. Айера, Г. Райла и др.

В середине XX в. в аналитической философии происходит значительное расширение тематики и методологии исследований; в результате сегодня аналитическая философия охватывает не только традиционную тематику философии языка, сознания и науки, но и сравнительно новые для данной традиции области – социальную философию, политическую философию, философию права, этику, эстетику, теологию и т.д. При этом во многих случаях метод логического анализа языка теряет ту фундаментальную роль, которую он играл в работах классиков, или не используется совсем. Вместе с тем в современной аналитической философии в значительной мере сходит на нет пафос преодоления метафизики и дистанцирования от континентальной философии; более того, существует ряд версий метафизики в рамках аналитической традиции, такие как «дескриптивная метафизика» П. Стросона или метафизика возможных миров в философии логики и философии языка (С. Крипке, Д. Льюис и др.).

В результате этих трансформаций аналитическая философия теряет отчетливый методологический и тематический профиль и сегодня характеризуется скорее историческими, стилистическими и институциональными особенностями. Ее историческая специфика состоит в том, что многие идеи, обсуждаемые в современных дискуссиях, восходят к работам классиков ранней аналитической философии. К стилистическим особенностям современной аналитической философии относятся ясность проблем, дефиниций и тезисов, строгость аргументации, отрефлексированность принимаемых посылок и лаконичность изложения. С этим связана жанровая специфика публикаций: в аналитической философии значительно более важную, чем в континентальной философии, роль играют статьи (в сравнении с монографиями). Некоторые классики современной аналитической философии стали известны главным образом благодаря статьям (Д. Каплан, С. Крипке и др.), а некоторые публиковали только статьи (К. Доннелан, Д. Дэвидсон и др.), что едва ли возможно в континентальной философии. Институциональный профиль современной аналитической философии (как и любой научной традиции) определяется такими факторами, как преемственность в разработке идей, отношения «учитель – ученик», отношения полемики, аффилиация, предпочитаемые журналы и издательства и т.п. Тот или иной автор может считаться аналитическим философом, например, на том основании, что он развивает некоторые идеи, восходящие к Фреге и Карнапу, публикуется в журналах, традиционно считающихся аналитическими («Mind», «Analysis», «Erkenntis» и др.), придерживается указанных выше стилистических стандартов, является учеником представителя ранней аналитической философии и т.п. Таким образом, понятие современной аналитической философии не имеет четко очерченного объема. Кроме того, на рубеже XXXXI вв. в литературе появляются попытки синтеза идей аналитической и континентальной философии и преодоления границ между этими традициями (Ю. Хабермас, К.-О. Апель, Х. Дрейфус, Р. Рорти и др.).

Ниже дана характеристика философских взглядов некоторых персон и школ, репрезентативных для ранней и современной аналитической философии. Ранняя аналитическая философия охарактеризована на примере взглядов Фреге, Рассела и Витгенштейна, школ логического позитивизма и философии обыденного языка. Современная аналитическая философия представлена на примере философии Куайна и теории прямой референции в философии языка.

A Companion to Analytic Philosophy / Ed. by A.P. Martinich, D. Sosa. Malden, 2001.

Bertrand Russell and the Origins of Analytic Philosophy / Ed. by R. Monk, A. Palmer. Bristol, 1996.

Dummett M. Origins of Analytical Philosophy. Cambridge, 1994.

Glock H.-J. What is Analytic Philosophy? Cambridge, 2008.

Hylton P.W. Russell, Idealism, and the Emergence of Analytic Philosophy. Oxford, 1990.

Kulik O. A Brief Introduction to Analytic Philosophy. Днiпро, 2019.

Preston A. Analytic Philosophy: The History of an Illusion. L., 2007.

Russell and Analytic Philosophy / Ed. by A.D. Irvine, G.A. Wedeking. Toronto, 1993.

Soames S. Analytic Philosophy in America and Other Historical and Contemporary Essays. Princeton, 2014.

Soames S. The Analytic Tradition in Philosophy. Vol. 1–2. Oxford, 2014–2018.

Stevens G. The Russellian Origins of Analytical Philosophy. L.; N.Y., 2005.

Strawson P.F. Individuals: An Essay in Descriptive Metaphysics. L., 1959.

Stroll A. Twentieth-Century Analytic Philosophy. N.Y., 2000.

The Oxford Handbook of the History of Analytic Philosophy / Ed. by M. Beaney. Oxford, 2013.

Аналитическая философия: Избранные тексты / Ред. А.Ф. Грязнов. М., 1993.

Аналитическая философия: Становление и развитие (антология) / Ред. А.Ф. Грязнов. М., 1998.

Блинов А.Л., Ладов В.А., Лебедев В.А., Петякшева Н.И., Суровцев В.А., Черняк А.З., Шрамко Я.В. Аналитическая философия. М., 2006.

Васильев В.В. Что такое аналитическая философия и почему важен этот вопрос? // Философский журнал / Philosophy Journal. 2019. Т. 12. № 1. С. 144–158.

Грязнов А.Ф. Аналитическая философия. М., 2006.

Никоненко С.В. Аналитическая философия. Основные концепции. СПб., 2007.

Суровцев В.А. Аналитическая философия: всеобщее и нюанс // Вопросы философии. 2010. № 8. С. 23–29.

Целищев В.В. Аналитическая философия и ревизионизм без берегов // Философский журнал / Philosophy Journal. 2018. Т. 11. № 2. С. 138–155.

Целищев В.В. Аналитическая философия и сайентизм // Вопросы философии. 2010. № 8. С. 11–16.

Шохин В.К. Аналитическая философия: Некоторые непроторенные пути // Философский журнал / Philosophy Journal. 2015. Т. 8. № 2. С. 16–27.

Шохин В.К. Что же все-таки такое аналитическая философия? В защиту и укрепление «ревизионизма» // Вопросы философии. 2013. № 11. С. 137–148.

Логические и философские идеи Г. Фреге

Фреге является одним из основоположников математической логики, и его можно считать первым представителем аналитической философии. В трактате 1879 г. «Исчисление понятий. Формальный язык чистого мышления, построенный по образцу языка арифметики» («Begriffsschrift. Eine der arithmetischen nachgebildete Formelsprache des reinen Denkens») он разрабатывает аппарат квантификации и первую версию аксиоматизированного исчисления предикатов. В последующих работах он на этой основе разрабатывает логицистскую программу обоснования математики и основы семантики естественного языка. Главный тезис логицизма состоит в том, что арифметика, а вместе с ней и вся математика, может быть построена чисто логическими средствами. Эта программа была развернута в работах «Основоположения арифметики: логико-математическое исследование понятия числа» («Die Grundlagen der Arithmetik: eine logisch-mathematische Untersuchung über den Begriff der Zahl», 1884) и «Основные законы арифметики» («Grundgesеtze der Arythmetik»; первый том: 1893, второй: 1903). Программа содержала дефект, связанный с тем, что Фреге опирался на наивную теорию множеств, порождающую парадоксы. Этот дефект был обнаружен Расселом, что мотивировало его к разработке теории типов и новой версии логицизма.

В философии языка Фреге сформулировал две идеи, лежащие в основе современных подходов в семантике естественного языка: различение смысла и денотата и идея композициональности. Согласно Фреге, любое синтаксически правильное языковое выражение имеет смысл (Sinn) и денотат (Bedeutung; этот термин часто переводится как «значение»). В статье «О смысле и денотате» (1892) эти понятия иллюстрируются на примере собственных имен и повествовательных предложений. Денотат собственного имени – это обозначаемый объект; смысл собственного имени – это некоторая информация о денотате, позволяющая отличить его от других объектов. Денотат предложения – это истинностное значение; смысл предложения – это выражаемая им мысль (в современной литературе смысл предложения обычно называется пропозицией). Фреге считал смыслы – как пропозиции, так и смыслы вообще – идеальными объектами, образующими особый онтологический регион, аналогичный платоновскому миру эйдосов; детально этот тезис развернут в работе «Мысль. Логическое исследование» («Der Gedanke. Eine logische Untersuchung»,1919).

Фреге использует различение смысла и денотата, в частности, для решения следующей проблемы: если в предложении А заменить некоторое имя другим именем, имеющим тот же денотат, то мы получим предложение В, которое должно иметь то же истинностное значение, что и А, однако в некоторых случаях, как кажется, А и В имеют разные истинностные значения. Хрестоматийный пример Фреге: имена «Утренняя Звезда» и «Вечерняя Звезда» обозначают один и тот же объект (Венеру), но предложение «Древние астрономы знали, что Утренняя Звезда – это Вечерняя Звезда» и «Древние астрономы знали, что Утренняя Звезда – это Утренняя Звезда» имеют разные истинностные значения (первое ложно, второе истинно). Для решения этой проблемы Фреге принимает следующий тезис: когда имя фигурирует в косвенном контексте (например, в придаточном предложении в «Х знает, что…»), его денотатом становится тот смысл, который оно имеет в прямых контекстах. Например, имена «Утренняя Звезда» и «Вечерняя Звезда» имеют разные смыслы в прямых контекстах, поэтому они имеют разные денотаты в контексте «Древние астрономы знали, что…». Данная проблема оказалась чрезвычайно продуктивной в логике и аналитической философии языка: в литературе были предложены многочисленные подходы к ее решению, основанные на подходе Фреге или альтернативные ему, и она до сих пор остается актуальной (в англоязычных публикациях ее часто называют головоломкой Фреге – Frege's puzzle).

Идея композициональности состоит в том, что смысл целого выражения зависит от смыслов его частей и синтаксических отношений между ними. Этот тезис получил детальную формальную разработку в работах Карнапа и Р. Монтегю и широко применяется в современной логике и лингвистике.

При жизни Фреге его работы не получили широкой известности; отчасти это связано с тем, что он использовал трудночитаемую двумерную логическую нотацию, которая не утвердилась в литературе. Его идеи приобрели широкую известность прежде всего благодаря Расселу, Витгенштейну и Карнапу (последний был учеником Фреге). После Второй мировой войны основные работы Фреге были переведены на английский язык, и сегодня он является одним из наиболее обсуждаемых классиков аналитической философии.

Frege G. Begriffsschrift, eine der arithmetischen nachgebildete Formelsprache des reinen Denkens. Halle a. S., 1879.

Frege G. Der Gedanke. Eine logische Untersuchung // Beiträge zur Philosophie des Deutschen Idealismus. Bd. I. 1919. S. 58–77.

Frege G. Die Grundlagen der Arithmetik: eine logisch-mathematische Untersuchung über den Begriff der Zahl. Breslau, 1884.

Frege G. Grundgesetze der Arithmetik. 2 Bde. Jena, 1893–1903.

Frege G. Kleine Schriften. Darmstadt, 1967.

Frege G. Was ist eine Funktion? // Festschrift Ludwig Boltzmann gewidmet zum sechzigsten Geburtstage / Hrsg. von S. Meyer. Leipzig, 1904. S. 656–666.

Frege G. Über Begriff und Gegenstand // Vierteljahresschrift für wissenschaftliche Philosophie. Bd. XVI. 1892. S. 192–205.

Frege G. Über Sinn und Bedeutung // Zeitschrift für Philosophie und philosophische Kritik. 1892. S. 25–50.

Фреге Г. Избранные работы. М., 1997.

Фреге Г. Логика и логическая семантика. М., 2000.

Фреге Г. Логико-философские труды. Новосибирск, 2008.

Baker G.P., Hacker P.M.S. Frege: Logical Excavations. Oxford, 1984.

Blanchette P. Frege’s Conception of Logic. Oxford, 2012.

Dummett M. Frege: Philosophy of Language. Cambridge, 1973.

Dummett M. Frege: Philosophy of Mathematics. Cambridge, 1991.

Dummett M. The Interpretation of Frege’s Philosophy. Cambridge, 1981.

Frege’s Philosophy of Mathematics / Ed. by W. Demopoulos. Cambridge, 1995.

Kenny A. Frege. An introduction to the founder of modern analytic philosophy. L., 1995

Mendelsohn R.L. The Philosophy of Gottlob Frege. Cambridge, 2005.

Rosado H., Guillermo E. A Critical Introduction to the Philosophy of Gottlob Frege. Farnhem, 2006.

Sluga H. Gottlob Frege. L., 1980.

Weiner J. Frege in Perspective. Ithaca, 1990.

Бирюков Б.В. О взглядах Г. Фреге на роль знаков и исчисления в познании. М., 1966.

Суровцев В.А. Автономия логики: Источники, генезис и система философии раннего Витгенштейна. Томск, 2001.

Логические и философские идеи Рассела

Рассел – самый продуктивный и, по-видимому, самый влиятельный из основателей аналитической философии. Он внес значительный вклад в развитие логики и философии математики, прежде всего благодаря написанному в соавторстве с А. Уайтхедом фундаментальному трехтомному труду «Principia Mathematica» (1910–1913), в котором дано систематическое изложение математической логики и теории типов и развернута новая (после фрегевской) версия обоснования математики. Он является автором многочисленных книг и статей, представляющих целостный и детально разработанный философский проект. Его обширное наследие включает в себя также популярные работы, исследования по истории философии, книги и эссе по социально-политической проблематике и автобиографические произведения. В 1950 Рассел получил Нобелевскую премию по литературе; в решении нобелевского комитета было отмечено, что в своих произведениях он «отстаивает гуманистические идеалы и свободу мысли».

Главной задачей философии Рассел считал выявление простейших элементов человеческого знания и тех способов, какими из них формируется более сложное знание, в том числе научные теории. К простейшим формам знания он относил знакомство с объектами, которые нам даны непосредственным образом (это данные ощущений, данные интроспекции и непосредственное знакомство с универсалиями), знание самоочевидных истин (они даны посредством ощущений и интроспекции и не требуют обоснования), а также знание априорных принципов познания. Структура знания как более или менее сложной конфигурации первых элементов отражается в языке и обнаруживается посредством его логического анализа, поэтому Рассел назвал свою философскую позицию «логический атомизм». Поскольку исследование первых элементов знания не является задачей частных наук, философия имеет свой собственный предмет и дополняет научную картину мира. При этом философия выполняет критическую функцию по отношению к убеждениям повседневной жизни, поскольку показывает, что многие из них не имеют достаточного основания. С другой стороны, философия в опоре на логику открывает новые возможности мышления, подобно тому как неэвклидова геометрия открывает новую возможность понимания пространства. Этим обусловлена практическая ценность философии для жизни: она устраняет иллюзорное знание (необоснованные предрассудки) и открывает новые возможности для мысли, тем самым делая человеческий разум свободным и единым с универсумом в той мере, в которой последний становится объектом знания. Акцент на практической ценности философии отличает Рассела от многих мыслителей, для которых в философии важна только познавательная функция.

В исследованиях, посвященных логическому анализу знания и языка, Рассел сформулировал ряд идей, оказавшихся чрезвычайно продуктивными в современной эпистемологии, логике и философии. К этим идеям относится различение знания по знакомству и знания по описанию, определение знания как разновидности мнения, квантификационная трактовка определенных и неопределенных дескрипций, различение прямо-референтных и дескриптивных собственных имен, различение общих и сингулярных пропозиций и т.д.

Рассмотрим в качестве примера анализ определенных дескрипций, предложенный Расселом в статье 1905 г. «Об обозначении» («On Denoting») и ставший классическим образцом логического анализа языка. Грамматическую форму предложений, содержащих определенные дескрипции, в самом простом случае можно представить так: «the F is P» (F и P – предикаты; «the F» – определенная дескрипция). По Расселу, предложения такой формы выражают следующую пропозицию: существует единственный объект, имеющий свойство F, и этот объект имеет свойство P. Например, предложение «Современный король Франции лыс» говорит: в данный момент существует единственный король Франции, и он лыс. Философское значение этого анализа состоит в следующем. 1) Он показывает различие между грамматической структурой предложения и логической структурой выражаемой пропозиции: определенная дескрипция является грамматическим субъектом предложения, но отсутствует в выражаемой пропозиции; с другой стороны, выражаемая пропозиция содержит квантор «существует», отсутствующий в грамматической структуре. 2) Это, в свою очередь, проливает новый свет на онтологию, которую мы принимаем, когда говорим на естественном языке. В частности, Рассел использует данный анализ в критике онтологии А. Мейнонга. С точки зрения Мейнонга, каждая определенная дескрипция указывает на объект, и если дескрипция не имеет денотата в действительности («современный король Франции», «круглый квадрат» и т.п.), она имеет недействительный денотат. По Расселу, логический анализ, элиминируя определенные дескрипции, показывает необоснованность этого тезиса и позволяет сузить онтологию, исключив из нее недействительные объекты. Таким образом, онтологическое учение Мейнонга, по Расселу, основано на неверном логическом анализе обыденного языка.

Рассел распространяет данный анализ также на собственные имена («Аристотель», «Лондон» и т.п.), рассматривая их как сокращения для определенных дескрипций (например, имя «Лондон» можно рассматривать как сокращение для определенной дескрипции «столица Англии»). В первой половине XX в. теория определенных дескрипций Рассела принималась большинством представителей аналитической философии языка. В современной литературе преобладает восходящий к Фреге и Стросону пресуппозиционный анализ дескриптивных предложений, согласно которому предложение формы «the F is P» имеет пресуппозицию, что существует единственный F, и если такой объект существует, то данное предложение утверждает, что он имеет свойство P, а если такого объекта не существует, то данное предложение не выражает пропозицию. Однако ряд современных философов и логиков (например, S. Neale) продолжает отстаивать анализ Рассела. Расселова трактовка собственных имен как сокращений для определенных дескрипций интенсивно обсуждалась и критиковалась также в теории прямой референции, получившей широкое распространение в последней трети XX в.

Russell B. A History of Western Philosophy. L., 1961.

Russell B. An Inquiry into Meaning and Truth. L., 1940.

Russell B. Basic Writings. L., 2009.

Russell B. Essays in Analysis. L., 1973.

Russell B. Human Knowledge: Its Scope and Limits. L., 1948.

Russell B. Logic and Knowledge: Essays, 1901–1950. L., 1956.

Russell B. My Philosophical Development. L., 1959.

Russell B. Our Knowledge of the External World. L., 1914.

Russell B. The Analysis of Matter. L., 1927.

Russell B. The Philosophy of Logical Atomism. Oxford, 1972.

Russell B. The Practice and Theory of Bolshevism. L., 1920.

Russell B. The Principles of Mathematics. L., 2010.

Russell B. The Problems of Philosophy. L., 1912.

Russell B. What I Believe. L., 2013.

Russell B. Why I am Not a Christian and Other Essays on Religion and Related Subjects. L., 1957.

The Basic Writings of Bertrand Russell, 1903–1959. L., 1961.

The Collected Papers of Bertrand Russell. L., 1983–…

The Selected Letters of Bertrand Russell. Vol. 1–2. L., 1992–2001.

Whitehead A.N., Russell B. Principia mathematica. Cambridge, 1997.

Рассел Б. Введение в математическую философию. Избранные работы. Новосибирск, 2007.

Рассел Б. Здравый смысл и ядерная война. М., 1959.

Рассел Б. Искусство мыслить. М., 1999.

Рассел Б. История западной философии. СПб., 2001.

Рассел Б. Почему я не христианин. М., 1958.

Рассел Б. Практика и теория большевизма. М., 1991.

Рассел Б. Проблемы философии. Новосибирск, 2001.

Рассел Б. Словарь разума, материи и морали. Киев, 1996.

Рассел Б. Уайтхед А., Рассел Б. Основания математики: в 3 т. Самара, 2005–2006.

Рассел Б. Философия логического атомизма. Томск, 1999.

Рассел Б. Человеческое познание: его сфера и границы. М., 2000.

Ayer A.J. Russell and Moore. Cambridge (Mass.), 1971.

Ayer A.J. Russell. L., 1972.

Bertrand Russell and the Origins of Analytic Philosophy / Ed. by R. Monk, A. Palmer. Bristol, 1996.

Bertrand Russell: A Collection of Critical Essays / Ed. by D.F. Pears. N.Y., 1972.

Bertrand Russell: Critical Assessments / Ed. by A.D. Irvine. N.Y., 1999.

Blackwell K. The Spinozistic Ethics of Bertrand Russell. L., 1985.

Bostock D. Russell’s Logical Atomism. Oxford, 2012.

Clark R.W. Bertrand Russell and His World. L., 1981.

Clark R.W. The Life of Bertrand Russell. L., 1975.

Collins. J.E. A History of the Theory of Types: Developments after the Second Edition of Principia Mathematica. Saarbrücken, 2012.

Demopoulos W. Logicism and Its Philosophical Legacy. L.; N.Y., 2013.

Eames E.R. Bertrand Russell’s Dialogue with his Contemporaries. Carbondale, 1989.

Eames E.R. Bertrand Russell’s Theory of Knowledge. L., 1969.

Essays on Bertrand Russell / Ed. by E.D. Klemke. Urbana, 1970.

Galaugher J. Russell’s Philosophy of Logical Analysis. L., 2013.

Gandon S. Russell’s Unknown Logicism. N.Y., 2012.

Hochberg H. Russell, Moore, and Wittgenstein. N.Y., 2001.

Hylton P.W. Russell, Idealism, and the Emergence of Analytic Philosophy. Oxford, 1990.

Jager R. The Development of Bertrand Russell’s Philosophy. L., 1972.

Korhonen A. Logic as Universal Science: Russell’s Early Logicism and Its Philosophical Context. L., 2013.

Landini G. Russell. L., 2011.

Landini G. Russell’s Hidden Substitutional Theory. N.Y., 1998.

Lewis J. Bertrand Russell: Philosopher and Humanist. L., 1968.

Linsky B. Russell’s Metaphysical Logic. Stanford, 1999.

Linsky B. The Evolution of Principia Mathematica: Bertrand Russell’s Manuscripts and Notes for the Second Edition. Cambridge, 2011.

Monk R. Bertrand Russell: The Ghost of Madness. L., 1996.

Monk R. Bertrand Russell: The Spirit of Solitude. L., 1996.

On Denoting 1905–2005 / Ed. by B. Linsky, G. Imaguire. München, 2005.

Patterson W. Bertrand Russell’s Philosophy of Logical Atomism. N.Y., 1993.

Pears D.F. Bertrand Russell and the British Tradition in Philosophy. L., 1967.

Potter M.K. Bertrand Russell’s Ethics. L.; N.Y., 2006.

Rodríguez-Consuegra F.A. The Mathematical Philosophy of Bertrand Russell: Origins and Development. Basel, 1991.

Russell and Analytic Philosophy / Ed. by A.D. Irvine, G.A. Wedeking. Toronto, 1993.

Slater J.G. Bertrand Russell. Bristol, 1994.

Stevens G. The Russellian Origins of Analytical Philosophy. L.; N.Y., 2005.

Stevens G. The Theory of Descriptions. N.Y., 2011.

The Bloomsbury Companion to Bertrand Russell / Ed. by R. Wahl. N.Y.; L., 2018.

The Cambridge Companion to Bertrand Russell / Ed. by N. Griffin. Cambridge, 2003.

Weidlich Th. Appointment Denied: The Inquisition of Bertrand Russell. Amherst; N.Y., 2000.

Wood A. Bertrand Russell: The Passionate Sceptic. L., 1957.

Колесников А.С. Философия Бертрана Рассела. Ленинград, 1991.

Нарский И.С. Философия Бертрана Рассела. М., 1962.

Розанова М.С. Современная философия и литература. Творчество Бертрана Рассела. СПб., 2004.

«Логико-философский трактат» Витгенштейна

Витгенштейн был самым «неакадемическим» мыслителем среди классиков аналитической философии: его произведения имеют целью не разработку доктрин, но постановку вопросов и проблематизацию привычных идей, что соответствует его пониманию философии как практики. Такое понимание, а также афористический и метафорический стиль письма и довольно бурная интеллектуальная эволюция породили огромную литературу, посвященную истолкованию его идей. Принято различать два периода в творчестве Витгенштейна: ранний (20-е гг.) и поздний (с 30-х гг. до конца жизни). В оба периода Витгенштейн оказал значительное влияние на аналитическую философию; в частности, ранний Витгенштейн повлиял на философию Венского кружка; поздний – на философию обыденного языка.

«Логико-философский трактат» («Logisch-Philosophische Abhandlung», 1921) – главная работа раннего Витгенштейна – посвящен в основном двум темам: соотношению языка и мира и пределам осмысленной речи. Это произведение является одним из самых ярких образцов метода логического анализа языка, поэтому многие современники (в частности, представители Венского кружка) восприняли его как своего рода манифест аналитической философии. В «Логико-философском трактате» проводится корреляция между логической структурой языка (описываемой в терминах математической логики) и априорной структурой мира. Мир, по Витгенштейну, состоит из простых и сложных фактов; простой факт – это конфигурация объектов; сложный факт – это конфигурация простых фактов. В языке объектам соответствуют имена, а (простым и сложным) фактам – (простые и сложные) предложения: имена обозначают объекты; предложения описывают факты. Миру в целом соответствует совокупность истинных предложений. Логические отношения между элементами языка – именами и предложениями – отражают априорную структуру мира; в сущности, одна и та же структура описывается двумя способами: в онтологических терминах она описывается как структура мира, в логических – как структура языка. Поэтому любое логическое утверждение переводится на онтологический язык и наоборот; это позволяет использовать логику как инструмент познания мира. Например, одно простое предложение не может логически следовать из другого простого предложения; в переводе на онтологический язык это значит, что причинно-следственная связь между простыми фактами не является структурным элементом мира. Это можно рассматривать как аргумент против кантовской трактовки причинности как априорной категории рассудка.

Тождество логической структуры языка и априорной структуры мира означает, что любое осмысленное предложение – это описание некоторого возможного факта (действительного, если предложение истинно, и воображаемого, если оно ложно). Это обстоятельство определяет предел выразительных возможностей языка: бессмысленно пытаться описывать что-либо помимо фактов. Традиционная философия часто пытается делать именно это (описывать что-либо помимо фактов), и это приводит к появлению бессмысленных утверждений. Эти идеи получили развитие в философии Венского кружка – в верификационистской трактовке смысла предложения и в программе «преодоления метафизики».

Поскольку описывать можно только факты, а все факты суть предмет исследования отдельных наук, у философии нет собственного предмета. Поэтому философия не должна создавать теории; ее задача – это прояснение мысли посредством демонстрации правильного употребления языка. Т.е. философия – это не теория, а практика. В частности, Витгенштейн рекомендует читателю «Трактата» рассматривать этот текст не как философское учение, а как практическую попытку прояснения мысли; поскольку же тезисы «Логико-философского трактата» выходят за рамки описания фактов, их следует отбросить после того, как они выполнят свою задачу.

Тезис о невозможности собственно философских утверждений – это, по-видимому, наиболее радикальная версия критики метафизики в ранней аналитической философии: Витгенштейн здесь не противопоставляет правильные и неправильные философские теории, но отрицает возможность философских теорий вообще. Однако Витгенштейн не сводит все значимое для человека к фактам: в «Логико-философском трактате» он тематизирует нечто по ту сторону фактов – сферу «этического», или «мистического». Будучи нефактическим, мистическое не может быть выражено или описано: оно может быть только усмотрено. Таким образом, важной идеей «Трактата» является противопоставление выразимого и невыразимого: того, что может быть «сказано», и того, что может быть только «показано». Эта тема резюмируется в последнем тезисе работы: «О чем нельзя говорить, о том следует молчать».

Wittgenstein L. Notebooks 1914–1916. Oxford, 1961.

Wittgenstein L. Prototractatus. An Early Version of Tractatus Logico-Philosophicus. Ithaca, 1971.

Wittgenstein L. Tractatus Logico-Philosophicus. L.; N.Y., 2001.

Wittgenstein L. Werkausgabe. Frankfurt am Main, 1984.

Витгенштейн Л. Дневники 1914–1916 г. М., 2009.

Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. М., 2008.

Витгенштейн Л. Философские работы. Ч. I–II. М., 1994.

Anscombe G.E.M. An Introduction to Wittgenstein’s Tractatus. L., 1959.

Ayer A.J. Ludwig Wittgenstein. L., 1986.

Glock H.-J. A Wittgenstein dictionary. Oxford, 1996.

Hacker P.M.S. Wittgenstein’s Place in Twentieth-Century Analytic Philosophy. Cambridge, 1996.

The Voices of Wittgenstein: The Vienna Circle: Ludwig Wittgenstein and Friedrich Waismann / Ed. by G. Baker. L., 2003.

Waismann F. Wittgenstein und der Wiener Kreis. Gespräche. Frankfurt am Main, 1967.

Грязнов А.Ф. Аналитическая философия. М., 2006.

Людвиг Витгенштейн: Человек и мыслитель. М., 1993.

Сокулер З.А. Людвиг Витгенштейн и его место в философии ХХ в. Долгопрудный, 1994.

Суровцев В.А. Автономия логики: Источники, генезис и система философии раннего Витгенштейна. Томск, 2001.

Философские идеи Л. Витгенштейна. М., 1996.

Хинтикка Я. О Витгенштейне. М., 2013.

Венский кружок

Важную роль в развитии аналитической философии сыграл Венский кружок – сообщество естествоиспытателей, математиков и философов, объединенное интересом к фундаментальным вопросам теории познания. Кружок действовал в Вене с середины 20-х до середины 30-х гг. XX в.; его неформальным лидером был М. Шлик. В кружок входили Х. Хан, О. Нейрат, Ф. Вайсман, Г. Фейгль, Р. Карнап и др.; с кружком сотрудничали близкие по взглядам мыслители: К. Поппер, А. Тарский, К. Гедель, А. Айер и др. Представители кружка регулярно проводили семинары, посвященные проблемам теории познания и обсуждению актуальных философских текстов, таких как «Всеобщая теория познания» Шлика и «Логико-философский трактат» Витгенштейна. Многие идеи представителей кружка были опубликованы в основанном ими журнале «Erkenntis» («Познание»), который был и остается одним из наиболее значимых журналов аналитической философии. Аншлюс Австрии вынудил многих представителей Венского кружка эмигрировать в англоязычные страны, что способствовало распространению аналитической философии.

Представители Венского кружка разделяли ряд фундаментальных философских идей, определяющих общую для них философскую позицию, которая получила название «логический позитивизм» (позиция эта представлена у разных авторов в разных модификациях.) Из этих идей наиболее важны следующие: дихотомия аналитических и синтетических предложений, принцип верифицируемости и принцип редукции (редукционизм). Аналитические и синтетические предложения понимались следующим образом: истинностное значение аналитического предложения полностью определяется значениями его частей (предложение «Все холостяки не женаты» истинно в силу значений входящих в него слов), тогда как истинностное значение синтетических предложений зависит от мира (предложение «Снег бел» истинно, поскольку правильно описывает некоторый факт). Это понимание аналитических и синтетических предложений близко к кантовскому, но, в отличие от Канта, представители Венского кружка отождествляют аналитические предложения с априорными, а синтетические – с апостериорными, т.е. отрицают существование синтетических предложений a priori. Принцип верифицируемости состоит в том, что значение синтетического предложения – это условия, делающие возможным вывод о его истинности. Редукционизм – это трактовка знания как сводимого к базовым элементам эмпирического опыта – чувственным данным (феноменалистская версия принципа) или непосредственному восприятию физических объектов (физикалистская версия). Редукционизм показывает механизм верификации предложений: предложение истинно, если базовые элементы эмпирического опыта, к которым сводится выражаемая им информация, имеют место.

В целом логический позитивизм представляет собой последовательную версию эмпиризма, поскольку сводит все возможное знание к эмпирическим данным и формальным (логическим и математическим) принципам. Задачей философии представители кружка считали выявление логической структуры научных теорий, логической специфики языка науки и механизмов верификации знания, а также разграничение научного и ненаучного знания.

Последовательный эмпиризм Венского кружка отражается в разработанной им концепции научного знания. Ее главные положения таковы: 1) научное знание включает в себя эмпирическое знание (знание о фактах) и теории, объясняющие известные факты; при этом эмпирическое знание не зависит от принятых в научном сообществе теорий; 2) развитие науки состоит в непрерывном накоплении эмпирических данных и росте эвристической силы теорий, т.е. их способности объяснять факты; 3) идеальным пределом развития науки является единая наука, т.е. единая теория, объясняющая все известные факты. В 60-е и 70-е гг. XX в. эти положения были подвергнуты критике и ревизии в постпозитивистской философии (в работах К. Поппера, Т. Куна, И. Лакатоса, П. Фейерабенда и др.). В постпозитивизме этим положениям были противопоставлены следующие: 1) эмпирическое знание является теоретически нагруженным, поскольку в описании фактов используются теоретические понятия; 2) поэтому знание не может расти кумулятивно: смена доминирующих теорий приводит к «научным революциям» (Кун); 3) единая наука невозможна, поскольку разные научные теории (или более сложные образования, такие как «исследовательские программы» в смысле Лакатоса) редко допускают объединение в единую теорию (исследовательскую программу).

В работах представителей Венского кружка достигает апогея пафос преодоления «метафизики» (традиционной философии) и обновления философии на основе логического анализа языка и знания. В этом смысле особенно показательна статья Карнапа «Преодоление метафизики логическим анализом языка» (1931). В этой статье Карнап, опираясь на принцип верифицируемости, стремится показать, что ряд понятий традиционной метафизики (такие как «принцип» и «Бог») не имеют референта, что делает неверифицируемыми, а значит, бессмысленными многие положения традиционной метафизики. Карнап применяет этот метод критики также к философии М. Хайдеггера и приходит к выводу о бессмысленности таких его высказываний, как «Nichts nichtet» («ничто ничтожит»). В статье 1950 г. «Эмпиризм, семантика и онтология» Карнап показывает когнитивную бессмысленность метафизических утверждений формы «объекты существуют» в отличие от утверждений формы «существуют объекты, такие что…» (в утверждениях первого типа слово «существует» представляет собой предикат; в утверждениях второго типа – квантор). При этом Карнап допускает, что утверждения формы «объекты существуют» могут иметь практический смысл: они могут выражать принятие говорящим определенной онтологии и намерение использовать соответствующий язык. В целом главная характеристика метафизики, с точки зрения логического позитивизма, состоит в неверифицируемости ее положений. При этом представители Венского кружка допускали, что метафизика может иметь ценность как выражение того или иного мировоззрения или мироощущения, но такого рода метафизика подобна искусству или религии, и ее не следует считать формой рационального познания мира.

Alfred Tarski and the Vienna Circle / Ed. by J. Wolenski, E. Köhler. Dordrecht, 1999.

Ayer A.J. Language, Truth and Logic. L., 1946.

Cambridge Companion to Logical Empiricism / Ed. by A. Richardson, Th. Uebel. Cambridge, 2007.

Cambridge Companion to Rudolf Carnap / Ed. by M. Friedman, R. Creath. Cambridge, 2007.

Cambridge and Vienna. Frank P. Ramsey and the Vienna Circle / Ed. by M.C. Galavotti. Dordrecht, 2006.

Carnap Brought Home. The View from Jena / Ed. by S. Awodey, C. Klein. Chicago, 2004.

Carnap R. Der logische Aufbau der Welt. Berlin, 1928.

Carnap R. Die Aufgabe der Wissenschaftslogik. Wien, 1934.

Carnap R. Foundations of Logic and Mathematics. Chicago, 1939.

Carnap R. Introduction to Semantics. Cambridge (Mass.), 1942.

Carnap R. Logische Syntax der Sprache. Wien, 1934.

Carnap R. Meaning and Necessity. Chicago, 1956.

Carnap R. Philosophy and Logical Syntax. L., 1935.

Carnap R. Scheinprobleme in der Philosophie. Berlin, 1928.

Carnap’s Ideal of Explication and Naturalism / Ed. by P. Wagner. Basingstoke, 2012.

Carnap’s Logical Syntax of Language / Ed. by P. Wagner. Basingstoke, 2009.

Carus A. Carnap and Twentieth-Century Thought. Explication as Enlightenment. Cambridge, 2007.

Cirera R. Carnap and the Vienna Circle. Empiricism and Logical Syntax. Amsterdam, 1994.

Dear Carnap, Dear Van / Ed. by R. Creath. Berkeley; Los Angeles, 1990.

Discourse on a New Method. Reinvigorating the Marriage of History and Philosophy of Science / Ed. by M. Domski, M. Dickson. Chicago, 2010.

Edmonds D. The Murder of Professor Schlick: The Rise and Fall of the Vienna Circle. Princeton, 2020.

Essays on Tarski / Ed. by D. Patterson. Oxford, 2008.

Feigl H. Inquiries and Provocations. Dordrecht, 1981.

Friedman M. A Parting of the Ways: Carnap-Cassirer-Heidegger. Chicago, 2000.

Friedman M. Reconsidering Logical Positivism. Cambridge, 1999.

Friedrich Waismann – Causality and Logical Positivism / Ed. by B. McGuinness. Dordrecht, 2011.

Friedrich Waismann. The Open Texture of Analytic Philosophy / Ed. by D. Makovec, D. Shapiro. Basingstoke, 2019.

Hahn H. Logik, Mathematik und Naturerkennen. Wien, 1933.

Haller R. Neopositivismus. Eine historische Enführung in die Philosophie des Wiener Kreises, Wissenschaftliche Buchgesellschaft. Darmstadt, 1993.

Hanfling O. Logical Positivism. N.Y., 1981.

Hempel C.G. Aspects of Scientific Explanation. N.Y., 1965.

Hintikka J. Rudolf Carnap, Logical Empiricist. Dordrecht, 1975.

Kraft V. Der Wiener Kreis. Wien, 1968.

Kuhn Th.S. The Structure of Scientific Revolutions. Chicago, 1970.

Language, Truth and Knowledge. Contributions to the Philosophy of Rudolf Carnap / Ed. by Th. Bonk. Dordrecht, 2003.

Logical Empiricism and Pragmatism / Ed. by S. Pihlström, F. Stadler, N. Weidtmann. Cham, 2017.

Logical Positivism / Ed. by A.J. Ayer. N.Y., 1959.

Logical Positivism in Perspective / Ed. by B. Gower. L., 1987.

Mormann Th. Rudolf Carnap. München, 2000.

Neurath O. Foundations of the Social Sciences. Chicago, 1944.

Neurath O. Gesammelte philosophische und methodologische Schriften. Wien, 1981.

Neurath O. Philosophical Papers 1913–1946. Dordrecht, 1983.

Oberdan Th. Protocols, Truth, Convention. Amsterdam, 1993.

Origins of Logical Empiricism / Ed. by R. Giere, A. Richardson. Minneapolis, 1996.

Otto Neurath and the Unity of Science / Ed. by J. Symons, O. Pombo, J.M. Torres. Dordrecht, 2011.

Reichenbach H. The Rise of Scientific Philosophy. Berkeley, 1951.

Richardson A.W. Carnap’s Construction of the World. Cambridge, 1998.

Ryckman Th. The Reign of Relativity. Philosophy in Physics 1915–1925. Oxford, 2005.

Schlick M. Allgemeine Erkenntnislehre. Berlin, 1918.

Schlick M. Philosophical Papers. 2 Vols. Dordrecht, 1979.

Sigmund K. Sie nannten sich Der Wiener Kreis. Exaktes Denken am Rande des Untergangs. Wien, 2015.

Special Volume in Honor of Rudolf Carnap and Hans Reichenbach / Ed. by W. Spohn // Erkenntnis. 1991. No. 35.

Stadler F. The Vienna Circle and Logical Empiricism. Re-evaluation and Future Perspectives. Dordrecht, 2003.

The Philosophy of Rudolf Carnap / Ed. by P.A. Schilpp. LaSalle, 1963.

The Voices of Wittgenstein: The Vienna Circle: Ludwig Wittgenstein and Friedrich Waismann / Ed. by Baker. L., 2003.

Uebel Th. Empiricism at the Crossroads. Chicago, 2007.

Uebel Th. Overcoming Logical Positivism from Within. The Emergence of Neurath’s Naturalism in the Vienna Circle’s Protocol Sentence Debate. Amsterdam, 1992.

Unified Science / Ed. by B. McGuinness. Dordrecht, 1987.

Waismann F. Wittgenstein und der Wiener Kreis. Gespräche. Frankfurt am Main, 1967.

Аналитическая философия: Избранные тексты / Ред. А.Ф. Грязнов. М., 1993.

Аналитическая философия: Становление и развитие (антология) / Ред. А.Ф. Грязнов. М., 1998.

Блинов А.Л., Ладов В.А., Лебедев В.А., Петякшева Н.И., Суровцев В.А., Черняк А.З., Шрамко Я.В. Аналитическая философия. М., 2006.

Крафт В. Венский кружок. Возникновение неопозитивизма. М., 2003.

Фридман М. Философия на перепутье: Карнап, Кассирер и Хайдеггер. М., 2021.

Философия обыденного языка

В середине XX в. в Оксфорде сложилось философское направление, которое получило название «оксфордская школа философии обыденного языка»; ее самые известные представители – Г. Райл и Дж. Остин. В оксфордской школе метод логического анализа языка получил принципиально новый облик: предметом исследования стал обыденный язык, тогда как для большинства аналитических философов того времени более интересен был язык науки; при этом логика, имплицитно заключенная в обыденном языке, рассматривалась как основа философского мышления, а неверное понимание этой логики – как источник философских трудностей. Представители оксфордской школы редко использовали математическую логику как инструмент логического анализа языка: они опирались, главным образом, на традиционную логику, грамматический анализ и лингвистические теории значения. Предтечей оксфордской школы был один из основателей аналитической традиции Дж. Мур, предложивший метод «концептуального анализа», т.е. анализа понятий средствами классической логики, как метод прояснения философских понятий.

Классическим образцом оксфордской философии обыденного языка стала философия сознания Райла. По мнению Райла, многие философские проблемы порождены логическими ошибками особого рода – категориальными ошибками, т.е. смешением логических или онтологических категорий. Например, университет воплощен в некоторых зданиях, которые можно осмотреть на экскурсии, но как социальный институт он не является физическим объектом и его невозможно увидеть в буквальном смысле слова. Поэтому если бы некий экскурсант, осмотрев все корпуса университета, попросил показать наконец сам университет, эта просьба была бы основана на категориальной ошибке – смешении категорий физического объекта и социального института. В частности, определенная категориальная ошибка порождает картезианский дуализм материи и сознания, лежащий в основе большинства философских и психологических теорий сознания Нового времени. Критике и устранению этой ошибки посвящена самая известная работа Райла – «Понятие сознания» («The Concept of Mind», 1949). По Райлу, ошибка Декарта состояла в том, что он понимал сознание как «субстанцию», т.е. как объект, аналогичный материальным объектам. Отсюда картезианское понимание человека как «духа в машине» – мыслящей субстанции, воплощенной в протяженном теле. Онтологическому дуализму двух субстанций соответствует эпистемологический дуализм двух видов чувственности – внешнего чувства, посредством которого мы воспринимаем материальные объекты, и интроспекции, посредством которой человеку дано его сознание. Картезианский дуализм порождает две неразрешимые проблемы философии сознания: психофизическую проблему, состоящую в невозможности объяснить взаимодействие сознания и тела, и проблему интерсубъективности, состоящую в невозможности доказать, что другие обладают сознанием.

В качестве альтернативы картезианству Райл предлагает трактовку сознания, базирующуюся на логическом различении обычных и диспозициональных свойств. Диспозициональное свойство объекта (диспозиция) – это его склонность реагировать на определенные ситуации определенным образом; например, растворимость – это диспозициональное свойство сахара, состоящее в том, что если кусочек сахара поместить в воду, он растворится. По мнению Райла, в нашем повседневном опыте ментальные свойства людей даны как диспозициональные свойства их поведения, что обнаруживается посредством логического анализа терминов и предложений обыденного языка. Например, предложение «Джон умен» в повседневной речи означает, по Райлу, следующее: если Джон сталкивается с интеллектуальными задачами (определенного уровня сложности, в определенной области), он, чаще всего, решает их успешно. Обобщая примеры такого рода, Райл делает вывод, что сознание индивида – это комплекс поведенческих диспозиций, и оно дано таким образом как стороннему наблюдателю, так и самому этому индивиду. Но понятия диспозиции и субстанции категориально различны, и ошибка картезианской философии сознания состоит в игнорировании этого различия. Таким образом, картезианская философия сознания основана на неверном теоретическом понимании повседневного опыта сознания и логики, имплицитно заключенной в ментальных терминах обыденного языка. Райл называет свою концепцию сознания «логический бихевиоризм»: «бихевиоризм», поскольку речь идет о поведенческих диспозициях, и «логический», поскольку концепция основана на логическом анализе обыденного языка.

Важным результатом философии обыденного языка является также теория речевых актов, предложенная оксфордским мыслителем Дж. Остином и получившая дальнейшую разработку в исследованиях Дж. Серла. Ее главный тезис состоит в том, что речь является не только средством передачи информации, но и инструментом, используемым для разнообразных практических целей, и что это существенно для языковых значений. Речевой акт – это практическое действие, отсюда название одной из главных работ Остина: «Как совершать действия при помощи слов» («How to Do Things with Words», 1962). Например, высказывание «Я обещаю сделать то-то» выглядит как повествовательное предложение, но говорящий произносит его не столько для того, чтобы передать некоторую информацию, сколько для того, чтобы взять на себя определенное обязательство. Остин фиксирует различие между этими функциями речи в терминах «локутивное содержание» и «иллокутивная сила» речевого акта: локутивное содержание речевого акта – это передаваемая им информация; иллокутивная сила – это способность производить действие. Таким образом, теория речевых актов существенно дополняет верификационистскую трактовку языка, доминировавшую в аналитической философии языка в середине XX в. Теория речевых актов получила широкое применение в социальной философии (прежде всего в работах Дж. Серла и его последователей) и философии права (в работах Г. Харта и др.).

Помимо оксфордской школы, важной частью философии обыденного языка являются поздние работы Витгенштейна, главная из которых – «Философские исследования» («Philosophical Investigations») – была написана по-немецки и опубликована посмертно в 1953 в английском переводе Э. Энском. Работы позднего Витгенштейна представляют собой собрание заметок по разнообразным вопросам философии языка, философии сознания, эпистемологии, философской логики, философии математики и т.д. Как и в ранний период, Витгенштейн в этих работах не пытается строить философские теории: заметки имеют целью постановку вопросов, проблематизацию общих мест и апробацию новых подходов. Однако многие идеи и терминологические находки Витгенштейна широко используются в литературе, например, это понятие языковой игры, понятие семейного сходства, трактовка значения как употребления и т.п. Многие вопросы, поставленные Витгенштейном в поздних работах, до сегодняшнего дня остаются предметом дебатов, например: возможен ли индивидуальный язык и можно ли установить, каким правилам следует носитель языка в его речевом поведении? Этим вопросам посвящена, в частности, знаменитая работа Крипке «Витгенштейн о правилах и индивидуальном языке» («Wittgenstein on Rules and Private Language», 1982) и интенсивная полемика вокруг нее.

Философия обыденного языка оказала чрезвычайно сильное стимулирующее влияние на аналитическую философию, приведшее к значительному расширению ее тематики и методологического инструментария.

A Companion to Analytic Philosophy / Ed. by A.P. Martinich, D. Sosa. Malden, 2001.

Austin J.L. How to Do Things with Words. Oxford, 1975.

Austin J.L. Philosophical Papers. Oxford, 1979.

Austin J.L. Sense and Sensibilia. Oxford, 1962.

Bach K., Harnish R.M. Linguistic Communication and Speech Acts. Cambridge (Mass.), 1979.

Baker G.P., Hacker P.M.S. Wittgenstein: Rules, grammar and necessity. Oxford, 1985.

Baker G.P., Hacker P.M.S. Wittgenstein: Understanding and Meaning. An Analytical commentary on the Philosophical Investigation. Oxford, 1980.

Barry D.K. Forms of life and following rules: A Wittgensteinian defence of relativism. Leiden; N.Y.; Köln, 1996.

Bloor D. Wittgenstein, rules and institutions. L.; N.Y., 1997.

Contemporary Perspectives in the Philosophy of Language / Ed. by P. French, T.E. Uehling, H.K. Wettstein. Minneapolis, 1979.

Essays on J.L. Austin / Ed. by I. Berlin. Oxford, 1973.

Foundations of Speech Act Theory / Ed. by S.L. Tsohatzdis. L., 1994.

Glock H.-J. A Wittgenstein dictionary. Oxford, 1996.

Grice H.P. Studies in the Way of Words. Cambridge (MA), 1989.

Hacker P.M.S. Wittgenstein: Meaning and Mind. Oxford, 1990.

Hacker P.M.S. Wittgenstein’s Place in Twentieth-Century Analytic Philosophy. Cambridge, 1996.

Intentional Acts and Institutional Facts / Ed. by S. Tsohatzidis. Dordrecht, 2007.

J.L. Austin on Language / Ed. by B. Garvey. Basingstoke, 2014.

Katz J.J. Propositional Structure and Illocutionary Force. Cambridge (Mass.), 1986.

Levy P. Moore: G.E. Moore and the Cambridge Apostles. Oxford, 1979.

McGinn C. Philosophy of Language. L., 2015.

Moore G.E. Early Philosophical Writings. Cambridge, 2011.

Moore G.E. Principia Ethica. Cambridge, 1993.

Moore G.E. Selected Writings. L., 1993.

Pears D. Paradox and platitude in Wittgenstein’s philosophy. Oxford, 2006.

Philosophy and Ordinary Language / Ed. by Ch.E. Caton. L., 1963.

Rentsch Th. Heidegger und Wittgenstein. Existenzial- und Sprachanalysen zu den Grundlagen philosophischen Anthropologie. Stuttgart, 2003.

Ryle G. Collected Papers. 2 Vols. L., 1971.

Ryle G. Dilemmas: The Tarner Lectures 1953. Cambridge, 1954.

Ryle G. The Concept of Mind. L., 2000.

Savigny E. von. Wittgensteins «Philosophische Untersuchungen». Ein Kommentar für Leser. Frankfurt am Main, 2019.

Schiffer S.R. Meaning, Oxford, 1972.

Searle J.R. Consciousness and Language. Cambridge, 2002.

Searle J.R. Expression and Meaning: Studies in the Theory of Speech Acts. Cambridge, 1979.

Searle J.R. Intentionality. An essay in philosophy of mind. Cambridge (Mass.), 1999.

Searle J.R. Speech Acts: An Essay in the Philosophy of Language. Cambridge, 1969.

Searle J.R., Vanderveken D. Foundations of Illocutionary Logic. Cambridge, 1985.

Symposium on J.L. Austin / Ed. by K.T. Fann. L., 1969.

Wittgenstein L. Philosophical Investigations. Oxford, 2009.

Wittgenstein L. Werkausgabe. Frankfurt am Main, 1984.

Витгенштейн Л. Голубая и Коричневые книги. Новосибирск, 2008.

Витгенштейн Л. Заметки по философии психологии. М., 2011.

Витгенштейн Л. Философские работы. Ч. I–II. М., 1994.

Грязнов А.Ф. Аналитическая философия. М., 2006.

Крипке С. Витгенштейн о правилах и индивидуальном языке. Томск, 2005.

Ладов В.А. Иллюзия значения: Проблема следования правилу в аналитической философии. Томск, 2008.

Остин Д. Избранное. М., 1999.

Остин Д. Три способа пролить чернила: философские работы. М., 2006.

Райл Г. Понятие сознания. М., 2000.

Суровцев В.А., Ладов В.А. Витгенштейн и Крипке: следование правилу, скептический аргумент и точка зрения сообщества. Томск, 2008.

Харт Г.Л.А. Сказка логика // Вестник Томского государственного университета. 2009. № 4(8). С. 123–135.

Философские идеи У. Куайна

По мнению многих авторов, У. Куайн является наиболее влиятельным аналитическим философом второй половины XX в. Это связано, прежде всего, с эффективной критикой, которой он подверг логический позитивизм, и с разработанной им масштабной метафизической доктриной. Его главные возражения против логического позитивизма развернуты в статье 1951 г. «Две догмы эмпиризма». В этой работе Куайн критикует две базовые идеи логического позитивизма – дистинкцию «аналитическое / синтетическое» и принцип редукционизма. Куайн рассматривает понятие аналитического предложения на примере предложения «Ни один холостяк не женат» и показывает, что его трактовка в качестве аналитического не имеет под собой достаточных оснований. Тезис о его аналитическом характере выводят из того факта, что «холостяк» по определению означает «неженатый человек», или из того, что выражения «холостяк» и «неженатый человек» являются синонимами. Однако принимают ли носители языка некоторое определение, и являются ли некоторые выражения синонимами, – это вопросы, на которые можно ответить только посредством эмпирического наблюдения. Но если критерий аналитичности имеет эмпирический характер, то различие между аналитическими и синтетическими предложениями теряет смысл, т.е. различение аналитических и синтетических предложений оказывается «догмой». Этот тезис делает эмпиризм Куайна более радикальным, чем эмпиризм Венского кружка, поскольку, отвергая дистинкцию «аналитическое / синтетическое», Куайн отвергает также дистинкцию «a priori / a posteriori» и априористскую трактовку логики и математики.

Второй догмой эмпиризма (т.е. логического позитивизма) Куайн считает редукционизм. По Куайну, отдельное предложение невозможно однозначно верифицировать или фальсифицировать на основе эмпирического опыта. Это связано с холистическим характером научного знания, на который не обратил внимания логический позитивизм. Холистический характер знания обусловливает тот факт, что эмпирические данные могут подтверждать или ставить под вопрос не отдельные утверждения, и даже не отдельные теории, но тот или иной комплекс взаимосвязанных теорий, а в конечном счете – весь корпус научного знания в целом (это положение часто называют тезисом П. Дюгема – Куайна). Критика Куайном логического позитивизма имеет два фундаментальных для теории познания следствия.

1) Когда мы обнаруживаем несоответствие наших теорий эмпирическому опыту, это говорит о том, что какие-то из принимаемых нами положений требуют корректировки, но не указывает на эти положения. Поэтому выбор тех элементов теорий, которые будут подвергнуты корректировке, осуществляется по практическим основаниям. В конечном счете, даже выбор между научной и ненаучной картинами мира может иметь только практические основания: рационально доказать, что научная картина мира ближе к истине, чем, например, религиозная, невозможно. Таким образом, теория познания Куайна имеет прагматическое измерение, поэтому многие авторы называют его философию неопрагматизмом. Эта идея позволяет Куайну дать прагматическую интерпретацию дистинкциям «аналитическое / синтетическое» и «априорное / апостериорное». Дело в том, что некоторые теории (прежде всего математические и логические) играют фундаментальную роль в структуре научного знания в целом, поэтому при столкновении с эмпирическими контрпримерами ученые склонны оставлять их неизменными и модифицировать менее фундаментальные теории. Именно эта консервативная позиция ученых по отношению к логике и математике создает впечатление, будто эти науки имеют априорные основания и устанавливают аналитические истины, но это не более чем иллюзия. Куайн называл свою теорию познания натурализированной эпистемологией, что отражает тот факт, что она свободна от каких бы то ни было элементов априоризма.

2) Для любого набора эмпирических данных возможны альтернативные теоретические объяснения: ни одна теория не является единственной теорией, соответствующей тем или иным данным, сколь бы обширными они ни были (тезис о недоопределенности теории эмпирическими данными). Но каждая теория предполагает определенную онтологию (класс объектов, о которых в этой теории идет речь), и разные теории базируются на разных онтологиях. Этим обусловлен онтологический релятивизм Куайна, гласящий, что наше знание совместимо с альтернативными онтологиями и что любой научный или естественный язык допускает альтернативные интерпретации. Этот тезис детально иллюстрируется в фундаментальной работе «Слово и объект» («Word and Object», 1960) на примере естественного языка. Куайн ставит мысленный эксперимент «радикальный перевод», в котором полевой лингвист пытается, наблюдая речевое поведение представителей некоторого народа, освоить их язык. Результат эксперимента, по Куайну, состоит в том, что эмпирические данные, которыми располагает лингвист, совместимы с альтернативными интерпретациями рассматриваемого языка: любой перевод с данного языка на язык лингвиста – это теория, объясняющая речевое поведение людей, и, как и любая теория, она не вполне определена эмпирическими данными. Отсюда Куайн делает вывод о «непостижимости референции», т.е. о невозможности зафиксировать онтологию естественного языка (этот вывод получил дальнейшее развитие в теории «радикальной интерпретации» Дэвидсона).

Теория познания Куайна – одна из наиболее радикальных версий эмпиризма в аналитической философии. При этом Куайн, в отличие от Витгенштейна и представителей Венского кружка, не отвергает идею метафизики как глобальной философской теории. Более того: его основные идеи представляют собой целостную метафизическую теорию. Однако эта теория не имеет принципиальных отличий от научных теорий: по Куайну, философия делает то же, что и наука – разрабатывает теории, максимально соответствующие эмпирическим данным; отличие философии от других наук состоит только в максимальной общности ее понятий.

Quine W.V.O. From Stimulus to Science. Cambridge, 1995.

Quine W.V.O. From a Logical Point of View. Cambridge, 1953.

Quine W.V.O. Ontological Relativity and Other Essays. N.Y., 1969.

Quine W.V.O. Pursuit of Truth. Cambridge, 1990.

Quine W.V.O. The Philosophy of Logic. Cambridge, 1970.

Quine W.V.O. The Roots of Reference (Paul Carus Lectures). La Salle, 1973.

Quine W.V.O. The Time of my Life: An Autobiography. Cambridge, 1985.

Quine W.V.O. The Ways of Paradox. Cambridge, 1966.

Quine W.V.O. Word and Object. Cambridge, 1960.

Куайн У. Преследуя истину. М., 2014.

Куайн У. С точки зрения логики. М., 2010.

Куайн У. Слово и объект. М., 2000.

Куайн У. Философия логики. М., 2008.

Davidson D. Inquiries into Truth and Interpretation. Oxford, 2001.

Davidson D., Hintikka J. Word and Objections. Essays on the Work of W.V. Quine. Dordrecht, 1969.

Dear Carnap, Dear Van / Ed. by R. Creath. Berkeley; Los Angeles, 1990.

Gibson R. The Philosophy of W.V. Quine. Tampa, 1982.

Glock H.-J. Quine and Davidson on Language, Thought and Reality. Cambridge, 2003.

Hookway C. Quine. Cambridge, 1998.

Hylton P. Quine. L., 2007.

Janssen-Lauret F., Kemp G. Quine and His Place in History. L., 2016.

Orenstein A.W.V. Quine. Princeton, 2002.

Perspectives on Quine / Ed. by R. Barrett, R. Gibson. Oxford, 1990.

The Cambridge Companion to Quine / Ed. by R. Gibson. Cambridge, 2004.

The Philosophy of W.V. Quine / Ed. by L. Hahn, P.A. Schilpp. La Salle, 1998.

Verhaegh S. The Nature and Development of Quine’s Naturalism. Oxford, 2018.

Дэвидсон Д. Истина и интерпретация. М., 2003.

Теория прямой референции

В ранней аналитической философии языка доминировал дескриптивистский подход, заданный работами Фреге и Рассела. Согласно этому подходу, обозначающие выражения естественного языка (сингулярные термины, обозначающие индивидов, и общие термины, обозначающие классы объектов) связаны с обозначаемым благодаря их дескриптивному содержанию – смыслу. В 60-е и 70-е гг. XX в. в работах С. Крипке, К. Доннелана, Д. Каплана, Х. Патнэма и др. сформировался принципиально новый подход к семантике естественного языка, получивший название «теория прямой референции», что, по мнению многих мыслителей, представляло собой революцию в философии языка. Контроверза этих подходов сводится к фундаментальному для философии языка вопросу о том, в какой мере значения языковых выражений определяются носителями языка, и в какой мере они зависят от окружающего мира.

Главный тезис теории прямой референции состоит в том, что референция многих терминов естественного языка не зависит от дескриптивного содержания, которое носители языка ассоциируют с этими терминами, но определяется непосредственно (прямо – отсюда называние теории). Этот тезис был развернут Крипке, Доннеланом и Капланом применительно к единичным терминам разных видов; Патнэм распространил его на общие термины.

В классической работе «Значение и необходимость» («Naming and Necessity», 1972), Крипке выдвинул ряд аргументов в пользу прямо-референтной трактовки собственных имен. Наибольшую известность получили модальный и эпистемологический аргументы. Модальный аргумент сформулирован в терминах семантики возможных миров, которая была разработана Крипке в начале 1960-х гг. и получила широкое применение в логике, философии языка и ряде других областей аналитической философии, например, в философии сознания. Аргумент состоит в следующем: обычные собственные имена естественного языка являются жесткими десигнаторами, т.е. указывают на один и тот же объект во всех возможных мирах (той или иной модели). Однако определенные дескрипции, как правило, не являются жесткими десигнаторами: в разных возможных мирах им могут соответствовать разные объекты. Свойство быть жестким десигнатором существенно для собственных имен, следовательно, собственное имя – вопреки тезису дескриптивизма – не может быть синонимом определенной дескрипции. Эпистемологический аргумент состоит в следующем: пусть «F» – предикат, «the F» – определенная дескрипция, «N» – собственное имя. Мы a priori знаем, что если the F существует, то является F, однако мы не можем знать a priori, что если N существует, то является F. Таким образом, предложение формы «the F is F» и предложение вида «N is F» имеют разный эпистемологический статус, что говорит о различии в их значении. Поскольку же в этих предложениях различны только подлежащие, различие в значении этих предложений обусловлено различием в значении их подлежащих, т.е. имя «N» и дескрипция «the F» не синонимичны, даже если референт данного имени является денотатом данной дескрипции.

Отвергнув дескриптивистскую трактовку собственных имен, Крипке предложил альтернативный ответ на вопрос о том, чем обусловлена связь между именем и его носителем (референтом). По Крипке, эта связь задается актом именования и затем передается от субъекта к субъекту в коммуникации. Эта теория получила наименование «теория коммуникативных цепей», или «каузальная теория референции» (последнее наименование мотивировано тем, что эмпирическая данность именуемого объекта является фактором, каузально порождающим референциальную связь).

С прямо-референтной трактовкой собственных имен связан метафизический феномен необходимого a posteriori: если А и В – кореферентные собственные имена, то предложения формы «А есть В» (такие как «Утренняя Звезда – это Вечерняя Звезда») выражают необходимые апостериорные истины. Это позволило Крипке сделать вывод, широко обсуждаемый в литературе: метафизическая необходимость не влечет эпистемологическую априорность.

Доннелан разработал теорию прямой референции применительно к определенным дескрипциям, предложив различать их атрибутивное и референтное употребление. Относительно их значения в атрибутивном употреблении Доннелан принимает расселовский анализ, однако определенные дескрипции могут иметь иное употребление, которое Доннелан впервые сделал предметом анализа и которое он назвал референтным. При референтном употреблении определенной дескрипции ее референт может не соответствовать ее предикативному содержанию, поскольку определяется тем, к какому объекту применяет дескрипцию говорящий. Например, говорящий может по ошибке применить дескрипцию к объекту, который ей не соответствует, но ошибка говорящего не отменяет того факта, что данная дескрипция в данном речевом акте указывает именно на данный объект. Доннелан заключает, что определенные дескрипции в референтном употреблении представляют собой прямо-референтные выражения, подобные собственным именам в трактовке Крипке. Тот факт, что определенные дескрипции имеют два употребления, позволяет предположить, что определенные дескрипции семантически неоднозначны, т.е. имеют два значения. Некоторые авторы (в том числе Крипке) считают, что тезис об однозначности дескрипций можно сохранить, используя прагматическое объяснение описанных Доннеланом феноменов. Вопрос об однозначности или неоднозначности определенных дескрипций остается в литературе открытым.

Каплан предложил прямо-референтную теорию значения индексикальных выражений (местоимений, местоименных наречий и выражений типа «столица этой страны», «завтрашний матч» и т.п.) и первую логическую формализацию языка, содержащего индексикальные выражения. Референт индексикального выражения в каждом контексте его употребления задается прямым (не дескриптивным) указанием на объект, что обусловливает прямо-референтный характер такого рода выражений. Каплан разработал семантический аппарат для языков, содержащих индексикальные выражения, и логику для рассуждений на таких языках – логику демонстративов. В логике демонстративов отражен тот факт, что мысль, выражаемая предложением (его интенсионал), зависит от контекста, в котором предложение высказывается или понимается. Здесь контекст понимается как совокупность факторов, значимых для выражаемой мысли, таких как агент речи, время и место речевого акта и т.д. (список может варьироваться). Учет контекстов позволяет определить денотат индексикальных слов, таких как «я» и «здесь»; при этом, поскольку индексикальные слова не несут информации о свойствах их референтов, они оказываются прямо-референтными выражениями. Логика демонстративов Каплана оказалась пионерской в двух аспектах: 1) В середине XX в. многие представители философии обыденного языка считали, что наличие индексикалов делает невозможной формализацию естественного языка; Каплан показал, что этот тезис неверен; 2) Логика демонстративов стала одной из первых версий двумерной семантики, которая получила широкое применение в модальной логике, философии языка и эпистемологии.

Двумерный характер логики демонстративов (зависимость истинностного значения предложений от двух факторов – контекста и возможного мира) позволяет объяснить существование априорных, но контингентных истин. Например, предложение «я сейчас здесь» истинно a priori, однако пропозиция, что я сейчас здесь, не является необходимой, поскольку я мог бы быть сейчас в другом месте. Таким образом, если Крипке обнаружил феномен необходимого a posteriori, то Каплан обнаружил феномен контингентного a priori: логический анализ идеи прямой референции позволяет пролить новый свет на соотношение эпистемических понятий a priori и a posteriori и модальных понятий необходимости и контингентности.

Патнэм распространил теорию прямой референции на общие термины, что сделало ее универсальной, т.е. применимой к обозначающим выражениям всех видов. В широко известном мысленном эксперименте «Двойник Земли» Патнэм рассматривает планету («Двойник Земли»), во всем подобную Земле, с единственным отличием: на Двойнике Земли ту роль, которую на Земле играет вода, играет жидкость с иной природой (в частности, с иным химическим составом), но с теми же феноменальными свойствами: она бесцветна, не имеет вкуса, утоляет жажду, течет в реках, выпадает в виде дождя, образует снег и лед, и т.д. Назовем эту жидкость «вода*». Если бы до возникновения молекулярной теории вещества землянин попал на Двойник Земли, он, увидев воду*, счел бы эту жидкость водой. Поскольку вода* по феноменальным свойствам не отличается от воды, данное мнение землянина было бы вполне обоснованным; более того, поскольку молекулярной теории вещества еще не было, не было и возможности установить, что вода* чем-либо отличается от воды (т.е. различие не смогли бы обнаружить даже эксперты). Тем не менее, эти жидкости различаются по своей природе, а значит, указанное мнение землянина – отождествление воды и воды* – было бы ложным.

Согласно Патнэму, это показывает, что, вопреки общепринятому со времен Аристотеля мнению, экстенсионал термина (класс обозначаемых объектов) не определяется его интенсионалом, т.е. набором свойств, указываемых в определении. Вода* обладает всеми характеристиками, которые приписывали ей определения термина «вода» до появления молекулярной теории вещества, и тем не менее вода* не является водой. Соответственно, если на Двойнике Земли живут разумные существа, говорящие на языке, который мы сочли бы русским, слово «вода» их языка указывало бы на воду*, тогда как это же слово русского языка указывает на воду; при этом интенсионалы этого слова в обоих языках совпадали бы. Патнэм делает вывод, что экстенсионалы имен естественных видов определяются контекстом употребления: определяя термин, мы указываем на некоторый образец соответствующего вида, после чего под данный термин подпадают все объекты, тождественные по своей природе образцу. В частности, определяя термин «вода» на Земле, мы указываем на тот или иной образец воды, после чего: 1) тождество любой порции вещества с образцом обусловливает тот факт, что данное вещество – вода; 2) отличие любой порции вещества от образца имеет следствием тот факт, что данное вещество (в частности, вода*) – это не вода. Таким образом, общие термины, как и единичные, могут иметь индексикальный характер; при этом именно индексикальный компонент значения задает их экстенсионал, что делает их прямо-референтными в смысле независимости от их дескриптивного содержания.

Контроверза дескриптивизма и теории прямой референции остается открытой проблемой и интенсивно обсуждается в современной философии языка.

Abbott B. Reference. Oxford, 2010.

Contemporary Perspectives in the Philosophy of Language / Ed. by P. French, T.E. Uehling, H.K. Wettstein. Minneapolis, 1979.

Descriptions and Beyond / Ed. by M. Reimer, A. Bezuidenhout. Oxford, 2004.

Donnellan K.S. Proper Names and Identifying Descriptions // Synthese. 1970. No. 21. P. 335–358.

Donnellan K.S. Reference and Definite Descriptions // The Philosophical Review. 1966. Vol. 75. No. 3. P. 281–304.

Fitch G.W. Saul Kripke. N.Y., 2004.

Geach P.T. Intentional Identity // The Journal of Philosophy. 1967. Vol. 64. No. 20. P. 627–632.

Grice H.P. Studies in the Way of Words. Cambridge (Mass.), 1989.

Having in Mind. The Philosophy of Keith Donnellan / Ed. by J. Almog, J. Leonardi. Oxford (N.Y.), 2012.

Kaplan D. Afterthoughts // Themes from Kaplan / Ed. by J. Almog, J. Perry, H. Wettstein. Oxford, 1989. P. 565–614.

Kaplan D. Demonstratives. An Essay on the Semantics, Logic, Metaphysics, and Epistemology of Demonstratives and Other Indexicals // Themes from Kaplan / Ed. by J. Almog, J. Perry, H. Wettstein. Oxford, 1989. P. 481–563.

Kaplan D. Reading «On Denoting» on its Centenary // Mind. 2005. Vol. 114. No. 456. P. 933–1003.

Kaplan D. What is Russell’s Theory of Descriptions? // Bertrand Russell: Critical Assessments / Ed. by A. Irvine. N.Y., 1999. P. 151–162.

Kripke S. Naming and Necessity. Oxford, 1980.

Kripke S. Philosophical Troubles. Collected Papers. Vol. 1. Oxford, 2011.

Kripke S. Russell's Notion of Scope // Mind. 2005. Vol. 114. No. 456. P. 1005–1037.

McGinn C. Philosophy of Language. L., 2015.

Neale S. A Century Later // Mind. 2005. Vol. 114. No. 456. P. 809–871.

Neale S. Descriptions. Cambridge, 1990.

Philosophy and Ordinary Language / Ed. by Ch.E. Caton. L., 1963.

Putnam H. Philosophical Papers. Vol. 2. Cambridge, 1975.

Quine W.V.O. Quantifiers and Propositional Attitudes // Journal of Philosophy. 1956. Vol. 53. No. 5. P. 177–187.

Reference and Referring / Ed. by W.P. Kabasenche, M. O’Rourke, M.H. Slater. L., 2012.

Russell B. On Denoting // Mind. New Series. 1905. Vol. 14. No. 56. P. 479–493.

Stalnaker R.C. Context and Content. Essays on Intentionality in Speech and Thought. Oxford, 1999.

Themes from Kaplan / Ed. by J. Almog, J. Perry, H. Wettstein. Oxford, 1989.

Wettstein H.K. Indexical Reference and Propositional Content // Philosophical Studies: An International Journal for Philosophy in the Analytic Tradition. 1979. Vol. 36. No. 1. P. 91–100.

Wettstein H.K. The Magic Prism. An Essay in Philosophy of Language. Oxford, 2004.

Джохадзе И.Д. Прагматический реализм Хилари Патнэма. М, 2013.

Доннелан К.С. Референция и определенные дескрипции // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XIII. М., 1982. С. 134–160.

Крипке С. Тождество и необходимость // Новое в современной лингвистике. Вып. XIII. М., 1982. С. 340–376.

Ладов В.А. Семантика и онтология. Проблема реальности в аналитической философии. Томск, 2012.

Лебедев М.В., Черняк А.З. Онтологические проблемы референции. М., 2001.

Макеева Л.Б. Философия Х. Патнэма. М., 1996.

Патнэм Х. Философия сознания. М., 1999.

Рассел Б. Об обозначении // Рассел Б. Избранные труды. Новосибирск, 2007. С. 17–32.

Философия языка и формальная семантика / Ред. П.С. Куслий. М., 2013.

Фреге Г. Смысл и значение // Фреге Г. Избранные работы. М., 1997. С. 25–49.

Frege G. Begriffsschrift, eine der arithmetischen nachgebildete Formelsprache des reinen Denkens. Halle a. S., 1879.

Frege G. Der Gedanke. Eine logische Untersuchung // Beiträge zur Philosophie des Deutschen Idealismus. Bd. I. 1919. S. 58–77.

Frege G. Die Grundlagen der Arithmetik: eine logisch-mathematische Untersuchung über den Begriff der Zahl. Breslau, 1884.

Frege G. Grundgesetze der Arithmetik. 2 Bde. Jena, 1893–1903.

Frege G. Kleine Schriften. Darmstadt, 1967.

Frege G. Was ist eine Funktion? // Festschrift Ludwig Boltzmann gewidmet zum sechzigsten Geburtstage / Hrsg. von S. Meyer. Leipzig, 1904. S. 656–666.

Frege G. Über Begriff und Gegenstand // Vierteljahresschrift für wissenschaftliche Philosophie. Bd. XVI. 1892. S. 192–205.

Frege G. Über Sinn und Bedeutung // Zeitschrift für Philosophie und philosophische Kritik. 1892. S. 25–50.

Quine W.V.O. From Stimulus to Science. Cambridge, 1995.

Quine W.V.O. From a Logical Point of View. Cambridge, 1953.

Quine W.V.O. Ontological Relativity and Other Essays. N.Y., 1969.

Quine W.V.O. Pursuit of Truth. Cambridge, 1990.

Quine W.V.O. The Philosophy of Logic. Cambridge, 1970.

Quine W.V.O. The Roots of Reference (Paul Carus Lectures). La Salle, 1973.

Quine W.V.O. The Time of my Life: An Autobiography. Cambridge, 1985.

Quine W.V.O. The Ways of Paradox. Cambridge, 1966.

Quine W.V.O. Word and Object. Cambridge, 1960.

Russell B. A History of Western Philosophy. L., 1961.

Russell B. An Inquiry into Meaning and Truth. L., 1940.

Russell B. Basic Writings. L., 2009.

Russell B. Essays in Analysis. L., 1973.

Russell B. Human Knowledge: Its Scope and Limits. L., 1948.

Russell B. Logic and Knowledge: Essays, 1901–1950. L., 1956.

Russell B. My Philosophical Development. L., 1959.

Russell B. Our Knowledge of the External World. L., 1914.

Russell B. The Analysis of Matter. L., 1927.

Russell B. The Philosophy of Logical Atomism. Oxford, 1972.

Russell B. The Practice and Theory of Bolshevism. L., 1920.

Russell B. The Principles of Mathematics. L., 2010.

Russell B. The Problems of Philosophy. L., 1912.

Russell B. What I Believe. L., 2013.

Russell B. Why I am Not a Christian and Other Essays on Religion and Related Subjects. L., 1957.

The Basic Writings of Bertrand Russell, 1903–1959. L., 1961.

The Collected Papers of Bertrand Russell. L., 1983–…

The Selected Letters of Bertrand Russell. Vol. 1–2. L., 1992–2001.

Whitehead A.N., Russell B. Principia mathematica. Cambridge, 1997.

Wittgenstein L. Notebooks 1914–1916. Oxford, 1961.

Wittgenstein L. Prototractatus. An Early Version of Tractatus Logico-Philosophicus. Ithaca, 1971.

Wittgenstein L. Tractatus Logico-Philosophicus. L.; N.Y., 2001.

Wittgenstein L. Werkausgabe. Frankfurt am Main, 1984.

Витгенштейн Л. Дневники 1914–1916 г. М., 2009.

Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. М., 2008.

Витгенштейн Л. Философские работы. Ч. I–II. М., 1994.

Куайн У. Преследуя истину. М., 2014.

Куайн У. С точки зрения логики. М., 2010.

Куайн У. Слово и объект. М., 2000.

Куайн У. Философия логики. М., 2008.

Рассел Б. Введение в математическую философию. Избранные работы. Новосибирск, 2007.

Рассел Б. Здравый смысл и ядерная война. М., 1959.

Рассел Б. Искусство мыслить. М., 1999.

Рассел Б. История западной философии. СПб., 2001.

Рассел Б. Почему я не христианин. М., 1958.

Рассел Б. Практика и теория большевизма. М., 1991.

Рассел Б. Проблемы философии. Новосибирск, 2001.

Рассел Б. Словарь разума, материи и морали. Киев, 1996.

Рассел Б. Уайтхед А., Рассел Б. Основания математики: в 3 т. Самара, 2005–2006.

Рассел Б. Философия логического атомизма. Томск, 1999.

Рассел Б. Человеческое познание: его сфера и границы. М., 2000.

Фреге Г. Избранные работы. М., 1997.

Фреге Г. Логика и логическая семантика. М., 2000.

Фреге Г. Логико-философские труды. Новосибирск, 2008.

A Companion to Analytic Philosophy / Ed. by A.P. Martinich, D. Sosa. Malden, 2001.

Abbott B. Reference. Oxford, 2010.

Alfred Tarski and the Vienna Circle / Ed. by J. Wolenski, E. Köhler. Dordrecht, 1999.

Anscombe G.E.M. An Introduction to Wittgenstein’s Tractatus. L., 1959.

Austin J.L. How to Do Things with Words. Oxford, 1975.

Austin J.L. Philosophical Papers. Oxford, 1979.

Austin J.L. Sense and Sensibilia. Oxford, 1962.

Ayer A.J. Language, Truth and Logic. L., 1946.

Ayer A.J. Ludwig Wittgenstein. L., 1986.

Ayer A.J. Russell and Moore. Cambridge (Mass.), 1971.

Ayer A.J. Russell. L., 1972.

Bach K., Harnish R.M. Linguistic Communication and Speech Acts. Cambridge (Mass.), 1979.

Baker G.P., Hacker P.M.S. Frege: Logical Excavations. Oxford, 1984.

Baker G.P., Hacker P.M.S. Wittgenstein: Rules, grammar and necessity. Oxford, 1985.

Baker G.P., Hacker P.M.S. Wittgenstein: Understanding and Meaning. An Analytical commentary on the Philosophical Investigation. Oxford, 1980.

Barry D.K. Forms of life and following rules: A Wittgensteinian defence of relativism. Leiden; N.Y.; Köln, 1996.

Bertrand Russell and the Origins of Analytic Philosophy / Ed. by R. Monk, A. Palmer. Bristol, 1996.

Bertrand Russell: A Collection of Critical Essays / Ed. by D.F. Pears. N.Y., 1972.

Bertrand Russell: Critical Assessments / Ed. by A.D. Irvine. N.Y., 1999.

Blackwell K. The Spinozistic Ethics of Bertrand Russell. L., 1985.

Blanchette P. Frege’s Conception of Logic. Oxford, 2012.

Bloor D. Wittgenstein, rules and institutions. L.; N.Y., 1997.

Bostock D. Russell’s Logical Atomism. Oxford, 2012.

Cambridge Companion to Logical Empiricism / Ed. by A. Richardson, Th. Uebel. Cambridge, 2007.

Cambridge Companion to Rudolf Carnap / Ed. by M. Friedman, R. Creath. Cambridge, 2007.

Cambridge and Vienna. Frank P. Ramsey and the Vienna Circle / Ed. by M.C. Galavotti. Dordrecht, 2006.

Carnap Brought Home. The View from Jena / Ed. by S. Awodey, C. Klein. Chicago, 2004.

Carnap R. Der logische Aufbau der Welt. Berlin, 1928.

Carnap R. Die Aufgabe der Wissenschaftslogik. Wien, 1934.

Carnap R. Foundations of Logic and Mathematics. Chicago, 1939.

Carnap R. Introduction to Semantics. Cambridge (Mass.), 1942.

Carnap R. Logische Syntax der Sprache. Wien, 1934.

Carnap R. Meaning and Necessity. Chicago, 1956.

Carnap R. Philosophy and Logical Syntax. L., 1935.

Carnap R. Scheinprobleme in der Philosophie. Berlin, 1928.

Carnap’s Ideal of Explication and Naturalism / Ed. by P. Wagner. Basingstoke, 2012.

Carnap’s Logical Syntax of Language / Ed. by P. Wagner. Basingstoke, 2009.

Carus A. Carnap and Twentieth-Century Thought. Explication as Enlightenment. Cambridge, 2007.

Cirera R. Carnap and the Vienna Circle. Empiricism and Logical Syntax. Amsterdam, 1994.

Clark R.W. Bertrand Russell and His World. L., 1981.

Clark R.W. The Life of Bertrand Russell. L., 1975.

Collins. J.E. A History of the Theory of Types: Developments after the Second Edition of Principia Mathematica. Saarbrücken, 2012.

Contemporary Perspectives in the Philosophy of Language / Ed. by P. French, T.E. Uehling, H.K. Wettstein. Minneapolis, 1979.

Davidson D. Inquiries into Truth and Interpretation. Oxford, 2001.

Davidson D., Hintikka J. Word and Objections. Essays on the Work of W.V. Quine. Dordrecht, 1969.

Dear Carnap, Dear Van / Ed. by R. Creath. Berkeley; Los Angeles, 1990.

Demopoulos W. Logicism and Its Philosophical Legacy. L.; N.Y., 2013.

Descriptions and Beyond / Ed. by M. Reimer, A. Bezuidenhout. Oxford, 2004.

Discourse on a New Method. Reinvigorating the Marriage of History and Philosophy of Science / Ed. by M. Domski, M. Dickson. Chicago, 2010.

Donnellan K.S. Proper Names and Identifying Descriptions // Synthese. 1970. No. 21. P. 335–358.

Donnellan K.S. Reference and Definite Descriptions // The Philosophical Review. 1966. Vol. 75. No. 3. P. 281–304.

Dummett M. Frege: Philosophy of Language. Cambridge, 1973.

Dummett M. Frege: Philosophy of Mathematics. Cambridge, 1991.

Dummett M. Origins of Analytical Philosophy. Cambridge, 1994.

Dummett M. The Interpretation of Frege’s Philosophy. Cambridge, 1981.

Eames E.R. Bertrand Russell’s Dialogue with his Contemporaries. Carbondale, 1989.

Eames E.R. Bertrand Russell’s Theory of Knowledge. L., 1969.

Edmonds D. The Murder of Professor Schlick: The Rise and Fall of the Vienna Circle. Princeton, 2020.

Essays on Bertrand Russell / Ed. by E.D. Klemke. Urbana, 1970.

Essays on J.L. Austin / Ed. by I. Berlin. Oxford, 1973.

Essays on Tarski / Ed. by D. Patterson. Oxford, 2008.

Feigl H. Inquiries and Provocations. Dordrecht, 1981.

Fitch G.W. Saul Kripke. N.Y., 2004.

Foundations of Speech Act Theory / Ed. by S.L. Tsohatzdis. L., 1994.

Frege’s Philosophy of Mathematics / Ed. by W. Demopoulos. Cambridge, 1995.

Friedman M. A Parting of the Ways: Carnap-Cassirer-Heidegger. Chicago, 2000.

Friedman M. Reconsidering Logical Positivism. Cambridge, 1999.

Friedrich Waismann – Causality and Logical Positivism / Ed. by B. McGuinness. Dordrecht, 2011.

Friedrich Waismann. The Open Texture of Analytic Philosophy / Ed. by D. Makovec, D. Shapiro. Basingstoke, 2019.

Galaugher J. Russell’s Philosophy of Logical Analysis. L., 2013.

Gandon S. Russell’s Unknown Logicism. N.Y., 2012.

Geach P.T. Intentional Identity // The Journal of Philosophy. 1967. Vol. 64. No. 20. P. 627–632.

Gibson R. The Philosophy of W.V. Quine. Tampa, 1982.

Glock H.-J. A Wittgenstein dictionary. Oxford, 1996.

Glock H.-J. Quine and Davidson on Language, Thought and Reality. Cambridge, 2003.

Glock H.-J. What is Analytic Philosophy? Cambridge, 2008.

Grice H.P. Studies in the Way of Words. Cambridge (MA), 1989.

Grice H.P. Studies in the Way of Words. Cambridge (Mass.), 1989.

Hacker P.M.S. Wittgenstein: Meaning and Mind. Oxford, 1990.

Hacker P.M.S. Wittgenstein’s Place in Twentieth-Century Analytic Philosophy. Cambridge, 1996.

Hahn H. Logik, Mathematik und Naturerkennen. Wien, 1933.

Haller R. Neopositivismus. Eine historische Enführung in die Philosophie des Wiener Kreises, Wissenschaftliche Buchgesellschaft. Darmstadt, 1993.

Hanfling O. Logical Positivism. N.Y., 1981.

Having in Mind. The Philosophy of Keith Donnellan / Ed. by J. Almog, J. Leonardi. Oxford (N.Y.), 2012.

Hempel C.G. Aspects of Scientific Explanation. N.Y., 1965.

Hintikka J. Rudolf Carnap, Logical Empiricist. Dordrecht, 1975.

Hochberg H. Russell, Moore, and Wittgenstein. N.Y., 2001.

Hookway C. Quine. Cambridge, 1998.

Hylton P. Quine. L., 2007.

Hylton P.W. Russell, Idealism, and the Emergence of Analytic Philosophy. Oxford, 1990.

Intentional Acts and Institutional Facts / Ed. by S. Tsohatzidis. Dordrecht, 2007.

J.L. Austin on Language / Ed. by B. Garvey. Basingstoke, 2014.

Jager R. The Development of Bertrand Russell’s Philosophy. L., 1972.

Janssen-Lauret F., Kemp G. Quine and His Place in History. L., 2016.

Kaplan D. Afterthoughts // Themes from Kaplan / Ed. by J. Almog, J. Perry, H. Wettstein. Oxford, 1989. P. 565–614.

Kaplan D. Demonstratives. An Essay on the Semantics, Logic, Metaphysics, and Epistemology of Demonstratives and Other Indexicals // Themes from Kaplan / Ed. by J. Almog, J. Perry, H. Wettstein. Oxford, 1989. P. 481–563.

Kaplan D. Reading «On Denoting» on its Centenary // Mind. 2005. Vol. 114. No. 456. P. 933–1003.

Kaplan D. What is Russell’s Theory of Descriptions? // Bertrand Russell: Critical Assessments / Ed. by A. Irvine. N.Y., 1999. P. 151–162.

Katz J.J. Propositional Structure and Illocutionary Force. Cambridge (Mass.), 1986.

Kenny A. Frege. An introduction to the founder of modern analytic philosophy. L., 1995

Korhonen A. Logic as Universal Science: Russell’s Early Logicism and Its Philosophical Context. L., 2013.

Kraft V. Der Wiener Kreis. Wien, 1968.

Kripke S. Naming and Necessity. Oxford, 1980.

Kripke S. Philosophical Troubles. Collected Papers. Vol. 1. Oxford, 2011.

Kripke S. Russell's Notion of Scope // Mind. 2005. Vol. 114. No. 456. P. 1005–1037.

Kuhn Th.S. The Structure of Scientific Revolutions. Chicago, 1970.

Kulik O. A Brief Introduction to Analytic Philosophy. Днiпро, 2019.

Landini G. Russell. L., 2011.

Landini G. Russell’s Hidden Substitutional Theory. N.Y., 1998.

Language, Truth and Knowledge. Contributions to the Philosophy of Rudolf Carnap / Ed. by Th. Bonk. Dordrecht, 2003.

Levy P. Moore: G.E. Moore and the Cambridge Apostles. Oxford, 1979.

Lewis J. Bertrand Russell: Philosopher and Humanist. L., 1968.

Linsky B. Russell’s Metaphysical Logic. Stanford, 1999.

Linsky B. The Evolution of Principia Mathematica: Bertrand Russell’s Manuscripts and Notes for the Second Edition. Cambridge, 2011.

Logical Empiricism and Pragmatism / Ed. by S. Pihlström, F. Stadler, N. Weidtmann. Cham, 2017.

Logical Positivism / Ed. by A.J. Ayer. N.Y., 1959.

Logical Positivism in Perspective / Ed. by B. Gower. L., 1987.

McGinn C. Philosophy of Language. L., 2015.

Mendelsohn R.L. The Philosophy of Gottlob Frege. Cambridge, 2005.

Monk R. Bertrand Russell: The Ghost of Madness. L., 1996.

Monk R. Bertrand Russell: The Spirit of Solitude. L., 1996.

Moore G.E. Early Philosophical Writings. Cambridge, 2011.

Moore G.E. Principia Ethica. Cambridge, 1993.

Moore G.E. Selected Writings. L., 1993.

Mormann Th. Rudolf Carnap. München, 2000.

Neale S. A Century Later // Mind. 2005. Vol. 114. No. 456. P. 809–871.

Neale S. Descriptions. Cambridge, 1990.

Neurath O. Foundations of the Social Sciences. Chicago, 1944.

Neurath O. Gesammelte philosophische und methodologische Schriften. Wien, 1981.

Neurath O. Philosophical Papers 1913–1946. Dordrecht, 1983.

Oberdan Th. Protocols, Truth, Convention. Amsterdam, 1993.

On Denoting 1905–2005 / Ed. by B. Linsky, G. Imaguire. München, 2005.

Orenstein A.W.V. Quine. Princeton, 2002.

Origins of Logical Empiricism / Ed. by R. Giere, A. Richardson. Minneapolis, 1996.

Otto Neurath and the Unity of Science / Ed. by J. Symons, O. Pombo, J.M. Torres. Dordrecht, 2011.

Patterson W. Bertrand Russell’s Philosophy of Logical Atomism. N.Y., 1993.

Pears D. Paradox and platitude in Wittgenstein’s philosophy. Oxford, 2006.

Pears D.F. Bertrand Russell and the British Tradition in Philosophy. L., 1967.

Perspectives on Quine / Ed. by R. Barrett, R. Gibson. Oxford, 1990.

Philosophy and Ordinary Language / Ed. by Ch.E. Caton. L., 1963.

Potter M.K. Bertrand Russell’s Ethics. L.; N.Y., 2006.

Preston A. Analytic Philosophy: The History of an Illusion. L., 2007.

Putnam H. Philosophical Papers. Vol. 2. Cambridge, 1975.

Quine W.V.O. Quantifiers and Propositional Attitudes // Journal of Philosophy. 1956. Vol. 53. No. 5. P. 177–187.

Reference and Referring / Ed. by W.P. Kabasenche, M. O’Rourke, M.H. Slater. L., 2012.

Reichenbach H. The Rise of Scientific Philosophy. Berkeley, 1951.

Rentsch Th. Heidegger und Wittgenstein. Existenzial- und Sprachanalysen zu den Grundlagen philosophischen Anthropologie. Stuttgart, 2003.

Richardson A.W. Carnap’s Construction of the World. Cambridge, 1998.

Rodríguez-Consuegra F.A. The Mathematical Philosophy of Bertrand Russell: Origins and Development. Basel, 1991.

Rosado H., Guillermo E. A Critical Introduction to the Philosophy of Gottlob Frege. Farnhem, 2006.

Russell B. On Denoting // Mind. New Series. 1905. Vol. 14. No. 56. P. 479–493.

Russell and Analytic Philosophy / Ed. by A.D. Irvine, G.A. Wedeking. Toronto, 1993.

Ryckman Th. The Reign of Relativity. Philosophy in Physics 1915–1925. Oxford, 2005.

Ryle G. Collected Papers. 2 Vols. L., 1971.

Ryle G. Dilemmas: The Tarner Lectures 1953. Cambridge, 1954.

Ryle G. The Concept of Mind. L., 2000.

Savigny E. von. Wittgensteins «Philosophische Untersuchungen». Ein Kommentar für Leser. Frankfurt am Main, 2019.

Schiffer S.R. Meaning, Oxford, 1972.

Schlick M. Allgemeine Erkenntnislehre. Berlin, 1918.

Schlick M. Philosophical Papers. 2 Vols. Dordrecht, 1979.

Searle J.R. Consciousness and Language. Cambridge, 2002.

Searle J.R. Expression and Meaning: Studies in the Theory of Speech Acts. Cambridge, 1979.

Searle J.R. Intentionality. An essay in philosophy of mind. Cambridge (Mass.), 1999.

Searle J.R. Speech Acts: An Essay in the Philosophy of Language. Cambridge, 1969.

Searle J.R., Vanderveken D. Foundations of Illocutionary Logic. Cambridge, 1985.

Sigmund K. Sie nannten sich Der Wiener Kreis. Exaktes Denken am Rande des Untergangs. Wien, 2015.

Slater J.G. Bertrand Russell. Bristol, 1994.

Sluga H. Gottlob Frege. L., 1980.

Soames S. Analytic Philosophy in America and Other Historical and Contemporary Essays. Princeton, 2014.

Soames S. The Analytic Tradition in Philosophy. Vol. 1–2. Oxford, 2014–2018.

Special Volume in Honor of Rudolf Carnap and Hans Reichenbach / Ed. by W. Spohn // Erkenntnis. 1991. No. 35.

Stadler F. The Vienna Circle and Logical Empiricism. Re-evaluation and Future Perspectives. Dordrecht, 2003.

Stalnaker R.C. Context and Content. Essays on Intentionality in Speech and Thought. Oxford, 1999.

Stevens G. The Russellian Origins of Analytical Philosophy. L.; N.Y., 2005.

Stevens G. The Theory of Descriptions. N.Y., 2011.

Strawson P.F. Individuals: An Essay in Descriptive Metaphysics. L., 1959.

Stroll A. Twentieth-Century Analytic Philosophy. N.Y., 2000.

Symposium on J.L. Austin / Ed. by K.T. Fann. L., 1969.

The Bloomsbury Companion to Bertrand Russell / Ed. by R. Wahl. N.Y.; L., 2018.

The Cambridge Companion to Bertrand Russell / Ed. by N. Griffin. Cambridge, 2003.

The Cambridge Companion to Quine / Ed. by R. Gibson. Cambridge, 2004.

The Oxford Handbook of the History of Analytic Philosophy / Ed. by M. Beaney. Oxford, 2013.

The Philosophy of Rudolf Carnap / Ed. by P.A. Schilpp. LaSalle, 1963.

The Philosophy of W.V. Quine / Ed. by L. Hahn, P.A. Schilpp. La Salle, 1998.

The Voices of Wittgenstein: The Vienna Circle: Ludwig Wittgenstein and Friedrich Waismann / Ed. by Baker. L., 2003.

The Voices of Wittgenstein: The Vienna Circle: Ludwig Wittgenstein and Friedrich Waismann / Ed. by G. Baker. L., 2003.

Themes from Kaplan / Ed. by J. Almog, J. Perry, H. Wettstein. Oxford, 1989.

Uebel Th. Empiricism at the Crossroads. Chicago, 2007.

Uebel Th. Overcoming Logical Positivism from Within. The Emergence of Neurath’s Naturalism in the Vienna Circle’s Protocol Sentence Debate. Amsterdam, 1992.

Unified Science / Ed. by B. McGuinness. Dordrecht, 1987.

Verhaegh S. The Nature and Development of Quine’s Naturalism. Oxford, 2018.

Waismann F. Wittgenstein und der Wiener Kreis. Gespräche. Frankfurt am Main, 1967.

Weidlich Th. Appointment Denied: The Inquisition of Bertrand Russell. Amherst; N.Y., 2000.

Weiner J. Frege in Perspective. Ithaca, 1990.

Wettstein H.K. Indexical Reference and Propositional Content // Philosophical Studies: An International Journal for Philosophy in the Analytic Tradition. 1979. Vol. 36. No. 1. P. 91–100.

Wettstein H.K. The Magic Prism. An Essay in Philosophy of Language. Oxford, 2004.

Wittgenstein L. Philosophical Investigations. Oxford, 2009.

Wittgenstein L. Werkausgabe. Frankfurt am Main, 1984.

Wood A. Bertrand Russell: The Passionate Sceptic. L., 1957.

Аналитическая философия: Избранные тексты / Ред. А.Ф. Грязнов. М., 1993.

Аналитическая философия: Становление и развитие (антология) / Ред. А.Ф. Грязнов. М., 1998.

Бирюков Б.В. О взглядах Г. Фреге на роль знаков и исчисления в познании. М., 1966.

Блинов А.Л., Ладов В.А., Лебедев В.А., Петякшева Н.И., Суровцев В.А., Черняк А.З., Шрамко Я.В. Аналитическая философия. М., 2006.

Васильев В.В. Что такое аналитическая философия и почему важен этот вопрос? // Философский журнал / Philosophy Journal. 2019. Т. 12. № 1. С. 144–158.

Витгенштейн Л. Голубая и Коричневые книги. Новосибирск, 2008.

Витгенштейн Л. Заметки по философии психологии. М., 2011.

Витгенштейн Л. Философские работы. Ч. I–II. М., 1994.

Грязнов А.Ф. Аналитическая философия. М., 2006.

Джохадзе И.Д. Прагматический реализм Хилари Патнэма. М, 2013.

Доннелан К.С. Референция и определенные дескрипции // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XIII. М., 1982. С. 134–160.

Дэвидсон Д. Истина и интерпретация. М., 2003.

Колесников А.С. Философия Бертрана Рассела. Ленинград, 1991.

Крафт В. Венский кружок. Возникновение неопозитивизма. М., 2003.

Крипке С. Витгенштейн о правилах и индивидуальном языке. Томск, 2005.

Крипке С. Тождество и необходимость // Новое в современной лингвистике. Вып. XIII. М., 1982. С. 340–376.

Ладов В.А. Иллюзия значения: Проблема следования правилу в аналитической философии. Томск, 2008.

Ладов В.А. Семантика и онтология. Проблема реальности в аналитической философии. Томск, 2012.

Лебедев М.В., Черняк А.З. Онтологические проблемы референции. М., 2001.

Людвиг Витгенштейн: Человек и мыслитель. М., 1993.

Макеева Л.Б. Философия Х. Патнэма. М., 1996.

Нарский И.С. Философия Бертрана Рассела. М., 1962.

Никоненко С.В. Аналитическая философия. Основные концепции. СПб., 2007.

Остин Д. Избранное. М., 1999.

Остин Д. Три способа пролить чернила: философские работы. М., 2006.

Патнэм Х. Философия сознания. М., 1999.

Райл Г. Понятие сознания. М., 2000.

Рассел Б. Об обозначении // Рассел Б. Избранные труды. Новосибирск, 2007. С. 17–32.

Розанова М.С. Современная философия и литература. Творчество Бертрана Рассела. СПб., 2004.

Сокулер З.А. Людвиг Витгенштейн и его место в философии ХХ в. Долгопрудный, 1994.

Суровцев В.А. Автономия логики: Источники, генезис и система философии раннего Витгенштейна. Томск, 2001.

Суровцев В.А. Аналитическая философия: всеобщее и нюанс // Вопросы философии. 2010. № 8. С. 23–29.

Суровцев В.А., Ладов В.А. Витгенштейн и Крипке: следование правилу, скептический аргумент и точка зрения сообщества. Томск, 2008.

Философия языка и формальная семантика / Ред. П.С. Куслий. М., 2013.

Философские идеи Л. Витгенштейна. М., 1996.

Фреге Г. Смысл и значение // Фреге Г. Избранные работы. М., 1997. С. 25–49.

Фридман М. Философия на перепутье: Карнап, Кассирер и Хайдеггер. М., 2021.

Харт Г.Л.А. Сказка логика // Вестник Томского государственного университета. 2009. № 4(8). С. 123–135.

Хинтикка Я. О Витгенштейне. М., 2013.

Целищев В.В. Аналитическая философия и ревизионизм без берегов // Философский журнал / Philosophy Journal. 2018. Т. 11. № 2. С. 138–155.

Целищев В.В. Аналитическая философия и сайентизм // Вопросы философии. 2010. № 8. С. 11–16.

Шохин В.К. Аналитическая философия: Некоторые непроторенные пути // Философский журнал / Philosophy Journal. 2015. Т. 8. № 2. С. 16–27.

Шохин В.К. Что же все-таки такое аналитическая философия? В защиту и укрепление «ревизионизма» // Вопросы философии. 2013. № 11. С. 137–148.

Борисов Е.В.