Личностное сообщество

share the uri
  • Личностное сообщество

    Французские персоналисты одними из первых в современной западной философии выступили за понимание гуманизма как жизненного опыта общения людей и их взаимного сопереживания. Существенным моментом трудовой деятельности Мунье считал опыт творческого самоотвержения: человек, осуществляя себя в труде, отрекается от самого себя и делает это не столько ради производимого им продукта, сколько ради другого человека, которому он посвящает свой труд. Таким образом, труд выступает изначальным условием подлинно человеческого общения и инструментом воспитания: дух товарищества и любви, господствующий в процессе труда, – вот та основа, на которой создается истинно человеческое, личностное сообщество [Мунье, 1999а, c. 147–152].

    В программном труде «Персоналистская и общностная революция» Мунье употреблял понятия «персонализм» и «человеческая общность» как тождественные. В книге «Что такое персонализм?» он утверждал, что истинным призванием человека является «не господство над природой, не наслаждение полнотой жизни, а коммуникация сознаний и взаимопонимание людей» [Мунье, 1999, c. 81]. Согласно Лакруа, «человеческие личности существуют благодаря человечеству, для человечества и в человечестве» [Лакруа, 2004а, с. 241].

    Концепция общения в персонализме развивалась в русле феноменологическо-экзистенциалистской традиции. Введенная Э. Гуссерлем проблема «другого» стала одной из основных тем в близких персонализму феноменологической этике М. Шелера и Э. Левинаса, христианском экзистенциализме Г. Марселя и др.

    Человеческое чувство общности философы-персоналисты относят к фундаментальным характеристикам личности, ее первичному опыту. «Первичный опыт личности это опыт другой личности»; «ты», а в нем и «мы» предшествуют личности или, точнее, сопровождают «я» на всем его жизненном пути. В своей внутренней жизни личность предстает нацеленной на мир и устремленной к другим личностям; идя по пути универсализации, она смешивается с ними, поскольку другие не только не ограничивают личность, но обусловливают ее бытие и восхождение: «Личность существует только в своем устремлении к другому, познает себя только через другого и обретает себя только в другом» [Мунье, 1999б, c. 479].

    Личностное сообщество, контуры которого намеревались очертить философы-персоналисты, должно основываться на серии своеобразных актов, которым нет аналогий в Универсуме: умение личности выйти за собственные пределы и открыться «другому», понять «другого» и в поисках взаимного согласия стать на его точку зрения; способность взять на себя судьбу «другого», разделить с ним его тяготы и радость, быть великодушным, не рассчитывая на взаимность, и хранить созидающую верность «другому» на протяжении всего жизненного пути: «...я существую в той мере, в какой я существую для “другого”, и в конечном итоге существовать значит любить. Такова изначальная истина персонализма» [Мунье, 1999б, c. 479]. Любовь – не природное (сексуальное, родственное) отношение, а отношение сверхприродное, новая форма бытия: она даруется человеку по ту сторону его естества, требуя от него возможно более полной самореализации в свободе. Акт любви, по Мунье, это неопровержимое свидетельство существования человека: «…я люблю – значит и существую, и жизнь стоит того, чтобы ее прожить (бремя жизни)» [Там же, с. 481]. При этом, утверждает Лакруа, любовь есть общая причастность двух существ высшей реальности, только благодаря которой они существуют.

    Говоря о человечестве и перспективах его развития, философы-персоналисты постоянно прибегают к выражению au-delà «по ту сторону»: обретение людьми личностного существования – это «внутренняя революция» (Э. Мунье), «перестройка мышления» (М. Недонсель), беспрецедентный скачок в качественно иное будущее. Обществу как совокупности исторически сложившихся форм совместной деятельности людей персоналисты противопоставляют мистическое сообщество, где происходит встреча личностей «по ту сторону» слов и систем. Общественное устройство должно строиться на онтологическом приоритете «горизонтальных» связей как самоконституирующемся «общественном пространстве» (М. Мерло-Понти).

  • Sources

  • Lacroix J. Personne et amour. Lyon, 1942.
  • Mounier E. Introduction aus existentialismes. Paris, 1946.
  • Nedoncelle M. Intersubjectivité et ontologie. Paris, 1974.
  • Nedoncelle M. La réciprocité des consciences. Paris, 1963.
  • Nedoncelle M. Vers une philosophie de l’amour et de la personne. Paris, 1957.
  • Лакруа Ж. Персонализм как анти-идеология // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004а. С. 166–289.
  • Лакруа Ж. Чувства и нравственная жизнь // Лакруа Ж. Избранное: Персонализм. М., 2004б. С. 386–450.
  • Мунье Э. Персонализм // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999б. С. 459−538.
  • Мунье Э. Персоналистская и общностная революция // Мунье Э. Манифест персонализма. М., 1999а. С. 13−266.
  • Мунье Э. Что такое персонализм? М., 1994.