Источники творчества В.И. Несмелова

share the uri
  • Источники творчества В.И. Несмелова

    В качестве основных источников творчества Несмелова могут быть выделены: в богословском аспекте – святоотеческое наследие (прежде всего, учение Григория Нисского); в философском аспекте – немецкая классическая философия и английский эмпиризм. Эволюция идей Несмелова проходила в контексте русской духовно-академической школы, но в итоге вышла за рамки этой традиции.

    В Казанской духовной академии его учителем был Вениамин Иванович Снегирев (1841–1889). К числу идей, выдвинутых Снегиревым и затем развитых Несмеловым, относятся: исследование сознания и самосознания человека как фундаментальных основ его жизни; проект «цельного знания», или «умозрения» (термин Снегирева), составными частями которого выступали богословие, философия и естественные науки; идея творчества личности как непосредственного пути достижения истины и познания Бога; представление о «прирожденной идее» Бога как Высшей Личности, которая существует в сознании человека как сотворенного по Его образу и подобию (впоследствии легло в основу рассуждений Несмелова о доказательстве бытия Бога с точки зрения психологии); концепция обожения человека как «живого переживания» идеи Божественной личности, представленная в качестве альтернативы пониманию религиозного опыта в западной философии религии (Г.В.Ф. Гегель, Ф. Шлейермахер, М. Мюллер и др.).

    Важную роль в формировании взглядов Несмелова сыграло критическое переосмысление наследия И. Канта, поставившего в центр внимания антропологическую проблематику  ответ на вопрос: «Что такое человек?» Подвергнув критике учение Канта об априорных формах чувственности в теории познания, разделение областей веры, знания и морали в практической философии, представление о нравственном долге, главной его ошибкой Несмелов считал агностицизм, согласно которому для рассуждений о Боге, бессмертии человеческой души, свободе воли, – то есть для «определения идей сверхчувственного у нас совершенно не имеется никакого материала» [Несмелов, 1994a, т. 1, с. 187]. Кантовскую концепцию Бога как «морального законодателя» Несмелов считал «юридической», противопоставляя ей внутреннее живое «богосознание» человека: истинная сущность религии «выражается только идеей богоподобия» [Там же, с. 263], на основе которой базируются идеи нравственности, морали и религиозного сознания. Несмелов переформулирует категорический императив Канта, который заключается, по его мнению, в «обязанности стремиться к достижению богоподобной жизни как жизни истинной» [Там же]. В оценке Несмелова Кант представал как «могучий анатом и плохой историк ума», который «мог только раскрыть сложный механизм умственной деятельности, а не объяснить эту деятельность» [Там же, с. 214].

    Вторым источником идей Несмелова (особенно в ранний период его творчества) явилась философия английского эмпиризма и теория познания Р. Декарта. К учению Дж. Локка, Т. Гоббса, Д. Юма, Дж. Беркли, а также позитивистов (Дж. Ст. Милля и Г. Спенсера) Несмелов обратился, рассуждая о критериях достоверности знания. Вслед за Локком Несмелов признавал, что в начале жизненного пути ум младенца представляет собой «чистый лист» («terra incognita» или «tabula rasa») [Там же, с. 35]. Первичным актом психической деятельности ребенка выступают впечатления, первоначально единые, затем разделяемые субъектом на внутренние и внешние. Начиная с античности, философы невольно заключали себя в «догматический круг»: «Реальное знание они полагали критерием бытия, а бытие полагали критерием реального знания» [Там же, с. 108]. Этот «круг» нарушил Р. Декарт, выдвинув принцип радикального сомнения, и выведя из него доказательства существования личности (cogito ergo sum) и бытия Бога (вследствие наличия у человека идеи Верховного Существа). Теория познания Декарта, по мысли Несмелова, стала основой для появления эмпиризма, трансформировавшись в идею о том, что окружающая индивида действительность реальна и существует сама по себе. Принцип cogito Декарта, развитый впоследствии Д. Юмом и И. Кантом, в учении Несмелова преобразовался в идею о безусловном примате самосознания в гносеологии и психологии.

    Третьим источником идей для Несмелова стало учение об антропологической сущности религии Л. Фейербаха. Признавая, что Фейербах «шел в решении нашего вопроса тем же самым путем, по которому и мы идем» [Там же, с. 128], Несмелов замечал при этом, что немецкий философ «дошел по нему только до средины» [Там же]. Основной идеей Фейербаха он считал постулат о том, что «богословие в действительности и по своему последнему основанию, и по своему конечному результату есть только антропология» [Там же, с. 129]. В противоположность атеистическим выводам Фейербаха в антропологической системе Несмелова человек рассматривался как «живой образ Бога», тем самым, как отмечал Н.А. Бердяев, «основная мысль Фейербаха об антропологической тайне религии обращена им (Несмеловым. – А.Б.) в орудие защиты христианства» [Бердяев, 1909, с. 70].

  • Sources

  • Несмелов В.И. Наука о человеке: в 2 т. Казань, 1994.
  • Снегирев В.А. Психология: Систематический курс чтений по психологии. Харьков, 1893.
  • Bibliography

  • Бердяев Н.А. Опыт философского оправдания христианства (о книге В. Несмелова «Наука о человеке») // Русская мысль. 1909. № IX. С. 54–72.
  • Замилов В.Н. Антропология Л. Фейербаха и В. Несмелова: сравнительный анализ // Философское образование. 2002. № 7. С. 56–64.
  • Нижников С.А. В. Несмелов и И. Кант: антропология теистическая и трансцендентальная // Вестник ВятГУ. 2008. № 1. С. 12–17.
  • Стоянов Ю.А. Гносеологические воззрения В.А. Снегирева // Вече. 2004. № 16. С. 279–286.