Абсолютный реализм и онтогносеология С.Л. Франка

share the uri
  • Абсолютный реализм и онтогносеология С.Л. Франка

    Свое философское учение Франк называет «абсолютным реализмом», точнее – «абсолютным или конкретным идеал-реализмом» [Франк, 1915, с. VII]. Франк решает основной гносеологический вопрос – «о природе и условиях возможности знания» – путем соединения гносеологии с онтологией. Гносеология как теория познания, часто склонная к психологизму, заменяется теорией знания, ориентированной на исследование предмета знания. Такой синтез Франк называет аристотелевским термином «первая философия», определяя её как «ни на что иное уже не опирающееся исследование основных начал бытия, на почве которых впервые возможно различение между знанием и предметом знания» [Франк, 1915, с. V–VI].

    Всякое знание наряду с моментом определённости предполагает нечто неопределённое, неизвестное – непостижимое основание этой определённости. Парадокс знания состоит в том, что «мы знаем то, чего мы не знаем», и это «то, чего мы не знаем, есть для нас основа и носитель того, что мы знаем» [Франк, 1915, с. 25]. Чистая определённость – собственно содержание, имманентное нашему сознанию, становится знанием лишь в своей связи с трансцендентным предметом в качестве содержания этого предмета. Неизвестное не является какой-то недоступной «вещью самой по себе», оно «именно в этом своем характере неизвестности и неданности дано нам с такой же очевидностью и первичностью, как и содержания непосредственного опыта» [Франк, 1915, с. 111]. Это нечто «имеющееся» окружает со всех сторон «данное» нам что-то.

    Франк различает в содержании нашего опыта то, что как бы непосредственно «дано» и трансформируется отвлечённым знанием в содержание, выражаемое в понятиях и логических суждениях, и то, что, не будучи воспринимаемым как непосредственно «данное», тем не менее фактически имеется в нашем опыте, являясь неустранимым «фоном», «горизонтом», «атмосферой» для данного. Это «неданное», но «имеющееся», есть всеединство, которое не может «трансформироваться» в содержание отвлечённого знания, а может быть лишь «схвачено» в этой своей целостности и конкретности. Это «схватывание» всеединства, «обладание» им, Франк именует «интуицией целостного бытия как такового» [Франк, 1915, с. 241].

    В отношении к отвлеченному знанию интуиция предстаёт основой, логически предшествующей ему «единой направленностью» на «целостное бытие». Однако эта интуиция является, в сущности, неполной и недостаточной. Во-первых, она является обладанием отдельным предметом во всеединстве, а не всеединством во всей его полноте (что, впрочем, и не может быть доступно человеку). Во-вторых, эта интуиция остаётся созерцательной, т.е. интуицией сознания, которое действует здесь (в актах внимания и актуализации, «первом определении» и «первом объединении») в качестве сознания, т.е. субъекта, противопоставленного объекту.

    Решение гносеологической задачи Франк видит в выходе за пределы понятия сознания как последней основы теории знания и усмотрении основы отношения сознания к «предмету» в сверхвременном единстве, данном нам не в форме сознания, а в форме бытия. Это не предметное, а абсолютное бытие как абсолютно имманентная основа всякой трансцендентности – «не бытие для другого, а чистое бытие-для-себя, но такое бытие для себя, которое предшествует раздвоению на субъект и объект и есть абсолютно единое в себе и для-себя-бытие» [Там же, с. 156].

    Абсолютное бытие, которому в качестве бытия принадлежит и наше сознание, есть присутствующее в нас первичное единство, на почве которого впервые становится возможным раздвоение между познающим сознанием и его предметом. Абсолютное бытие как конкретная металогическая реальность «не совпадает ни с каким комплексом определенностей» [Франк, 1939, с. 52]. Иррациональность, или конкретность бытия раскрывается Франком через такие его характеристики, как трансдефинитность, индивидуальность, трансфинитность, становление, потенциальность и свобода.

    Трансдефинитное (неопределенное) в реальности есть то, что никогда не может быть освоено в системе понятий: в рациональном познании можно лишь касаться металогического существа реальности, улавливать его, истолковывать, но невозможно вполне адекватно овладеть им. Реальность как нечто трансдефинитное есть «нечто большее и иное, чем все, что мы можем познать в ней» [Там же, с. 53].

    Индивидуальность реальности является характеристикой её как целого и одновременно каждой ее части. Франк не отрицает логического реализма, рассматривая общее как объективное, а не субъективное единство. Но это общее так же конкретно, как и единичное, поэтому «в конкретном содержании реальности безусловно отсутствует множественное число» [Там же, с. 54]. Абстрагирование, «отвлечение» от индивидуального, делающее вообще возможным понятийное знание, одновременно удаляет его от конкретной реальности.

    Трансфинитность металогической реальности выводится из понимания определения как ограничения. При этом безграничность характеризует реальность не столько как «нечто большее и иное», чем всё мыслимое, сколько как «нечто большее и иное, чем все, что оно как бы в готовом, законченном виде уже есть» [Там же, с. 59].

    Обобщающая характеристика иррациональности бытия – его потенциальность, сущая мочь. «Если в бытии есть становление, то бытие есть нечто большее и иное, чем все, что уже наличествует в готовом виде, – а именно, оно есть и то, что еще будет или может быть» [Там же, с. 62]. И эта возможность есть одновременно и действительность – «все сущее есть и то, что оно еще не есть» [Там же, с. 64].

    Эта реальность как таковая, обладающая характеристиками иррациональности, индивидуальности, трансфинитности, становления, потенциальности и свободы, не может быть адекватно постигнута созерцательной интуицией в ее пассивной сопринадлежности абсолютному бытию, а может раскрываться только в переживании, точнее – в «мыслящем переживании», или «живом знании».

    Франк акцентирует внимание на онтологическом измерении «живого знания»: это не знание в обыденно-профанном значении, то есть определённая совокупность идей, понятий, даже интуитивных озарений, которые имеет субъект (индивидуальный, коллективный или трансцендентальный) об определённом объекте. Это не знание как определённое идеальное содержание мысли (которое, конечно, может получать определённую материальную форму, но при этом остаётся идеальным содержанием). Ударение в этом двойном термине Франк делает на первой части – это живое знание, живознание как жизнь, «непосредственно сама себя переживающая» [Франк, 1915, с. 156], это уже интуиция не индивидуального сознания, а самой жизни как «индивидуальной сверхиндивидуальности». Это сама действительность как она сама себе открывается, «непосредственное самобытие» (unmittelbares Selbstsein) [Франк, 1939, с. 122]. Метафизика Франка строится как онтология самораскрывающегося абсолютного бытия, в которой «живое знание» занимает место ключевой гносеологической категории в онтологическом измерении, и ключевой онтологической категории в измерении гносеологическом.

    Таким образом, «сознаваемость» не есть универсальная, всеобъемлющая форма для всего доступного нам – нам доступно и бытие как таковое. Сознание есть «интенциональность», направленность на трансцендентное, но эта направленность возможна лишь на основе бытийности самого сознания. Сознание есть «поток актуальных переживаний, объединенный сверхвременным единством и тем самым уже содержащий в себе самом отношение к своему запредельному» [Франк, 1915, с. 150]. С одной стороны, мы имеем всю безграничность абсолютного бытия, ибо слиты с ним и неотделимы от него, как и оно – от нас; с другой стороны, оно не превращается в чисто имманентное «содержание нашего сознания», ибо сознание есть лишь малая часть этого бытия – именно актуальная часть непосредственно очевидного бытия, за пределами которого мы имеем абсолютно достоверное бытие, не присутствующее, однако, актуально в сознании. «…Мы непосредственно и вечно обладаем в форме бытия тем, что в форме содержания знания есть лишь результат особого процесса познавания» [Франк, 1915, с. 178]. Человеческое сознание в его интенциональности оказывается особой формой реальности – это реальность, «открывающаяся самой себе», её бытие есть «непосредственное бытие-для-себя, самопрозрачность», открывающаяся нам в «форме живого знания» [Франк, 1997, с. 222].

    В своей онтогносеологии Франк оперирует – в различной пропорции в работах разных периодов – категориями «абсолютное бытие», «всеединство», «реальность». Все они, однако, оказываются недостаточными для раскрытия всех признаков Божества как исконной первоосновы, которую мы должны постигать «по аналогии с жизнью и в этом смысле называть её первожизнью, живым первоисточником жизни» [Франк, 1939, с. 226]. Первооснование (Божество) есть не только онтологическая почва, но также ценность и истина, не только наличествующее бытие, но также творчество и созидание.

    Концепция творчества Франка основывается на понимании абсолютного бытия как всеединого «лона неопределённости и становления», при этом он обращается к анализу новейших естественнонаучных открытий. Обращая внимание на разнообразные явления, свидетельствующие о действии закона энтропии, говорящего о необратимых процессах рассеивания энергии, прекращения движения, уменьшения меры неопределённости состояния физических систем, Франк придаёт этому закону всеобщий характер: закон постепенного затухания творческого толчка, утраты качественного разнообразия жизни присущ не только природе, но и обществу. Но если физика сформулировала закон неубывания энтропии, то метафизика формулирует идею первичности и неустранимости творческого начала, творческой силы, обеспечивающей существование и развитие мира. Идея длительности творения предполагает понимание того, что в мире нет ничего абсолютно постоянного и в то же время абсолютно невозможного. И космология, и биология, и социология, и антропология свидетельствуют о непрерывности творения. Отсюда основной космологический и онтологический тезис концепции творчества Франка: «…Бытие (в измерении времени) есть борьба между творческим и разрушающим началом. И если мир доселе существует, то гораздо более вероятно не то, что он еще не успел умереть и разложиться <…>, а то, что творческое начало противостоит разрушающему и – в общем и целом – его одолевает» [Франк, 2001, с. 364].

    При этом в составе позитивной творческой активности Франк различает два момента: «1) активность самоутверждения или самосохранения в борьбе против беспрерывно ослабляющих, разрушающих сил – начало консерватизма, которое само есть творческое начало, упорство непрерывного поддержания живой формирующей силы; 2) активность развития, формирования, творчества нового, самовоплощения, прогрессивного внедрения духа в материю и выражения в ней» [Там же, с. 361]. Консерватизм и прогрессивная активность оказываются, таким образом, одним и тем же началом, только разной степени силы. Творческое начало не ограничивается творением новых, высших, лучших форм, оно действует уже в сохранении достигнутого.

  • Sources

  • Франк С.Л. <Размышления. Первая философия> // Исследования по истории русской мысли: Ежегодник за 2016–2017 год. М., 2017. С. 39–134.
  • Франк С.Л. Мысли в страшные дни // Франк С.Л. Непрочитанное… Статьи, письма, воспоминания. М., 2001. С. 347–393.
  • Франк С.Л. Непостижимое. Онтологическое введение в философию религии. Париж, 1939.
  • Франк С.Л. Предмет знания. Об основах и пределах отвлечённого знания. Пг., 1915.
  • Франк С.Л. Реальность и человек. Метафизика человеческого бытия // Франк С.Л. Реальность и человек. М., 1997. С. 208–431.
  • Bibliography

  • Ehlen P. Russische Religionsphilosophie im 20. Jahrhundert: Simon L. Frank. Das Gottmenschliche des Menschen. Freiburg, 2009.
  • Nazarova O. Das Problem der Wiedergeburt und Neubegründung der Metaphysik am Beispiel der christlichen philosophischen Traditionen: der russischen religiösen Philosophie (Simon L. Frank) und der deutschsprachigen neuscholastischen Philosophie (Emerich Coreth). München, 2017.
  • Аляев Г.Е. «Живое знание» в философии С. Франка: гносеологический, онтологический и этико-антропологический контекст // Мысль. 2014. Вып. 16. С. 19–32.
  • Аляев Г.Е. «Мысли в страшные дни»: дополнения. Предисловие к публикации фрагментов из записных книжек С.Л. Франка // Соловьёвские исследования. 2015. Вып. 4(48). С. 86–101.
  • Аляев Г.Е. Семен Франк. М., 2017.
  • Назарова О.А. Онтологическое обоснование интуитивизма в философии С.Л. Франка. М., 2003.
  • Элен П. Семен Л. Франк: Философ христианского гуманизма. М., 2012.